KYRGYZSTAN

 

 

 

 

KYRGYZSTAN

KYRGYZSTAN

Population: 5.482.000

Area: 199.900 km2

 

 

 

2016

 

 

Column of Chinese military vehicles crossed the Kyrgyz border in Naryn region, on September 18, 2016 !!!

 

Terror in Kyrgyzstan

(youtube)

Fight of the opposition in Kyrgyzstan

(youtube)

Revolution in Kyrgyzstan

(youtube)

 

 

2015

world imperialist interest in Kyrgyzstan:

strategy of global dominance:

to exploit the Kyrgyz workers and to gobble up all the riches of the Kyrgyz country

 

World imperialists - Hands off Kyrgyzstan !!

 

Chinese imperialists get out of Kyrgyzstan !

 

 

 

 

 

Russian imperialists get out of Kyrgyzstan !

 

 

 

 

 

USA-imperialists get out of Kyrgyzstan !

 

USA- Airbase in Kyrgyzstan

 

 

 

 

 

 

Imperialists from India - get out of Kyrgyzstan !

 

Imperialists all over the world - Hands off Kyrgyzstan !

 

2013

 

Kumtor

Gold-Mine Strike

Bildergebnis für Kumtor gold mine

 

 

 

A pipe releases tilling waste from the Kumtor gold mine into a man-made lake

 

 

Bildergebnis für Kumtor gold mine

destruction of the environment for the profits of the mine-owners!

 

 

Canadian imperialists - get out of Kyrgyzstan !

Kyrgyz gold belongs to the Kyrgyz miners !

 

 

 

Bildergebnis für Kumtor gold mine

 

The mine, operated by Toronto-based Centerra Gold (TSX:CG), is the largest foreign-owned gold mine in the former Soviet Union. It accounts for about 12 per cent of the nation's economy

 

Kumtor Gold Mine is the second-highest gold mining operation in the world. The mine is 100 percent owned by the Canadian mining company

 

Bildergebnis für Kumtor gold mine

 

The strikers demand Kumtor Operating Company to compensate their payments to Kyrgyz Social Fund, which were not realized by the company in previous years.

Moreover, Kumtor Operating Company's employees demand to transfer insurance payments to their private personalized accounts for 1993-2009.

Employee's salaries decreased greatly.


 

Bildergebnis für Kumtor gold mine

 

Bildergebnis für Kumtor gold mine

 

 

 

Bildergebnis für Kumtor gold mine

 

Bildergebnis für Kumtor gold mine

 

 

 

 

 

Bildergebnis für Kumtor gold mine

 

 

 

 

 

May 2013

A state of emergency has been declared in northern Kyrgyzstan after clashes broke out between police and local residents protesting and disrupting services to the country's biggest gold mine, Kumtor. Dozens of people had been injured in the clashes in the village of Barskoon on May 31. Police used tear gas against the workers and that concussion and fragmentation grenades exploded near the scene where around 3,000 protesters were gathered.

 

 

 

Miners against deal on Kumtor mine in Kyrgyzstan. They kidnapped the local governor.

Hundreds storm office of Canadian mine in Kyrgyzstan, 55 wounded

 

 

Kyrgyzstan protests

 

2010

 

Protesters blocked Kyrgyzstan-China highway in the southern region of the country.

 

January 2010

 

 

 

April 7, 2010

In 2010, the government was overthrown and clashes between ethnic Kyrgyz and minority Uzbeks killed at least 470 people, mostly Uzbeks, and displaced about 400,000 people.

 

 

 

Protesters try to take a rocket propelled grenade (RPG) from a riot policeman during clashes in Bishkek.

 

 

A protester carries a rocket propelled grenade (RPG) and a riot shield during clashes with riot police in Bishkek.

 

 

This combination of pictures shows a Kyrgyz opposition supporter (C) being led away by police and (R) the same man laying dead on the ground a few hours later during an anti-government protest in Bishkek.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

* * *

 

 

 

 

Stalin offered Kyrgyzstan official Republic status in 1936

 

In 1926, the city became the capital of the newly established Kirghiz ASSR and was renamed Frunze after the Bolshevik hero, Mikhail Frunze, who was one of Lenin's close associates, who was born in Bishkek

 

 

 

До 1919 г. Михаил Васильевич писал и называл свою фамилию — Фрунзэ, что означало в переводе с молдавского– «лист». В Бессарабии много народных песен, где есть слова «фрунзэ верди» - лист зеленый. Ведь отец Фрунзэ Василий Михайлович (1854-1897) был по национальности молдаванин, а по происхождению крестьянин Захарьевской волости Тираспольского уезда Херсонской губернии. После окончания Московской фельдшерской школы он был призван в армию и направлен в Туркестан, где служил военным фельдшером. Отбыв срок военной службы в 1879 г., поселился в Пишпеке (Бишкеке) и стал работать фельдшером. Мать Михаила Мавра Ефимовна Бочкарева (1861-1933) крестьянка из русских, переселившихся в 70-х годах из Воронежской губернии в Семиречье. Здесь в 1879 г. она вышла замуж за В.М. Фрунзэ. В семье Василия Михайловича и Мавры Ефимовны было пять детей: Константин (1881-1940, Герой Социалистического Труда), Михаил Васильевич (1885-1925), Клавдия (1887-1948), Людмила (1890-1959) и Лидия (1898-1978, родилась уже без отца).

Михаил Васильевич Фрунзэ родился 21 января (2 февраля) в городе Пишпеке (Бишкеке, в советское время Фрунзе – столица Киргизской ССР) Семиреченской области Туркестанского края. В 1896 г. окончил Пишпекское городское училище, после чего 8 лет до 1904 г. учился в гимназии в городе Верный (Алма-Ата). У него на руках был документ, в котором значилось, что он окончил «с золотой медалью, имея в аттестате при отличном поведении и прилежании круглые пять по всем предметам». Его дальнейшая цель была: только Петербург, политехникум, экономическое отделение. Золотая медаль открывала ему дорогу в любое высшее учебное заведение страны. Царские чиновники почитали медалистов людьми благонадежными. Ему было 19 лет, он был здоровый и жизнерадостный, только тревожно было за брата Константина, уехавшего на фронт с японцами. Обжигала также память об отце, умершем как-то нелепо, вдруг. Тревожно было и за мать с тремя дочерями, добывающая пропитание тяжким трудом то прачки, то портнихи. Фрунзэ ехал в Петербург. В его вещевой корзине лежало рекомендательное письмо от ссыльного из города Верного Иосифа Сенчиковского писателю Анненскому, другу Короленко и Горького. Шел август 1904 г. Почти десять дней Михаил ехал на тряской узбекской арбе к железной дороге, где занял место в вагоне четвертого класса. Питался чуреками, запивая кумысом. У моря перешел на копченую и вяленую рыбу. В Оренбурге была пересадка. Михаилу досталось место в вагоне третьего класса. Он долго не мог уснуть, нахлынули воспоминания, в которых была и радость, и грусть прожитых лет. Детство не было босоногим, пока был жив отец. Кроме скудного фельдшерского жалования отец всегда приносил еду, которой угощали «иноверцы» из кишлаков и аулов. Отказаться нельзя - нанесешь кунаку кровную обиду. Семиреченский губернатор фон Таубе разрушил все. Он увидел в больнице, где работал отец, на койках киргизов и пришел в ярость: «Превратили больницу в зверинец! Кто додумался поместить сюда инородцев?». Отцу пришлось искать другую работу. Умер он в другом городе в комнате при больнице. Жизнь стала намного тяжелее. Мать с двумя девочками переехала в Верный, чтобы быть ближе к сыновьям, которые там учились. Но вскоре пришлось снова возвратиться в Пишпек. В семье уже хотели забрать Мишу из гимназии, но пошли навстречу местные старшины, которые выделили ему пенсион – 120 рублей в год до окончания курса. От педагога Стратилатова Миша и другие гимназисты узнали о запрещенных писателях – Чернышевском, Добролюбове, Горьком. Подружился Миша со студентом Петербургского университета Тихомирова, отбывавшего ссылку в Верном. Он привозил несколько номеров «Искры», книгу Н. Ленина «Что делать?», брошюру Плеханова «Социализм и политическая борьба». Огромную ошибку допускало царское правительство: одной рукой душило революционную мысль, а другой рассеивало ее по необъятным просторам страны. Каждый ссыльный вскоре обрастал в глухомани своей «школой» или группой, создавал кружки и молодежь жадно тянулась в эти кружки и группы. Чем опаснее для царя был политический деятель, тем дальше угоняли его от столиц империи и других крупных городов. И вчерашняя глухомань под влиянием пропаганды такого деятеля рождала революционную смену намного активнее, чем тихие губернские города центральной России. Феноменально! Такой кружок самообразования посещал и Михаил Фрунзэ. Гимназическое начальство негодовало: «Кто-то возбуждает умы гимназистов! Кто-то внушает им мысль о неповиновении! Крамола, господа!» 

Миша никогда не носил новую одежду, ему перешивали из того, что осталось от старшего брата. Он всегда был опрятен, приучен к чистоте и порядку, следил за собой и берег вещи. Даже в походе по Тянь-Шаню с друзьями, он берег свою одежду. Эту поездку организовал через Географическое общество отец одного приятеля Миши. Перед ними стояла задача собрать в пути коллекции трав и бабочек и занести в дневники свои впечатления. За 68 дней было пройдено около 3 тыс. верст (3,2 тыс. км), преодолено 16 перевалов (из них 9 снеговых). Экспедиция собрала 1200 образцов растений, 3000 насекомых и передала все это в Императорское географическое общество и Ботанический фонд академии. Михаилу Фрунзэ за большой сбор растений была вынесена благодарность и пожелание работать впредь по этой линии. Но у него уже определилась своя «линия: экономика, которая избавит от неравенства и нищеты. В Москве Михаил случайно встретил незнакомого парня, который сказал: «Хочешь быть человеком, равняйся на большевиков: вся правда у них. А большевики там, где Ленин».

На экономический факультет Петербургского политехнического института в 1904 г. Фрунзэ был зачислен без стипендии. Хорошо, что брат Константин прислал немного денег, да новые друзья помогли устроиться преподавать два раза в неделю. Институт был новый. В 1904 г. производился только третий набор. В нем в то время работал Д. Менделеев (с 1890 г. он не преподавал из-за конфликта с министром народного просвещения Деляновым), изобретатель радио А. Попов, основоположник термической обработки стали Д. Чернов и другие. Михаилу больше других нравилась химия, политическая экономия и история. Он постоянно читал в библиотеке книги, журналы, газеты. В газетах его прежде всего привлекали статьи о русско-японской войне. Михаил когда-то в детстве мечтал быть генералом. С большим интересом он листал книги по истории войн. Но в этой войне ему не хотелось быть генералом. Постепенно интерес к учебе начал ослабевать. Фрунзе искал и нашел людей, которые выступали против царизма, т.е. большевиков. Он неоднократно встречался с Анненским, М. Горьким, В. Короленко, Крыленко и многими молодыми революционерами. Повидал он Гапона и страстно выступил против его проповеди, восхвалявшей царя. Участвовал Михаил и в демонстрации под лозунгами: «Долой самодержавие!», «Долой войну!», «Да здравствует социализм!» Михаила на этой демонстрации 28 ноября 1904 г. взяла полиция избитым и почти без сознания. В полицейском участке он назвался Борисом Константиновичем Точайским из города Петровска Саратовской губернии. Ему определили 12 декабря 1904 г. отметиться в полиции и в тот же день покинуть столицу. После разгрома демонстрации было арестовано 118 человек, из них больше половины – студенты. 10 декабря 1904 г. Фрунзэ подал прошение директору института разрешить ему месячный отпуск в Москву, получил его и 12 числа уехал. С собой он увез корзину запрещенной литературы. Отпуск у него был до 10 января 1905 г. В Петровске он развернул такую деятельность, что полиция всполошилась: рассказывал о войне с японцами, о бездарном генерале Куропаткине и вице-адмирале Рожественском, о поражении царизма на Дальнем Востоке, о попе Гапоне и демонстрации 28 ноября. Петровские мастеровые даже прекратили пить, а торгаши спиртным очень обеспокоились. Точайского (Фрунзэ) исправник вызвал 3 января на откровенный разговор, но он уже 2 января был в Санкт-Петербурге, который бурлил. 7 января бастовало 130 тыс. человек. 6 января в день крещения при водосвятии на Неве возле Зимнего дворца из Петропавловской крепости шарахнули картечью по свите царя, задели помост около его павильона и фасад дворца. Царь быстро покинул столицу. Большевики по всему городу разоблачали Гапона и его затею идти с петицией к царю. Большевики решили: если шествие остановить нельзя, надо идти вместе со всеми и использовать событие в своих политических целях. 9 января началось шествие 140 тыс. человек. Солдаты открыли огонь. Михаил был ранен в правую руку. Кругом была кровь и трупы. Слышались выкрики: «К оружию, товарищи! На баррикады! Царь умер, да здравствует революция! Во многих местах были построены баррикады и проволочные заграждения. Толпа отнимала у солдат оружие. Михаил добрался до своего общежития и проспал целые сутки. 10 января он написал письмо матери в Пишпек: «… Потоки крови, пролитые 9 января, требуют расплаты. Жребий брошен. Рубикон перейден, дорога определилась. Отдаю всего себя революции. Путь, выбранный мною, не гладкий».

После Кровавого воскресенья Михаил пробыл в Петербурге не более двух месяцев. С 12 февраля он не посещал институт, написав прошение об отпуске до 1 сентября 1905 г. Его просьбу удовлетворили. 17 января закончилась забастовка питерских рабочих, но неделей раньше началась всеобщая стачка в Москве, затем в Риге, Варшаве, Тифлисе. В Петербурге тоже было неспокойно.11 января 30 тысяч рабочих Колпино повторили поход к царю в Царское Село. В 5 верстах от Колпино они были встречены артиллерийским и ружейно-пулеметным огнем. Демонстранты отступили, не успев подобрать убитых и раненых. Но они мстили царю, нападая на Царскосельскую железную дорогу, разобрав 7 км рельсового пути. Фрунзэ только 18 января вышел из дома на Лесной и поехал в город. Он встретился с большевиком по кличке Барон, который заявил, что в Петербурге социал-демократия оказалась не на высоте, но она победила морально и политически. Он сказал, что нужно устремлять силы в провинцию и предложил Фрунзэ с соответствующей литературой выехать в Москву и там развернуть агитацию. Он сообщил, что после поражения в Петербурге большевиков стало в три раза больше. В начале марта 1905 г. Михаил, перевоплотившийся в мастерового, начал агитационное турне по Центру и Югу России. Ему недавно минуло 20 лет. Он побывал в Екатеринославе, Ливнах, Владимире, в Москве. В Москве, и особенно в Питере, свирепствовали каратели. Правительство объявило гражданскую войну своему народу; призвало разжигать национальную, расовую вражду, создавать «черные сотни». Фрунзе, имея при себе литературу и 10 пистолетов, направлялся в Иваново-Вознесенск. Туда он прибыл 6 мая 1905 г. и направился на встречу с руководителем комитета РСДРП Ф. Афанасьевым (по кличке Отец). Здесь он встретился и подружился с Андреем Бубновым – будущим начальником Политического управления РККА. Фрунзе был теперь мещанин города Коврова Семен Антонович Безрученков. В Иваново-Вознесенске 9 мая готовили партийную конференцию, а 12 мая – забастовку. Забастовка началась митингом, на котором присутствовало 75 тыс. рабочих. На трибуне Фрунзэ, он говорил хорошие, большевистские слова. Его речь сопровождалась одобрительным гулом (тогда еще не принято было на рабочих митингах аплодировать). Забастовка продолжалась и расширялась. В ходе нее родились Советы Рабочих Депутатов. Возникло двоевластие. Забастовку ткачей поддерживали рабочие Петербурга, Москвы, Ярославля, Иркутска, Риги, Варшавы, Екатеринослава; присылали денежные средства из Женевы, Гамбурга, Берлина, Бремена, Нью-Йорка. Это было живое воплощение лозунга: «Пролетарии всех стран – соединяйтесь!». Фрунзэ в этой знаменитой стачке иваново-вознесенских ткачей принадлежала исключительно важная роль. По теперешним меркам он был комиссаром Совета, умным, тактичным и очень деятельным членом партии, который поддерживал в товарищах дисциплину и энергию, немыслимую без самоотвержения. Выступая перед рабочими, он наизусть цитировал большие куски из «Манифеста Коммунистической партии» Маркса и Энгельса и из книги Ленина «Что делать?»

В майские дни 1905 г. постепенно обнаруживается одно из сильнейших призваний Фрунзэ как военного организатора. Давняя детская мечта стать генералом вдруг воплотилась в конкретных делах во время стачки. Он создал боевую дружину из 70 человек, учил их владеть оружием, написал устав. Дружину он называл «ядром будущей революционной армии восставшего народа». Дружинники не верили: «Какая же это армия, смех один. А где пулеметы, пушки, генералы?» Михаил отвечал, что оружие будет, а генералами будем сами: не боги горшки обжигают. Стачка завершилась 23 июля. В.И. Ленин высоко ценил действия иваново-вознесенцев. 15 июля 1905 г. Трифоныч (Фрунзэ) по решению Иваново-Вознесенского комитета РСДРП переселился в Шую; там нужен был человек, способный дать бой меньшевикам и эсерам. Теперь его звали Арсений. Теперь он по паспорту не Безрученков, а Иван Яковлевич Корягин, приказчик швейной фирмы «Зингер», прибывший в Шую по торговым делам. Агитация, пропаганда, подготовка агитаторов, выпуск листовок, создание боевой дружины, обеспечение ее оружием и обучение владению этим оружием, изготовление взрывчатки и бомб, нападение на жандармов и постовых – вот перечень задач, которые решал Арсений и его товарищи в Шуе. 10 октября 1905 г. он получил известие о том, что его исключают из института за неявку на занятия в осеннем полугодии.

Полиции удалось напасть на след революционеров и в том числе на след Трифоныча. 29 октября Фрунзэ и его товарищи были схвачены. У Фрунзэ казаки нашли маузер и патроны к нему, на шею ему надели петлю аркана, притороченного к седлу и погнали лошадь рысью. Такого издевательства карателей над личностью революционера не было со времен Батыя и Чингисхана. Фрунзе бежал за лошадью, держа аркан руками, чтобы не задохнуться. Потеряв сознание, он упал и повредил левую ногу. След увечья остался на всю жизнь: при всяком неосторожном движении соскальзывала коленная чашечка, вызывая страшную боль. А через 20 лет во время парада на Красной площади сбилась чашечка, когда он спрыгнул с коня. Вправлять ее он постеснялся и в таком состоянии обходил войска, превозмогая нестерпимую боль… В Ямской тюрьме Фрунзе и его друзей постоянно избивали жестоким образом. Их арестовали на 14 суток за ношение оружия. 30 ноября 1905 г. Михаила выслали в Казань под надзор полиции, откуда нелегально он возвратился в Шую и сражался с 10 по 18 декабря 1905 г. на баррикадах Пресни в Москве во главе отряда ивановских и шуйских дружинников. 19 декабря бои на баррикадах практически прекратились. Арсений вернулся в Шую на второй день рождества. Он снова начал собирать вокруг себя большевиков для предстоящей борьбы. Прошла зима. В апреле 1906 г. готовился IV съезд РСДРП. Арсений (Фрунзэ), Химик (Бубнов), Бешеный Ткач (Е. Дунаев) – делегатами от Иваново-Вознесенска ехали в Петербург для встречи с Лениным. Ленин ждал их на даче «Ваза» (в районе станции Куоккала) 4 апреля. Здесь произошла дружеская беседа, в конце которой он сказал: «Берегите себя и теперь, и после, вы – «ценнейшее наше партийное имущество». В Стокгольм предстояло идти морем на пароходе. В одном месте пароход сел на камни и делегатам пришлось добираться на берег по канатам. Все были удивлены, что на берегу находился В.И. Ленин, одетый в морской бушлат и финскую кепку. Он подшучивал над тем, как большевики спасали друго-врагов, т.е. меньшевиков. Стокгольм понравился Фрунзэ: чисто вымытые тротуары, не было контраста между богатством и бедностью, даже король прогуливался без свиты и видимой охраны. На съезде Фрунзе встретил знакомых: И. Скворцова-Степанова, Е. Ярославского, З. Литвина-Седого, С. Гусева, А. Луначарского, Л. Красина, В. Воровского и познакомился с известными в узком кругу большевиками: Володиным (только в 1920 г. узнал, что это был К. Ворошилов. Конспирация!), Никаноровым (М. Калинин), Артамоновым (Ф. Сергеев-Артем). Новые и старые знакомые на заседаниях и в городе всегда держались кучкой. Ленин это заметил, и подойдя к ним сказал: «Я вас давно приметил – вы так все время своей кучкой, одной компанией и держитесь. Это хорошо. Была у нас «Могучая кучка» композиторов – Римский-Корсаков, Балакирев, Бородин, Мусоргский и другие. Они сказали свое новое слово в искусстве. А рабочий класс – это уже могучая организация. И нам предстоит не только сказать новое слово в революционной борьбе, но и покончить со старым миром угнетения и насилия, построить новую, замечательную жизнь». Ленин поинтересовался: «Давно хотел узнать у Вас, Товарищ Арсений, как это вам удалось в разгар забастовки создать рабочий университет на реке Талке? Что же вы там изучали?» «Рабочий университет–это очень громко сказано, Владимир Ильич, - сказал Арсений. – Просто время было горячее, но не хватало агитаторов, и мы решили подготовить их сами. В нашем Совете мы решили проводить учебные занятия. На берегу реки Талки, где собирался Совет, мы стали с рабочими изучать марксизм, задачи рабочего движения и другие дисциплины. В этой партийной школе мы подготовили около 200 агитаторов, и это очень помогло нам в оживлении работы в массах». Владимир Ильич отметил: «Без научных знаний, и особенно без знаний революционной теории, нельзя уверенно двигаться вперед. Если мы сумеем вооружить основную массу рабочих пониманием задач революции, мы победим наверняка, в кратчайшие исторические сроки и притом с наименьшими потерями». Это было сказано в 1906 году. Ленин не раз встречался с Арсением и наедине; ему импонировал этот самый молодой делегат съезда (Фрунзэ шел 22 год) с большим боевым опытом. В разговоре о восстании на Пресне Фрунзэ сказал, что ошибка была в неограниченной вере в оборону, а надо было наступать, кроме того у рабочих не было своего «офицерского корпуса», о котором справедливо писал Энгельс в «Антидюринге», недоставало и оружия. Съезд Арсению не понравился: меньшевики давили численностью и срывали важнейшие предложения большевиков. Фрунзэ возвратился в Шую 6 мая, его кругозор после съезда стал шире, он еще активнее повел политическую работу: массовки, митинги, летучки, кружки, лекции, организация типографии, боевая организация. Но не дремала и полиция. Его едва не арестовали на профсоюзном собрании, но отбили у полиции и спрятали дружинники Шуи. Летом в Шую приехала большевичка Ольга Варенцова, а Арсений уехал поправить здоровье к брату в село около Казани и возвратился в Шую в октябре 1906 г. и организовал нападение на полицию в Вичуге. Были взяты винтовки и много патронов. После этой акции Фрунзэ уехал в Петербург и с ноября 1906 по январь 1907 г. блестяще сдал все экзамены в институте за первый, второй и третий курсы. Это он сделал за 56 суток, работая по 12 часов в день. Приехал он в Шую в январе. В этот период в Шуе и Иваново-Вознесенске полиция обнаружила и разгромила две большевистских типографии, которые были очень нужны накануне выборов в Думу. У Фрунзе созрел дерзкий план: захватить лучшую в Шуе типографию и отпечатать в ней предвыборную листовку (две тысячи экземпляров). Эта операция началась 17 октября 1907 г. на исходе дня и завершилась через два часа. Арсений становился легендой. «Наш Арсений! Он все может!» – с гордостью говорили о нем рабочие. Его выдвинули кандидатом на V съезд РСДРП, но поехать в Копенгаген и Лондон ему не пришлось. 21 февраля 1907 г. Арсений совершил покушение на Урядника Перлова, разгромившего большевистскую типографию, но неудачно. Этот «террористический» акт был строго осужден товарищами по партии и Арсению объявлен выговор. В Шуе он прожил 17 месяцев под угрозой ареста. В ночь на 24 марта Арсения арестовали. Утром остановились все фабрики и тысячные толпы рабочих двинулись к канцелярии исправника и к тюрьме с лозунгами: «Свободу Арсению! Освободите Арсения! Разнесем тюрьму!». В Шую были вызваны войска и казаки. Фрунзе понял, что рабочие пойдут на штурм тюрьмы, что их расстреляют, а его убьют «при попытке к бегству». Он написал рабочим записку с просьбой разойтись. 25 марта Арсения отправили во Владимир. Его обвиняли по пяти статьям. Одна только 126 статья (принадлежность к боевой организации и руководство боевыми выступлениями) «тянула» на длительные каторжные работы. За принадлежность к партии большевиков давали не менее 4 лет каторги. За попытку низвергнуть существующий строй – каторга без срока. А за вооруженное восстание приговаривали к смертной казни на виселице. Арсения содержали во Владимирском централе, в камере №3. Арестованные писали о нем: «Рост средний; плотный и крепкий, стрижен «бобриком», чистые, ясные глаза. Лицо открытое, приветливое, на нем следы нанесенных при аресте побоев». У полиции была другая характеристика: рост – 1, 66 м, объем в поясе - 83 см, ширина плеч – 40 см, волосы русые, брови светлые, глаза серые, нос длиной – 4,5 см, осанка прямая, походка твердая. Узнав о тяжести обвинений, иваново-вознесенцы решили устроить побег Арсению. Побег не удался; было еще несколько попыток – тоже неудачных.

В первых числах декабря 1907 г. пришло неприятное известие из Петербурга: его уволили из института «за неявку на занятия и невзнос платы за обучение». В ходе следствия Арсения несколько раз вызывали на допрос в качестве свидетеля. Суд над начался 26 января 1909. г. Вердикт суда: мещанина Михаила Фрунзэ лишить всех прав состояния и подвергнуть смертной казни через повешение. В это время Фрунзэ мечтал: получить бы каторгу, теперь и она казалась волей. А на воле надо бороться, и только борьба есть символ жизни. За жизнь Арсения боролась партия, боролись многие. В.Г. Короленко напечатал статью в его защиту. 5 марта 1909 г. страшный приговор был отменен и «дело» передано на пересмотр. Но Фрунзе об этом не знал: днем он читал книги, изучал английский язык (французский знал в совершенстве уже давно), а по ночам прислушивался к шагам конвойных: кого поведут на казнь? Шли дни, недели, месяцы. 8 июля 1909 г. ему вручили обвинительный акт по делу Иваново-Вознесенского союза РСДРП. Фрунзэ и его друзья (всего 38 человек) обвинялись в принадлежности к РСДРП, в том, что они вели пропаганду среди рабочих Иваново-Вознесенского промышленного района, создавали тайные типографии, созывали митинги рабочих, создавали союзы в среде рабочих и крестьян, чтобы опираться на них в ходе вооруженного восстания, входили в сношения с местными чинами и войсками, убеждая перейти на сторону народа, когда тот возьмется за оружие. Время шло, а суда все не было. Фрунзэ изучил английский язык и мог свободно читать. Он организовал в тюрьме коммуну. Все, что попадало с воли, – шло в общий котел. Кормили в тюрьме очень плохо. Утром давали чайник с кипятком и полтора фунта хлеба; в обед – баланду из гнилой капусты и картофельных очисток, на второе – каша овсяная или перловая, обычно без масла. Редко давали кашу из пшена или гречки. Но не «хлебом» единым жив человек. Фрунзэ и Мицкевич устроили в тюрьме «литературный университет». Сначала записывали на бумаге по памяти стихи Некрасова, Шевченко и других. Затем появились «Мертвые души» Гоголя, «Капитанская дочка» Пушкина, «Униженные и оскорбленные» Достоевского. Занимались диктантом, которого не знала педагогическая наука: один диктовал, другой писал… в уме.

Очередное судебное заседание началось 5 февраля 1910 г. и закончилось через пять дней. Подсудимые все отрицали. Фрунзэ всю вину взял на себя. Ему дали четыре года каторжных работ. Однако 22 сентября 1910 г. снова слушалось дело о покушении на Перлова. Михаил Фрунзэ и Павел Гусев снова были приговорены к смертной казни через повешение. Целых два месяца Фрунзе просидел в камере смертников после второго смертного приговора, ожидая на рассвете стука в дверь. За это время он изучал… итальянский язык. И когда кончилось терпение, он решил повеситься сам. Изготовил петлю, закрепил ее и… в этот момент вошел присяжный поверенный с сообщением об отмене приговора. Но этому предшествовала огромная работа многих людей в прессе, в Государственной Думе и других местах. На этот раз Фрунзэ получил 10 лет каторжных работ. Исчислять срок приговора начали с 10 февраля 1910 г. Его поместили во Владимирский централ в 22 года, а покинул его в 27 лет с язвой желудка и туберкулезными очагами в легких. Процесс в легких усилился, появилось кровохарканье. Сестра Людмила начала хлопотать о переводе Михаила в одну из южных тюрем. 4 июня 1912 г. его перевели в Николаевский централ, где он пробыл два года. Во главе этой тюрьмы стоял подпоручик Колченко (обычно во главе крупных тюрем стояли полковники), который опасных преступников живыми из централа не выпускал. Узники работали не в цехах, а в камерах молча и при закрытых окнах. Фрунзэ постоянно думал над тем, как быстрее найти товарищей и совершить побег. Но о подготовке к побегу узнали надзиратели и Фрунзэ очутился в карцере. У него к старым болезням добавилась еще и болезнь глаз. Он не мог читать. Его перевели на работы в огороде и уже через месяц он почувствовал себя лучше. Он жадно накинулся на книги. В конце лета 1913 г. убрали из Николаевского централа ненавистного начальника Колченко. Пришел другой, режим стал мягче, разрешалось гулять полчаса. В начале 1914 г. Фрунзэ объявили, что каторжные работы ему заменяются вечным поселением в Сибири. 6 апреля 1914 г. он вышел из тюрьмы и в сопровождении конвоя направился к вокзалу, чтобы следовать в Сибирь. Через три недели поезд направился к Иркутску. 16 мая 1914 г. Арсений получил направление в Александровский централ в Ичерской волости Киренского уезда Иркутской губернии. После начала первой мировой войны ссыльных надо было быстрей разместить в ближайших уездах. Фрунзэ определили в село Манзурку в 180 км от Иркутска. И через пять суток, наконец, «воля»: можно ходить по селу, заходить в дома, говорить с людьми и читать. Смотри на солнце, набирайся сил для новой борьбы и никогда не забывай о побеге! Село Манзурка – 250 крепких теплых домов – лежало между озер, рядом с тайгой. В 60 км к северу было селение Качуг, там пролегала река Лена, рядом располагался уездный город Верхоленск. Южнее в 100 км от Манзурки – Байкал. Михаил пробыл в Манзурке меньше года. Позже там был организован музей. Эти места с давних пор были местами ссылки. В Манзурке Фрунзэ познакомился с В.В. Куйбышевым. Несколько раньше в этих местах отбывал срок Ф. Дзержинский. Фрунзэ удалось раздобыть инструмент и открыть столярную мастерскую. Это приносило кое-какой доход. Помимо этого, Михаил вел постоянную борьбу с меньшевиками и эсерами по политическим вопросам, а также по вопросам о войне. За революционную работу среди ссыльных в мае 1915 г. отправлен в Иркутск. В ночь на 9 августа 1915 г. перед самым Иркутском Фрунзэ бежал, добрался до Иркутска, а затем с паспортом на имя дворянина Владимира Григорьевича Василенко в конце августа с надежной явкой направлен в Читу. Здесь его устроили на работу временным агентом при статистическом отделе, но 1 января 1916 г. его уволили в связи с окончанием временных работ. На этой должности Фрунзе много ездил по Иркутску и Чите и познакомился со многими известными большевиками, которым всячески помогал. Жандармы это заметили и начали негласное наблюдение за господином Василенко. В Чите Михаил встретил девушку Софью Алексеевну Попову, которая вскоре стала его женой. Но это было потом, а сейчас нужно было, уходя от жандармов, уезжать в Центральную Россию – в Москву. Под видом больного с паспортом Павла Батурина Михаил Васильевич 8 суток добирался до Москвы и прибыл туда в апреле 1916 г. Здесь он планировал пробыть пять дней, а пробыл месяц. За это время он съездил на три дня в Петроград. Там назревала революция. Фрунзе рвался в армию, т.к. раскачать ее теперь, значит сделать верный шаг к победе. Его направили к Николаю Подвойскому, который организовал внедрение Фрунзэ в армию с паспортом на имя Михайлова Михаила Александровича. На Западном фронте, куда прибыл Фрунзэ в окопах и госпиталях находилось 1,5 млн. солдат, кроме разного рода обслуживающего персонала. В армии росли дезертирство и «самострелы». Солдатам, измученным войной до крайности, надо было указать выход из этой кровавой бойни. Это и делали большевики, рискуя жизнью. Везде создавали партийные ячейки и призывали кончать с войной и самодержавием. Михаила Васильевича (Михайлова) устроили статистиком. Рядом с ним была и жена Софья Алексеевна. У большевиков на Западном фронте и в Минской губернии не было партийного центра. Фрунзэ с группой товарищей организовали его и оформили подпольные отделения в 10-й и 3-й армиях Западного фронта. Они и возглавили массовые выступления солдат 14 августа 1916 г. на станции Осиповичи и на гомельском распределительном пункте.

В большевистской среде появился некто Романов (по кличке в охранке Пелагея). Он состоял в Русском бюро ЦК и в большевистской фракции Государственной думы. Это был матерый служака из охранки. Фрунзэ успел скрыться из 57-й бригады и затеряться среди сотрудников Земского союза, так как командующий фронтом генерал Эверт приказал заготовить ордер на его арест за «большевистскую пропаганду в частях». Спасло Михаила то, что он поздней осенью попал в минский госпиталь. Ему удалили аппендикс. Пролежав несколько дней в госпитале, он досрочно выписался. Друзья предложили ему уехать в рязанский глухой хутор, где жила мать революционерки Анны Додоновой. Больше месяца жил Фрунзэ на хуторе: утренняя зарядка, обливание холодной водой, разговоры с хозяйкой, чтение, прогулки, охота. Неизвестно, сколько бы это продолжалось, но пришла Февральская революция, и жизнь пошла по иному руслу.

Вся жизнь Михаила Васильевича как бы распадается на четыре обособленных этапа. Первый – радостное и грустное детство в Пишпеке; второй – отрочество в Верном и Петербурге; третий – революционная юность в «Ситцевом крае» (Иваново-Вознесенске и Шуе), начатая блестяще, но поломанная; мордобой казаков и полицейских, кандальный звон, неуемная тоска по воле. Четвертый период – с февраля 1917 г. – пора зрелости, государственной мудрости строителя новой жизни и выдающегося полководца пролетарской революции. Всю жизнь он учился. Знал марксистскую философию, экономику и право. Владел языками: русским, немецким, французским, итальянским, английским, польским и киргизским. Детское желание стать генералом никогда не угасало в его сознании. Он прекрасно знал военную историю, теорию войн и имел огромную практику ведения боевых действий на баррикадах и в общении с солдатами Западного фронта. С первых дней Февральской революции и до конца жизни он не расставался с оружием. Почти весь февраль 1917 г. он провел на передовой, передвигаясь вдоль линии фронта и беспрерывно сея смуту среди солдат. Он призывал: настало время открытой борьбы! Солдаты объединялись в подпольные ячейки и маленькие группы, связанные строжайшей революционной дисциплиной. Еще никем не избранный, Фрунзе (Михайлов) был признан в окопах большевистским вожаком – главным агитатором и организатором. В конце февраля в Петрограде развернулась всеобщая политическая стачка, она поддержана некоторыми армейскими частями и перерастала в вооруженное восстание. 1 марта телеграф принес известие о свержении царского правительства. Фрунзе ночью открыл совещание большевиков. Оно было пока еще нелегальным. Было решено в два-три дня создать в Минске Совет рабочих и солдатских депутатов и образовать народную милицию по опыту боевых дружин Иваново и Шуи. 4 марта Фрунзэ открыл первое легальное собрание большевиков Минска и представителей партийных организаций 3-й и 10-й армий. Михайлов был утвержден руководителем большевистской фракции в Совете. В тот же день начались выборы в частях Минского гарнизона. А в ночь на 5 марта Михайлов с отрядом народной милиции освободил из минской тюрьмы политических заключенных и разоружил полицию и жандармерию. Михаил Васильевич шутил: «Кто бы мог подумать, что, ненавидя всей душой полицию, я стану во главе народной милиции! Но законы революции имеют преобразующую силу и совершают всякие чудеса». Отряд Фрунзэ взял под охрану правительственные учреждения, почту и телеграф. 6 марта Минский Совет, по предложению Фрунзэ, организовал манифестацию трудящихся города и солдат. 8 марта объединились два Совета. Возник Минский Совет рабочих и солдатских депутатов – первая легальная массовая организация на Западном фронте. Михаил вел за собой большевистскую фракцию в Совете, был начальником народной милиции. Он отправлял в тюрьму саботажников, сурово пресекал спекуляцию хлебом и другими товарами, беспощадно судил мародеров. Он редактировал газету «Известия Минского Совета». Он всегда был среди людей; дела партийные, военные, крестьянские порой оттесняли милицейские функции. Хотелось повидаться с Лениным, возвратившимся из эмиграции, но пока не получалось. А Ленин в это время писал о власти - она должна быть только у Советов. Он писал о войне – ее надо кончать. Но это немыслимо без пролетарской революции, без свержения буржуазного Временного правительства. Ленин призывал идти вперед под красным знаменем, «ибо это есть знамя всемирной пролетарской революции». Пусть останется черное знамя у партий, которые правее кадетов. Пусть осенят себя желтым знаменем кадеты, «ибо это международное знамя рабочих, служащих капиталу не за страх, а за совесть». А с розовым знаменем пусть плетутся меньшевики всех оттенков и эсеры, «ибо вся их политика есть политика розовой водицы». В конце июня 1917 г. Фрунзэ и его товарищи в Минске создали большевистский комитет. Минская организация, по существу, военная, в это время насчитывала до 600 большевиков. С 17 июля 1917 г. удалось нелегально наладить выпуск большевистской газеты «Звезда». В 3-й армии в одной из дивизий Фрунзе добился, чтобы солдаты смещали старых и избирали новых командиров, организовал братание с немецкими солдатами. Когда Керенский задумал развернуть наступление 18 июня, в Минске забастовали все предприятия, во многих частях солдаты отказались идти в бой, а восемнадцать дивизий вышли из повиновения. Временное правительство применило санкции против них. Начались бои русских против русских с применением артиллерии и бронепоездов. Это были признаки гражданской войны, наступление было сорвано. Военные власти пытались арестовать Фрунзэ (Михайлова), но он срочно убыл в Минск. Фрунзэ – член фронтового комитета Западного фронта - избирается также председателем Совета крестьянских депутатов Минской и Виленской губерний. Через некоторое время он с группой белорусских делегатов уехал в Петроград на I Всероссийский съезд крестьянских депутатов. Здесь он встретился с Лениным, который предложил Михаилу Васильевичу возвратиться в Иваново или Шую. Там его ждут. Встречать «своего Арсения» собралась вся Шуя. Его на руках несли к трибуне. В честь его приезда Совет принял. решение 12 августа считать нерабочим днем. Всему городу запомнилась простая теплая фраза Арсения: «Ну, вот я и дома!» На следующий день в городе состоялся. большой митинг. Но вскоре ему пришлось уехать в Минск: Корнилов двинул войска на Петроград и Фрунзэ был необходим на Западном фронте. Минский Совет создал Временный военно-революционный комитет для нанесения удара по корниловщине. Начальником штаба революционных войск Минского района был назначен Фрунзэ. В это время он знакомится с С.М. Буденным. Вместе они решают, как разоружить и не пустить «дикую дивизию» на Петроград. Буденный успешно выполнил задачу: он высадил два эшелона «дикой», разоружил и отправил пешком в Быхов. Корниловщина потерпела крах, генерал Крымов застрелился. Временное правительство объявило Россию республикой. Фрунзе без конца ездит в Москву, Шую, Минск, Петроград. Везде у него дела. Со второй половины октября он постоянно обосновался в Шуе. Здесь во всем Иваново-Вознесенском районе уже за 1,5-2 месяца до Октябрьской революции была практически установлена диктатура пролетариата. 21 октября 1917 г. забастовало 300 тыс. текстильщиков «ситцевого края». Фрунзэ был избран председателем Шуйского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

В ночь с 25 на 26 октября 1917 г. пришло сообщение о том, что Временное правительство низложено, пролетарская революция победила. 27 октября организован уездный революционный комитет. Воинские части в полном подчинении комитета. Фрунзэ становится во главе вооруженных сил Шуйско-Ивановского района. 30 октября на помощь Москве он повел 2000 вооруженных рабочих и солдат и принимал непосредственное участие в Октябрьских боях. После разгрома белых в Москве 3 ноября все возвратились в Шую, где развернул бурную деятельность: национализировал банк, организовал продотряды в уезде, начал создавать первые коммуны. Но на повестке дня еще стоял вопрос о войне и мире. Советская власть издала Декрет о мире. Социал-демократическая партия Швеции предложила присудить Нобелевскую премию о мире за 1917 г. В.И. Ленину, но это предложение было отвергнуто европейскими буржуазными правительствами и Нобелевским комитетом. Советскую власть испытывали на прочность многочисленные враги. Нужно было защищаться. 15 января 1918 г. Ленин подписал декрет о создании РККА, а через тринадцать дней – Военно-Морского Флота. Одновременно была создана Академия генерального штаба. Фрунзэ начал формировать отряд добровольцев РККА в Шуе. По поводу подписания Брестского мира Фрунзэ, как и все ивановцы, был не согласен, он колебался, но недолго. Через пять дней он заверил Свердлова, что ивановцы пересмотрят свою позицию, и поддержат позицию В.И. Ленина. С организацией Иваново-Вознесенской губернии Фрунзэ стал председателем губисполкома. Все время был председателем Шуйского уездного комитета партии и Иваново-Вознесенского губернского комитета партии. Был делегатом на всех съездах Советов, начиная со второго. На уездном съезде Советов в Шуе Михаил Васильевич признал политическую ошибку перед товарищами за то, что увлек их против линии Ленина по вопросу о Брестском мире. Большевик Фрунзе нес непосильное бремя для блага людей труда в новой губернии. Голодный, спавший на солдатской койке три часа в сутки, он руководил губисполкомом и губернской организацией коммунистов, был главой совнархоза и военкомом. Ивановцам помогала хлебом, как могла, вся страна. Арсений таял на глазах. Через день его мучили боли в желудке. Он стал принимать соду. Боль временно затихала, но еще острее ощущался голод. В марте 1918 г. начался поход Антанты с целью «спасти Россию от большевиков». Фрунзэ удалось достать и завезти хлопок из Туркестана, пока не были перерезаны пути восставшими чехословаками. Он каждый день бился за топливо, отказался от нефти, которую нигде нельзя было раздобыть, и перевел фабрики на дрова и торф. Залежи торфа в губернии были огромными. Это была важная победа. Победа была одержана, кроме того и над анархистами, которые готовили выступление с оружием в руках против Советской власти. С ними было покончено через неделю. Быстро был решен вопрос и с кадрами. В ближайшем окружении Фрунзэ были прекрасные кадры, в основном, связанные с подпольем. Но были и молодые, например, А. Вронский и Д. Фурманов, искавший свой путь то у эсеров, то у меньшевиков, то у анархистов. Фурманов много сделал записей в дневнике, оставив ценные наблюдения и характеристики о Фрунзэ. Михаила Васильевича люди знали, верили ему, шли за ним, любили его. За своих людей он умел постоять до конца. Он мечтал о создании Политехнического института в Иваново и к осени 1918 г. дети ткачей вошли в его аудитории. Позарез нужны были инженеры, специалисты ткацкого дела. Преподавателей Арсений нашел в Петрограде и Москве и учебный процесс пошел. Но время было неспокойное. 6 июля 1918 г. левые эсеры подняли мятеж, убили германского посла Мирбаха. Все большевики – делегаты V съезда Советов, проходившего в Москве, были направлены на ликвидацию мятежа. Фрунзэ собрал вокруг себя боеспособный отряд и действовал решительно. Он лично на броневике объехал район Покровских ворот и обстрелял казармы, где содержался под арестом Ф.Э. Дзержинский. Захватив в плен четверых языков и получив от них ценные сведения Арсений очистил почтамт, Покровские казармы и освободил Дзержинского, Смидовича и Лациса. На заседании СНК по инициативе В.И. Ленина Дзержинский был отстранен от должности председателя ВЧК. Ленин был холоден и суров. Он предложил ярославцам, костромичам и ивановцам покинуть съезд и отправиться на места для ликвидации вспыхнувшего ярославского мятежа. Ленин похвалил Фрунзе за бой в Москве, а перед отъездом задал вопрос, не задумывался ли тот о военной деятельности. Фрунзэ много сделал в подавлении Ярославского мятежа. 21 июля мятежники капитулировали. А с 6 августа 1918 г. Фрунзе становится военным комиссаром Ярославского военного округа. Его округ включал огромную территорию – восемь губерний: Архангельскую, Северо-Двинскую, Вологодскую, Костромскую, Ярославскую, Владимирскую, Иваново-Вознесенскую и Тверскую. На севере округа шли бои с войсками Антанты, в других районах нередко поднимали голову кулаки. Сотни неотложных дел решал новый начальник округа: формировал две дивизии для Красной Армии; комплектовал курсы для подготовки командного и политического состава; привлекал и пересматривал тысячи офицеров и унтер-офицеров царской армии; развертывал всеобщее военное обучение рабочих и крестьян. Он сформировал и отправил на фронт 65 маршевых рот. Да и добровольцев ушло из округа на фронт более 70 тыс. человек. Но Фрунзэ неудержимо тянуло на фронт против Колчака. Он мечтал получить «полчишко», преимущественно конный. Но Михаил Васильевич согласно решению Оргбюро ЦК стал командующим 4-й армией Восточного фронта. С грустью отпустили своего любимца ивановцы. Вместе с ним на фронт убили 700 бойцов –добровольцев. Фрунзэ не сомневался в победе над врагом.

Штаб 4-й армии находился в Самаре. Арсений прибыл туда 31 января 1919 г. В городе повсюду были видны следы деятельности контрреволюционеров. Ближайший тыл не казался надежным. Многие эсеры, не добравшись до Колчака, рассеялись по станицам, селам, городам, проникли в части 4-й армии и сеяли смуту. Армия была не боеспособной. Против нее по фронту в 350 верст действовала Отдельная Уральская армия – почти 11 тыс. штыков и сабель. Из них больше половины конников. Белые отлично экипированы и не знают голода. Новому командарму было трудно. Но с помощью опытных военных специалистов Федора Новицкого и Дмитрия Карбышева Михаил Васильевич быстро разобрался в штабных и оперативных документах. После взятия Оренбурга и Уральска надо было развивать прорыв на Туркестан – к хлебу, нефти и хлопку. Но армия была раздроблена, дивизии и части разбросаны. Фрунзе провел инспекционную поездку в войска армии и пришел к выводу, что надо срочно ликвидировать расхлябанность, менять многих командиров и комиссаров, заново ставить политическую работу во всех звеньях. В конце февраля 1919 г. в штаб армии прибыл из академии В.И. Чапаев. В Начале марта армия еще не была приведена в боевую готовность, но Фрунзе уже планировал наступательные действия. В армии было всего 6 тыс. штыков, плохо было с оружием и боеприпасами. 2 марта он начал наступление. На главном направлении действовали части Чапаева. Вскоре был взят Лбищенск. Междуречье Волги и Урала стало советским. В это время «верховный правитель», т.е. Колчак дожидался удобного момента, чтобы предпринять рывок к Волге, а затем устремиться к Москве. Фрунзе работал лихорадочно, готовя армию к отпору врагу. Он старался укомплектовать части людьми, обеспечить войска оружием, снаряжением, обмундированием. Постоянно присутствовал на стрельбах новобранцев, создавал новые полки, торопил военного инженера Д. Карбышева, возводившего укрепления на Волге от Самары до Сызрани. Но кто-то невидимый ему мешал. Боеприпасы поступали медленно и в смехотворно малых количествах. Новые формирования не утверждались. Снаряжения и обмундирования для армии нельзя было добиться. Фрунзе чувствовал чью-то злую волю. Злым духом Фрунзе – объективно и субъективно был Троцкий. Он не желал видеть во Фрунзе пролетарского полководца нового типа. Фрунзе написал письмо в ЦК РКП (б), в котором высказывал мысль, что Колчак – главная опасность. В ответном письме Владимир Ильич поставил задачу: Колчака за Волгу не пускать, Волга должна быть советской! Фрунзе отлично понимал, что Колчак не фигура для России, и народ никогда его не примет. Но у него крепкая армия. Он начал наступление 4 марта 1919 г., имея в составе четырех армий 130 тыс. человек, 1300 пулеметов и 210 орудий. Его натиск на фронте 1800 км сдерживали шесть армий Восточного фронта – 101 тыс. штыков и сабель, 1817 пулеметов и 365 орудий. 5-я и 2-я армии начали отходить под ударами противника.

С 5 марта 1919 г. Фрунзе командует Южной группой малого состава. В нее входили 4-я армия и войска, пробившиеся через заслон белых из Средней Азии (из них вскоре была образована Туркестанская армия). Колчака нужно было сначала задержать, а затем нанести ему ответный удар. 10 апреля 1919 г. Фрунзе назначается командующим Южной группы войск расширенного состава. Теперь у него было четыре армии: Туркестанская (Г. Зиновьев), 1-я (Г. Гай), 4-я (вакантная) и 5-я (М. Тухачевский). Членом Реввоенсовета группы стал Валериан Куйбышев, а начальником штаба Федор Новицкий (бывший царский генерал). Фрунзе говорил: «Пока все не сделано, значит ничего не сделано». Фрунзе пока еще сомневался, куда нанести главный удар по врагу, но захваченные разведчиками В. Чапаева важные документы колчаковцев развеяли все сомнения. Решение было принято и приказ отдан. Начались три этапа славных наступательных операций Красной Армии на Восточном фронте: операция Бугурусланская (28 апреля-13 мая), Белебейская (15-19 мая) и Уфимская (25 мая-19 июня 1919 г.). В самый разгар Бугурусланской операции совершил предательство командир 74-й бригады 25-й Чапаевской дивизии Авалов (бывший полковник царской армии). Его назначил в 4-ю армию Троцкий. Авалов похитил оперативные документы и перебежал к белым. Под угрозой оказался весь план контрудара Южной группы. Фрунзе очень болезненно переживал этот мерзкий поступок. Колчак теперь знал замыслы Фрунзе. Расследовал это предательство Д. Фурманов. Операция успешно продолжалась и завершилась полной победой. Разгромлена Уфимская дивизия врага и уничтожены две бригады. Взято свыше 2000 пленных, три орудия и много пулеметов. Троцкий не мог спокойно реагировать на успехи Фрунзе и в целом Восточного фронта под командованием С.С. Каменева. Троцкий и главком Вацетис приказали сдать Симбирск, но Каменев ответил категорическим отказом. Троцкий этого не перенес и отстранил Каменева от командования фронтом. Пост Каменева занял генерал Самойло, переведенный с Северного фронта. Это было 9 мая, когда Фрунзе готовился начать Белебеевскую операцию. Самойло изменил все планы Фрунзе и перенес центр операции от Белебея и Уфы к северу от Камы. Фрунзе немедленно сообщил Самойло, что не согласен с его решением. Компромиссное решение было найдено и Фрунзе блестяще провел Белебеевскую операцию. Его войска продвинулись на 120-150 км и сорвали план выхода Колчака к Волге. А 19 мая пришла телеграмма РВС фронта о наступлении на Уфу. В телеграмме, кроме того, говорилось, что Троцкий готовит расправу с Фрунзе. Настроение было испорчено, но Михаил Васильевич продолжал упорно готовить Уфимскую операцию. 29 мая В.И. Ленин вернул С.С. Каменева на Восточный фронт. 23 мая Фрунзе подписал приказ о начале Уфимской операции и о том, что он вступил в командование войсками Туркестанской армией, оставаясь командующим Южной группой войск фронта. Операция была проведена успешно, противник отходил. Войска Фрунзе, преследуя врага, форсировали реку Белая шириной более 300 м, продолжали наступление. Сам Михаил Васильевич после форсирования все время находился в цепи войск. Под ним убили лошадь, которая придавила его. Кроме того, он был контужен. Василий Иванович Чапаев был ранен в голову. Пуля застряла в черепе. Это было 8 июня 1919 г. накануне взятия Уфы. После извлечения пули Чапаев поскакал в бой. Фрунзе тоже оставался в строю. В ходе этих операций колчаковцы были отброшены в центре и на северном участке своей группировки на 300 км. При этом 25 тыс. белых были убиты. В плен сдались 12 тыс. солдат, 220 офицеров и генералов. Начальник штаба Южной группы Федор Новицкий отмечал, что удар по Колчаку представляется «настолько искусным, а результаты его явились настолько большими, что не будь впоследствии победной операции на Туркестанском, а особенно, на южном фронтах, все равно за Фрунзе была бы обеспечена слава великого пролетарского полководца». Михаил Васильевич был награжден орденом Красного Знамени за блестящую организацию и проведение победоносного контрудара, за личное мужество и храбрость в боях под Уфой. В.И. Чапаев и группа его товарищей также были награждены орденами Красного Знамени.

13 июля 1919 г. Ленин высказал мнение: освободить Урал до зимы. Главком Вацетис был заменен С.С. Каменевым, а Фрунзе стал командующим Восточным фронтом. Встретившись с Лениным в Москве, Фрунзе доложил обстановку на Восточном фронте и заявил, что через месяц разобьет Колчака, но нужно, чтобы с фронта не забирали его боевые дивизии. Еще высказал предложение создать Туркестанский фронт и пробивать дорогу к хлопку и нефти. Командующим фронтом просил назначить себя. В это время успешно наступали Чапаев и Тухачевский, но в войсках все чаще стали проявляться элементы беспечности. Сторожевое охранение несло службу плохо. В засаду попал и легендарный Чапаев. Он докладывал в штаб 4-й армии, что положение в дивизии крайне тяжелое: дивизия растянута на большом расстоянии, нет боеприпасов, продовольствия, воды, обмундирования. Бойцы лежат в траншеях, голые, изнывая от зноя, безводья и вшей. Несколько месяцев не мылись в бане. Нет обуви, ноги в крови. Курят сушенный навоз и траву. В бой идут молча и умирают молча героями. Нет связи, задачи войскам не ставятся. 15 августа Фрунзе назначен командующим Туркестанским фронтом (11-я, 4-я. 1-я армии и войска Туркестана). Занятый формированием нового фронта и нанесением удара по Южной армии противника (взято 45 тыс. пленных и открыт путь в Среднюю Азию), он поздно узнал о состоянии чапаевской дивизии и послал подмогу. Но Чапаев и новый комиссар дивизии (вместо Фурманова) Батурин уже погибли 5 сентября 1919 г. В увековечение славной памяти героя 25-й дивизии В.И. Чапаева 10 сентября Реввоенсовет Туркестанского фронта постановил: присвоить 25-й дивизии наименование «дивизия имени Чапаева» и переименовать родину начдива Чапаева город Балаково в город Чапаев. Фрунзе находился в Оренбурге. 8 октября он утвержден членом комиссии ВЦИК и Совнаркома РСФСР по делам Туркестана. 13 сентября в Омск приехал с агитпоездом «Октябрьская Революция» Михаил Иванович Калинин - «всероссийский староста». Он наградил орденами Красного Знамени группу отличившихся бойцов, направляющихся на фронт и выступил с пространственной речью. Многие казаки перешли на сторону Советской власти. В беседе с Калининым Фрунзе узнал, как создавался орден Красного Знамени. Его нарисовал Денисов Владимир Васильевич. Сначала ордена выпускали латунными, Но Ленин сделал замечание – надо бы из серебра с позолотой. Именно такой орден получил Фрунзе. В Ташкент Фрунзе сразу не поехал, а послал туда своего заместителя Новицкого. Сам же он поехал в Астрахань, где сложилось тяжелое положение в 11-й армии. Там активно действовали белые части и уральские казаки. Против них Фрунзе создал и применил партизанские отряды для действий в тылу врага и захватывали все населенные пункты. В тяжелейших погодных условиях, в условиях голода, болезней гнал и бил белых Фрунзе, продвигаясь к Каспию. 5 января 1920 г. Фрунзе телеграфировал Ленину: «Уральский фронт ликвидирован. Сегодня кавалерия, пройдя за три дня 150 км, захватила последнюю вражескую базу – Гурьев и далее до берегов Каспия». Фрунзе ехал в Москву на VII Всероссийский съезд Советов (5-9 декабря 1919 г.) и думал о действиях Куйбышева и Новицкого, которые находились в Ташкенте и вели успешные боевые действия. Перед съездом Михаил Васильевич встретился с Лениным. Он был веселым и энергичным – дела на фронтах шли успешно. Самый критический момент революции окончился. Съезд еще раз обратился к правительствам Англии, Франции, США, Италии и Японии с предложением всем вместе и порознь начать немедленно переговоры о мире. Фрунзе впервые выступал на съезде Советов. Он передал делегатам братский привет от победителей. Затем он заехал в Кострому и к своим землякам в Шую и Иваново-Вознесенск. Из Самары в Ташкент выехали поездом 25 января 1920 г. и приехали 22 февраля. В поезде Фрунзе много читал и требовал от своих штабных работников изучать историю, традиции, быт, архитектуру Туркестана. Фурманов, увидев Коран на столе у Фрунзе, заметил: «Маркс сказал, что все религии – вздох угнетенной твари. И каждая религия набрасывает цепь на душу верующих». В Ташкенте Михаила Васильевича встретили торжественно. Здесь он встретился со своим старшим братом Константином. Но сразу же надо было браться за работу. Некоторые мусульманские представители предлагали создать в Туркестане Тюркскую республику и Коммунистическую партию тюркских народов. Против этого буржуазного национализма надо было вести борьбу так, как учил Ленин.

Республика Туркестан была огромная – больше Европы. Она включала пять областей – Закаспийскую, Самаркандскую, Семиреченскую, Сыр-Дарьинскую и Ферганскую. И до последних дней на ее территории располагались две монархии – Хива и Бухара. Правда, хивинское ханство было ликвидировано 1 февраля 1020 г., т.е. тогда, когда Фрунзе уже ехал в Туркестан. А в Бухаре еще сидел эмир Сеид-Алим-Тюря-Джан – фаворит Николая II, подарившего ему виллу в Ялте (находится на территории санатория МО России). Тюрьма эмира была переполнена коммунистами. Эмир формально не вел войну с Советской Россией, но держал армию не менее 40 тыс. человек. В распоряжении Фрунзе числились три стрелковые дивизии, железнодорожная охрана, бронепоезд «Красная Роза», небольшой парк автомобилей и броневиков, радиостанция и два авиаотряда. Все это составляло около 20 тыс., раскинутых от Красноводска до Верного, от Аральского моря до Кушки. Фрунзе решил первый удар нанести севернее и восточнее Верного (Алма-Ата). 2 марта 1920 г. он написал воззвание к семиреченскому казачеству, предлагая мирно закончить борьбу. Семиреченцы стали переходить на сторону Красной Армии. 21 марта 1920 г. он начал решительное наступление против атаманов Анненкова и Дутова и к 29 марта отбросил их на китайскую территорию. Через два месяца в Семиречье начался мятеж в частях Верненского гарнизона, который был ликвидирован за пять дней. 17 июня там был наведен революционный порядок. Об этих событиях Фурманов позже написал в романе «Мятеж». Теперь самой трудной оставалась проблема борьбы с басмачеством. Басмачи постоянно совершали бандитские налеты на гарнизоны и железную дорогу. Их было по всему району десятки тысяч, почти все – кавалерия. Ключ к победе над басмачами Фрунзе видел в создании отрядов красных кавалеристов и поддержке их авиацией. Но его волновала не только военная сторона. Он решил открыть курсы по подготовке красных командиров из местных аборигенов, а также организовать в университете военный факультет. Авиацию он предложил пока использовать для распространения листовок. Бронепоезд он «модернизировал». Его площадки были укреплены тюками спрессованного хлопка, которые оказались пуленепробиваемые. На этом бронепоезде Фрунзе поехал по наиболее крупным гарнизонам, чтобы лично изучить там состояние дел. Своему штабу в Ташкенте он поручил выполнить десятки дел: готовить агитпоезд и повозки; открывать красные чайханы; наладить отправку в кишлаки и аулы газет, книг, брошюр и листовок на местных языках; начать переброску нефти из Красноводска в Москву, хлопка из Ферганы в Шую, Иваново-Вознесенск, Орехово-Зуево, Кострому, Ярославль, Тверь; запросить в Москве 2 млн. пудов хлеба для голодающих декхан, металл, кусковой сахар, бумагу, типографский шрифт; освободить от военной службы всех учителей, знающих местные языки; открывать начальные школы и кружки ликбеза и много других задач. 21 марта 1920 г. Фрунзе в Ашхабаде провел съезд всех туркменских племен. Он говорил: «Я ведь сам из Туркестана и всегда мечтал прийти ему на помощь с братским словом и могучей Красной Армией. Со словом дружбы я пришел к товарищам, с оружием пойду к врагам». Он говорил о Советской власти, которая несет в своих могучих руках декханам-труженикам Туркестана и солнце, и воду, и землю. Здесь, на съезде Фрунзе написал приказ ставить государственный завод для ахалтекинской породы лошадей. 23 марта он прибыл в Кушку. Крепость Кушка долго оставалась красным очагом в кольце интервентов, белогвардейцев и басмачей. Комендант крепости – генерал старой армии – А. Востросаблин и сотня бойцов с горсткой коммунистов отказались сдаться врагам Советской России, хотя их ежедневно атаковали белоказаки силою 1500 сабель. Когда блокады Кушки была прорвана, Востросаблин прислал Ташкенту 80 вагонов снарядов, 70 орудий, пулеметы винтовки и боеприпасы к ним. Михаил Васильевич собирался встретиться с эмиром Бухары, но тот не приехал на встречу, а прислал премьер-министра Усмана. Ожидаемый разговор не получился. Побывал Фрунзе в Самарканде (сюда он планировал перенести свой штаб), Андижане, Намангане, Скобелеве, Коканде, Фергане, где было осиное гнездо узбекского басмачества. После Намангана басмачи сделали попытку захватить поезд и захватить кзыл-генерала. Рельсы были разобраны впереди и позади поезда и пришлось вести тяжелый бой с наседавшими басмачами, пока не пришла подмога. На всех встречах с людьми, Фрунзе особое внимание уделял старцам и всегда вкладывал им в руки милостыню. Таков был древний обычай местных народов. В Андижане Михаил Васильевич предотвратил вооруженное выступление одного из полков, в котором были бывшие басмачи. Это чуть не закончилось гибелью Фрунзе. 1 июня 1920 г. он вернулся в Ташкент. И снова – заботы, заботы.

Вскоре Фрунзе перевел свой штаб в Самарканд и начал подтягивать туда полки и бригады. Пора было кончать с эмиром бухарским, хотя армия эмира были в 4 раза больше, чем у Фрунзе. Но Фрунзе полагался на революционный энтузиазм своих войск и ждал сигнала от бухарских коммунистов. 28 августа в Бухаре началось восстание. Бухарцы создали РВК и обратились за помощью к властям Советского Туркестана. 29 августа красные полки подошли к Бухаре. Стены города были высокими, а их толщина была равна трем верблюдам, поставленным бок к боку. В ночь на 1 сентября начался штурм крепости по трем направлениям. Работала артиллерия, били пулеметы, винтовки, бомбила авиация, наконец стена была взорвана динамитом. Бой закипел на улицах Бухары. Взяли Усмана и его окружение, но эмир успел бежать и укрыться в кишлаке Понедельник (по–таджикски - Дюшамбе). Фрунзе приехал в Бухару 2 сентября и, оценив обстановку понял, как сложно было вести бой его войскам на узких улицах и в тупиках города. Он сразу же отправил телеграмму в Москву: «Над Регистаном победно развевается Красное Знамя мировой революции». А в Иваново-Вознесенск Фрунзе отправил ящик, в котором были расшитый золотом и жемчугом малиновый халат, тюбетейка, кинжалы и сабля, инкрустированы бриллиантами и бирюзой. И записка: «Халат эмира Бухарского, оружие Мадамин-бека и других басмаческих вождей, в подарок Ивановскому музею. М. Фрунзе». Самого Михаила Васильевича Бухарский ревком наградил шашкой и кинжалом. На клинке шашки была надпись: «Дана в знак благодарности от имени бухарского революционного народа товарищу Командующему Туркестанским фронтом М.В. Фрунзе за активное участие в Бухарской революции 5 сентября 1920 года». На территории бывшего эмирата поднялась Бухарская Советская Народная Республика. В. Куйбышев стал в ней полномочным представителем РСФСР.

В семье Фрунзе появилась дочь Таня. Ей шел уже третий месяц, когда Михаил Васильевич снова появился в Ташкенте. Войска шли на отдых, на переформирование. Раненых разместили в госпиталях, мертвых с почестями предали земле. Гражданская война в Туркестане закончилась. Старики декхане говорили, что ласковей стало солнце над мирной землей. А певцы на базаре и в чайханах пели о «кзыл-генерале Прунзе», который всегда был полководцем храбрым, как «джульбарс». У Михаила Васильевича было много планов по улучшению жизни декхан, но его отзывали из Туркестана. 10 сентября 1920 г. он получил телеграмму из Совета Труда и Обороны: «Немедленно выезжайте в Москву, назначаетесь командующим на другой фронт. Михаил Васильевич по-прежнему оставался скромнейшим, обоятельнейшим человеком. На вопросы в анкетах об основной профессии он отвечал: «Столярное и военное дело». А на вопрос, какая область теории особенно близка ему, отвечал: «Агрономия и военное искусство». Он уже был в действительности всероссийским военным героем. Но Троцкий по-прежнему строил ему всяческие козни. Он приказал провести обыск в поезде Фрунзе на Казанском вокзале. Что хотел найти Троцкий – осталось тайной. Фрунзе обжаловал этот демарш Троцкого, а Оргбюро от имени ЦК поддержало Михаила Васильевича и его сотрудников. В это время на Западном фронте шли боевые действия против польских войск во главе с Пилсудским. Фрунзе день за днем изучал и накапливал материалы о пане Пилсудском и огневой мощи его армий. Этого пана поддерживала Франция, которая передала ему 1500 орудий, 350 самолетов, 2800 пулеметов, более 300 тыс. винтовок, миллионы патронов и снарядов. «Дядя Сэм» - главный вдохновитель войны панской Польши против РСФСР отвалил Пилсудскому 20 тыс. пулеметов, 200 бронеавтомобилей, 300 самолетов и 3 млн. комплектов обмундирования. 750 тыс. солдат и офицеров Польши были обеспечены всем необходимым, накормлены досыта, вооружены до зубов, оболванены антирусской агитацией. Уинстон Черчилль, когда Пилсудский захватил Киев, призывал быстрее прихлопнуть большевиков, чтобы «закрыть от взоров человечества перспективы сияющего нового мира». Но с Черчилля быстро сбили спесь. Красная Армия уже насчитывала в своих рядах 3 млн. человек и под ружьем находилось половина состава ленинской партии. Фрунзе опоздал на Западный фронт: там дело шло к мирному договору. Но оставался Врангель Петр Николаевич, барон шведской крови, царский генерал, сорока двух лет от роду. Он был уже давно обласкан французами и англичанами. В Париже ему выдали авансом золотую саблю с надписью: «Дар благодарной Франции». В Лондоне поднесли платиновый орден, осыпанный бриллиантами. А газеты писали: «Барону Врангелю - освободителю России от ига большевиков». Если Колчак был «верховным правителем», то Петя Врангель стал «спасителем России», когда принял от Деникина полуразбитые войска в Новороссийске 4 апреля 1920 г. Британцы помогли ему перебраться с кавказского побережья в Крым и укрепиться там. Он получил танки, самолеты, дальнобойную артиллерию, броневики. В сентябре 1920 г. Фрунзе назначается командующим войсками Южного фронта (против Врангеля). Он еще не видел танков, но ему нравилось, что бойцы называли грозное незнакомое оружие – «танька». Он начал искать и изучать литературу, где хоть что-нибудь говорилось о танках и о борьбе с ними. Перед отъездом на Южный фронт Фрунзе в Москве встретился с Лениным и в беседах провел с ним весь вечер и ночь. Говорили о многом, но, прежде всего, о разгроме Врангеля до наступления зимы. Фрунзе заверил Владимира Ильича, что Врангель будет разбит до начала декабря. При этом он попросил выполнить одно условие – избавить его от опеки со стороны Троцкого. Неудачи на Юге и панику создает сам Троцкий со своими великокняжескими замашками. Ленин подтвердил мысль Фрунзе, что каждой революции приходится бороться не только с открытыми врагами, но и с тайными, действующими за спиной ЦК. В Москве Фрунзе был еще пять дней, участвовал в работе IX Всероссийской конференции РКП (б), затем выступил на митинге в Иваново-Вознесенске. 26 сентября 1920 г. Фрунзе прибыл в штаб фронта в Харьков. Он не предупредил никого о своем приезде. Через день штаб был полностью организован и приступил к работе. Именем республики он обратился к красноармейцам, командирам и комиссаром с призывом быстрее устранить в частях недочеты и превратить Южный фронт в грозную силу. В день, когда он приехал, Южный фронт включал три армии: 6-ю (Авксентьевский), 13-ю (И. Уборевич) и 2-ю конную (Миронов). Эти войска имели (на 15 сентября): штыков – 49,7 тыс. (противник – 27,4), сабель – 8,9 (17,1), орудий – 451 (193), пулеметов – 2137 (998), танков – 3(19), самолетов – 42 (34), бронепоездов – 12 (19), бронеавтомобилей – 14 (26). К концу сентября в состав Южного фронта дополнительно было направлено 130 тыс. человек (86 тыс. штыков, 21 тыс. сабель и 60 тыс. лошадей). Однако противнику удалось упредить контрнаступление наших войск, и он первым перешел в наступление. Но ему не удалось разбить части 13-й армии и прорваться в Донбасс. 6 октября Фрунзе докладывал В.И. Ленину, что «угрозу Донбассу можно считать ликвидированной». В этом как раз и состояло основное значение оборонительных боев войск Южного фронта в сентябре-начале октября 1920 г. Врангель ошибочно посчитал, что 13-я армия разгромлена и настал удачный момент для форсирования Днепра на правый берег и продвижения на соединение с войсками Пилсудского. Форсирование он начал в ночь на 8 и продолжал 9 октября. Ему удалось форсировать Днепр и начать продвижение на соединение с поляками, но Фрунзе, разгадав замысел врага заранее выдвинул на это направление 2-ю конную армию и ряд других частей. Враг был разбит наголову и бежал за Днепр, на левый берег. Войскам оказывали поддержку корабли Днепровской флотилии, а также помощь Махно, которого удалось склонить к участию в боях против Врангеля. К 17 октября весь правый берег Днепра был очищен от врага. На левом берегу красные войска удерживали плацдармы у Каховки, Нижнего Рогачика и Никополя. На правом берегу создались выгодные условия для перехода в контрнаступление в целях полного разгрома противника в Северной Таврии и освобождения Крыма.

14 октября 1920 г. Врангель нанес удар по войскам 51-дивизии Василия Блюхера и 44-й бригаде 15-й дивизии, оборонявшим Каховский плацдарм размером 13 х17 км. Этот плацдарм был хорошо подготовлен в инженерном отношении под руководством Д. Карбышева и имел необходимое количество артиллерии и огнеметов. 14 танков с ходу прорвали первый рубеж и устремились к главному оборонительному рубежу, но здесь их встретили огнеметчики. 10 танков и несколько броневиков сгорели, остальные вместе с пехотой бросились бежать. Их поражала артиллерия, рубила шашками кавалерия, колола штыками пехота. Каховский плацдарм выстоял; отсюда зарождался последний мощный удар по Врангелю. Но в 6-й армии, которой командовал Авксентьевский назревал конфликт между энергичным комдивом 51-й дивизии Блюхером и вялым командармом -6, любителем спиртного. Михаил Васильевич взял бывшего командарма себе в штаб, а на его должность назначил волевого и исполнительного Августа Корка. К этому времени у Врангеля сложилась очень сильная ударная группа пехоты и конницы между Мелитополем и Каховкой. Фрунзе ожидал подхода свежей 1-й Конной армии. Другие войска фронта нуждались в отдыхе. Он направил Ленину телеграмму в радужных тонах, в которой сообщалось о полном крушении стратегических планах Врангеля. Тут же возник Троцкий и потребовал провести инспекцию в войсках Фрунзе и, особенно, в штабе фронта. Но на пути Троцкого встали товарищи в ЦК. 18 октября Фрунзе направил доклад в Кремль, в котором подробно обосновал суть своих мыслей и действий фронта. В тот же день из Каховки в Харьков (штаб фронта) Василий Блюхер прислал танки, отбитые у барона. Ремонтники сфотографировали Фрунзе на фоне одного из них.

25 октября он подписал приказ о переходе в общее наступление против Врангеля. В приказе определялось: разгромить врага в Северной Таврии в четыре дня; крымскими перешейками овладеть 29 октября. Но это сделать непросто: бездорожье, дождь, мокрый снег, холод и голод, артиллерия застряла на подходе, мосты взорваны. Но ждать нельзя: всякая отсрочка на пользу барону. 6 и 13 армии 25 октября завязали ночной бой с арьергардами барона. Была уверенность в победе, тем более, что преимущество было на стороне красных войск: штыков – 99500(у Врангеля – 23000 вне Крыма), сабель – 33600 (12000), орудий – 527 (213), пулеметов – 2664 (1663), бронепоездов – 17 (14), бронеавтомобилей – 57 (танков и бронеавтомобилей – 47), самолетов – 45 (42). 26 октября Ленин получил телеграмму от Фрунзе и обрадовался началом наступления. Но он был раздражен словами Фрунзе: «На немедленный захват перешейков считаю не более 1 шанса из 100». Ленин ответил в раздражении: «Возмущаюсь Вашим оптимистическим тоном… Если дела так безобразно плохи, прошу обсудить меры подвоза тяжелой артиллерии, постройки линий ее подвоза, саперов и прочее». Решительное сражение началось 28 октября. 1 Конная армия, а за нею Блюхер нанесли удар, стремясь отрезать пути отхода Врангеля в Крым. К полудню 29 октября все номерные пехотные дивизии врага были разбиты, кроме Дроздовской. Пути к Перекопу отрезаны. Блюхер достиг Перекопского перешейка, занял город Перекоп, но дальше продвинуться не смог. Перед ним был сильно укрепленный Турецкий вал. В ставке Врангеля началась паника, когда выяснилось, что к исходу 29 октября остатки его войск в Северной Таврии попали в «мешок». Врангелевский генерал Кутепов получил указание объединить все силы в ударный кулак и любой ценой пробиваться в Крым. Он нашел слабое место в 1-й Конной. 31 октября густые колонны конницы и пехоты Кутепова обрушились на 14-ю кавалерийскую дивизию А. Пархоменко, Особую кавбригаду и штаб 1-й Конной. При этом чуть не погиб К.Е. Ворошилов. 1 Конная двое суток дралась в ужасных условиях. Кончился день 2 ноября. Часть белых прорвалось в Крым, но при этом они потеряли 20 тыс. пленными, свыше 100 орудий, до 100 паровозов, 2000 вагонов, много боеприпасов. Завершился первый этап главного удара по Врангелю. Фрунзе начал немедленно готовить второй, последний. Врангель в это время приходит к выводу: перешейки неуязвимы; Фрунзе будет штурмовать их всю зиму и положит всю армию под Перекопом. Свои корабли Врангель выстроил на рейде так, чтобы они могли громить наступающие части Южного фронта с запада. Разведка донесла Фрунзе, что у Врангеля не более 30 тыс. войск, 8000 из них брошены на борьбу с партизанами Крыма. Жители побогаче, стали пробираться к морским портам, чтобы занять места на кораблях, когда придется бежать. К 3 ноября Фрунзе провел все необходимые перегруппировки войск, расположив 100 тыс. армию тремя эшелонами. В первом эшелоне на Чонгарском направлении стояла 4-я армия (Лозаревич), на Перекопском – 6-я. Во втором, за 4-й А – 1-я и 2-я Конные, предназначенные для развития успеха. В третьем эшелоне – 13 А (Уборевич) – главный резерв фронта. С 3 ноября почти 2/3 войск были направлены на Чонгар. Здесь планировалось нанести главный удар. Но в самый последний момент под грохот пушек Фрунзе изменил решение и перенес направление главного удара в полосу 6-й А через Сиваш. Картина сражения вырисовывалась следующим образом: 6-яА совершает прорыв на Литовский полуостров через Сиваш; 51-я дивизия (Блюхер) атакует Турецкий выл у Перекопа; 30 –я дивизия 6-й А прорывает оборону Врангеля на Чонгарском направлении. Такое решение созрело потому, что погода «протянула руку помощи» Красной Армии в решающий час. Свежий ветер погнал воду Сиваша с запада на восток в сторону Геническа и обнаружил броды. В нечеловеческих условиях – в чистом поле, при морозе 150 и ветре, без огня и топлива, без теплой одежды и горячей пищи, даже без махорки, - с неописуемой радостью отметили герои битвы годовщину Великого октября. Митинги, клятвы: «Победа или смерть!», возгласы: «Даешь Крым!», восторженные встречи с командующим, который вместе с ними делил все тяготы и лишения. В ночь на 8 ноября войска пошли в последний и решительный бой. Ударная группа прошла 8 км, перешла Сиваш и овладела Литовским полуостровом. В ночь на 9 ноября белые потеснили ударную группу к Сивашу. К тому же ветер потянул с востока и Сиваш заполнился водой. В помощь ударной группе Фрунзе послал 7-ю и 16-ю кавалерийские дивизии. Кони шли по брюхо в воде, но вынесли седоков на берег, и они тотчас же ринулись в бой. Блюхер получил приказ: «Три часа бить по Турецкому валу из всех орудий всех калибров. После артиллерийской подготовки взять вал ценой любых жертв!» 9 ноября в 3.30 Блюхер пошел на четвертый смертельный штурм. Часть войск он направил на обход вала с моря. Смельчаки - по грудь в ледяной воде – преодолели проволочные заграждения в Перекопском заливе и навалились на врага с тыла. Возобновила наступление ударная группа на Литовском полуострове. Белые начали отходить к ишуньским укреплениям. На Турецком валу Блюхер поднял Красное Знамя. Но бои - яростные, кровопролитные продолжались. 6-я А к исходу 9 ноября подошла к Ишуню и пошла на штурм. К 10.00 10 ноября она овладела первой и второй линиями укреплений, но была подвергнута обстрелу кораблями белых. Конница белых с бронеавтомобилями и танками начали теснить части 6-й А. Нависла угроза выхода в тыл ударной группе. Конницу белых остановили 7-я и 16-я конные дивизии, посланные Фрунзе на подмогу. В ночь на 11 ноября на штурм чонгарских укреплений пошла 30-я Сибирская дивизия. К утру 12 ноября она преодолела Сиваш и открыла дорогу в Крым броском на Джанкой. 6-я армия Корка вышла на Евпаторию и Симферополь; 1-я Конная - на Севастополь; 2-я Конная, а за ней 4-я А и Отдельный кавалерийский корпус Каширина – на Феодосию и Керчь. 15 ноября Блюхер и Буденный освободили Севастополь, Каширин и Куйбышев (брат Валериана Куйбышева) – Феодосию. С 16 ноября на всей территории Крыма восстановилась Советская власть. Пятьдесят дней работы Фрунзе на Южном Фронте принесли желанную победу! Но победа досталась дорогой ценой. 10 тыс. было убито и ранено при штурме перешейков. 16 ноября Фрунзу отправил В.И. Ленину телеграмму: «Сегодня нашей конницей взята Керчь. Южный фронт ликвидирован». 17 ноября 1920 г. Михаил Васильевич написал приказ № 226 (00105). В нем он подвел итоги боевых действий в Приднепровье, Донбассе, Северной Таврии и в Крыму, поблагодарил всех бойцов и командиров и особо отметил героизм и доблесть 51 дивизии Блюхера, 15-й и 30-й стрелковых дивизий, а также 1-й и 2-й Конных армий. Приказ завершался словами: «Да здравствует доблестная Красная Армия! Да здравствует конечная мировая победа коммунизма!»

За разгром Врангеля Фрунзе наградили почетным революционным оружием – с орденом Красного Знамени и надписью: «Народному герою Михаилу Васильевичу Фрунзе. ВЦИК РСФСР». Одновременно он был причислен к Генеральному штабу. Такого еще не бывало: не закончив академию, он как бы приобретал высшую военную ученую степень. Троцкий уже не годился для руководства Красной Армией. Ленин видел в Михаиле Фрунзе будущего руководителя РККА нового типа, всей душой преданного партии. 3 декабря он назначен командующим всеми Вооруженными силами Украины и Крыма и уполномоченным Реввоенсовета Республики, избран членом ВЦИК Украины и членом Политбюро КП(б)У. В этой должности он пробыл три с лишним года. За это время проводил ликвидацию банд Махно, был ранен. В 1921 г. Ленин назначил Фрунзе чрезвычайным комиссаром по хлебу и соли: «Вы главком соли. Поставьте все по-военному. Вы отвечаете за все». И Фрунзе выполнил задачу: соль, а затем и хлеб пошли в центр по железной дороге и морем через Одессу. В марте-апреле 1921 г. участвовал в работе X съезда РКП (б) и избран членом ЦК партии. 1922 г. Фрунзе встречал в Турции, куда был назначен 5 ноября чрезвычайным послом Украины. Мустафа Кемаль (Ататюрк) назвал Фрунзе одним из выдающихся политических деятелей, являющийся в то же время одним из самых доблестных полководцев и героических вождей победоносной Красной Армии. Михаил Васильевич подписал в Анкаре договор о дружбе и братстве новой Турции с Украиной: черноморский сосед стал другом, хотя всегда был извечным врагом царизма. Тяжелым был январь 1924 г., ушел из жизни В.И. Ленин. Фрунзе стоял в почетном карауле и не скрывал слез. Без Ленина было пусто и страшно. В марте 1924 г ЦК РКП (б) отозвал Фрунзе в Москву. С 14 марта1924 г. Михаил Фрунзе был назначен заместителем наркома по военным и морским делам, через месяц – начальником штаба РККА и руководителем Военной академии. А с 26 января 1925 г. стал во главе Вооруженных Сил СССР. Он решительно и энергично начал строительство армии нового типа, однако троцкисты ополчились против военной доктрины Фрунзе. Когда речь шла о единой военной доктрине, многие коммунисты военные в схватках с троцкистами утверждали, что уже настало время создать свою «пролетарскую военную доктрину», «пролетарскую стратегию» и т.д. Это были ошибочные суждения. В.И. Ленин подверг их критике, как когда-то осудил позицию сторонников теории «пролетарской культуры». Ленин говорил: «Вы (коммунисты военные) здесь не правы. Мне кажется, что наши военные коммунисты еще недостаточно зрелы, чтобы претендовать на руководство всем военным делом». Михаил Васильевич проводил военную реформу во всех звеньях Вооруженных сил сверху донизу. Во-первых – перестройка главного штаба РККА; во-вторых – перестройка планов развертывания Красной Армии и Флота; в-третьих - внедрение достижений науки в армию; в-четвертых –подготовка командных кадров и т.д. Он написал много статей на военные темы: «Реорганизация Красной армии» (1921), «Единая военная доктрина и Красная Армия» (1921), «Регулярная армия и милиция» (1922), «Памяти Перекопа и Чонгара» (1922), «В добрый час» (1923, «Булем готовы» (1923), «Фронт и тыл в войне будущего» (1924), «Европейские цивилизаторы и Марокко» (1925), «Ленин и Красная Армия» (1925), «Кадровая армия и милиция» (1925). В ближайших его планах были и другие работы. Но неожиданная смерть оборвала все планы.

Летом 1925 г. Фрунзе дважды попадал в автомобильные аварии, получил ушибы руки, ноги и головы. Это повлияло на желудок: началось кровотечение. Он в сентябре был направлен в Крым, в Мухалатку (юго-западней Ялты). Здесь наступило улучшение, затем снова открылось кровотечение в желудке и возникли головные боли. Вызванные из Москвы врачи настояли на его возвращение в столицу и госпитализацию. Был поставлен диагноз – язва двенадцатиперстной кишки. Михаил Васильевич не хотел ложиться на операцию. 27 октября его перевели из Кремлевской больницы в Солдатенковскую. 29 октября профессор Розанов сделал операцию. Наркоз действовал тяжело. Михаил Васильевич долго не засыпал. Пришлось увеличить дозу хлороформа. Сердце не выдержало. 31 октября 1925 г. в 5.45 в возрасте 40 лет и 10 месяцев Михаил Васильевич скончался. Похоронен на Красной площади, у кремлевской стены. Дочь Таня и сын Тимур остались без отца, жена Софья Алексеевна - без мужа, а страна без любимого героя. После смерти бабушки Мавры Ефимовны дети воспитывались в семье К.Е. Ворошилова. Тимур Фрунзе погиб в воздушном бою 19 января 1942 г. 16 марта 1942 г. ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза, и он навечно зачислен в списки своего авиационного истребительного полка. Софья Алексеевна скончалась от туберкулеза через год после похорон любимого мужа и друга. Татьяна Михайловна Фрунзе – доктор химических наук. Советские люди отдают долг памяти великому человеку, большевику, революционеру, политическому, государственному и военному деятелю, отдавшему все свое здоровье и жизнь в борьбе за Советскую власть. Его имя увековечено в названиях городов, поселков, улиц, военно-учебных заведений, санаториев, кораблей, Таких людей мажет рождать и воспитывать только Советская власть, партия. Такие люди не умирают, они бессмертны.

А. Бережной, военный историк, полковник в отставке, Колпинский РК КПКР

 

 

youtube ...

1

2

 

 

REBELLION 1916

The Kyrgyz staged a major revolt against the Tsarist Empire in 1916 in which almost one-sixth of the Kyrgyz population was killed.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Kirghiz Soviet Socialist Republic

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

LONG LIVE COMMUNISM IN KYRGYSTAN !

 

     

     

     

     

    Long live the communist

    Cambodia in a communist

    world !

     

     

     

    Kyrgystan

    is ripe for a

    Socialist revolution !

     

Create a strong Section

of the Communist International

(Stalinist-Hoxhaists)

Kyrgystan !

Long live the Stalinist-Hoxhaist World Movement !

 

 

 

 

 

Long live the 5 Classics of Marxism-Leninism !

 

 

 

Es handelt sich um das größte revolutionäre Ereignis in der Geschichte Zentralasiens.

Es herrschte finsterer Feudalismus.

Es gab keine Schulen, keine Bücher, keine Zeitungen. Gebildet waren die Mullahs, die die Bevölkerung mit Opium vergifteten, genannt Religion.

Mit der Kolonialisierung des Zarenreiches verschlechterte sich die Lage der ausgebeuteten werktätigen Massen so sehr, dass es zum Aufstand kam.

Der Aufstand im Jahre 1916 hatte tiefe sozioökonomische Gründen, die durch die imperialistische Kolonialpolitik des russischen Zarenreiches verursacht wurden.


Kirgisischer Aufstand von 1916

B. Isakeev

1932

(Google-Übersetzung aus dem Russischen)

 

I.

sozioökonomischer und politischer Hintergrund

des Aufstands.

 

Genossen,

vor drei Tagen, wurden die Thesen des Asienbüros des Zentralkomitees der KPdSU (b) veröffentlichtüber den Aufstand von 1916 in Zentralasien. In dieser Arbeit werden die wichtigsten politischen Punkte und alle wichtigen politischen Schlussfolgerungen über den Aufstand korrekt und genau wiedergeben. Ich hoffe, dass viele der Genossen mit diesen Thesen vertraut sind. Dies macht es einfacher für meinen Bericht über den Aufstand von 1916 in Zentralasien. Das Hauptziel des Berichts ist es jetzt, die wichtigsten Punkte des Aufstands aufzudecken, vor allem in der ehemaligen Dzhetysuyskoy Region, die zu unserer heutigen Kirgisischen Sowjetrepublik gehören. Ich werde versuchen, in meinem Bericht mehr Tatsachenmaterial vorzulegen, um damit die Richtigkeit der politischen Schlussfolgerungen in den Thesen zu untermauern.
Bevor wir die entsprechenden Schlüsse ziehen, halte ich es für notwendig, die grundlegende Frage nach den Gründen zu klären, die den Aufstand der Arbeiter von Kirgisistan 1916 Jahre verursachten.

 

Die wichtigsten Gründe für den Aufstand.

 

Historisch gesehen waren die sozioökonomischen und politischen Bedingungen zugleich die wichtigsten Ursachen des Aufstands im Jahr 1916:
Erstens - die grenzenlose Ausbeutung und unerträgliche koloniale Unterdrückung und Ausplünderung der zaristischen Regierung, die zum Zeitpunkt des Aufstands in Zentralasien existierten. Im Jahre 1916 feierte die zaristische Regierung 50 Jahre Eroberung Turkestans - Nach 50-jähriger kolonialer Unterdrückung und politischer Knechtung war die Geduld der Masse der Werktätigen von Kirgisistan zu Ende. Sie erhoben sich gegen diese unerträgliche Unterdrückung.


Die zweite Hauptursache des Aufstands war die rücksichtslose und brutale Ausbeutung der Arbeiter durch die Beg-manapskih feudal-patriarchalischen Elemente in Kirgisien.


Der dritte Grund ist der imperialistische Krieg. Sie wissen, dass der Aufstand im dritten Jahr des imperialistischen Krieges ausbrach. Die Schwere des imperialistischen Krieges, der Schwere der Steuern, Abgaben, und so weiter. Die militärischen Interessen lagen ganz auf den Schultern der arbeitenden Bevölkerung von Kirgistan.


Der vierte Grund war der direkte Auslöser für den politischen Aufstand.
Das sind die wichtigsten Ursachen für den Aufstand.
Nun wollen wir näher auf die Fragen eingehen und eine angemessene wirtschaftliche und politische Analyse der wichtigsten Ursachen der schwierigen Lage und dem Aufstand geben.

 

Landbesiedlung von Kirgisistan.

 

Betrachten wir zunächst die Landfrage. Sie wissen, dass nach der Eroberung der ehemaligen Turkestan-Region im heutigen Zentralasien durch die zaristische Regierung die Hauptleitung, die kolonialistische Positionen in Turkestan ausgedehnt wurden - vor allem die Kolonialpolitik in der Landbesiedlung von Turkestan, einschließlich Kirgisistan.
Wie vollzog sich die Landbesiedlung von Turkestan und Kirgisistan? Beginn der Umsiedlung in Turkestan aus dem zentralen europäischen Teil Russlands war das Jahr 1874, ein paar Jahre nach der Eroberung von Turkestan. Und die Eroberung von Turkestan, wie wir wissen, fand im Jahre 1864 statt. Bis 1916 wurde über 5.000 Haushalte nach Turkestan umgesiedekt und 74 verschiedene neue Umsiedlungsdörfer aufgebaut. 1916 waren es 941 Umsiedlungen. Die russischen Umsiedlung der Bevökerung belaufen sich insgesamt auf 2 Millionen Menschen. Es handelte sich um bestes Ackerland (Tal, gut bewässert, und so weiter). Wie groß waren die Saatflächen in Turkistan? Diese zwei Millionen bewirtschafteten 57,6% der gesamten Anbaufläche der Region. Die einheimische Bevölkerung (Usbeken, Kirgisen, Turkmenen) belief sich auf rund 94% der Bevölkerung von Turkestan. Diese 94% bewirtschafteten 42,4% aller Anbauflächen und 6% der russischen Bevölkerung besetzten 57,6% der Anbauflächen. Zum Beispiel gabe es 1915 600 russische unabhängige Umsiedlungsdörfer in Semirechensk-Bezirk , und das Land wurde von 4.2 Millionen Kirgisen bewirtschaftet. Ein Zehntel aller Art (Ackerland, Mähen, Weiden), von denen einige Anbaufläche in 1.200.000. Acres. Die Siedler bekamen das beste Land.
Das, Genossen, sind die eindrucksvollen Kennzahlen.
Dies führt zu der folgenden Frage - welchem Zweck diente eine derart starke Besiedlung des Landes, eine so enorme Migration von Zentralrussland in den Osten, vor allem in Turkestan?
Es gab drei Ziele.

Das Hauptziel - mit dieser verstärkten Aussiedlung von Bauern wollte die zaristische Regierung die Bauernbewegung in Zentralrussland in den Griff kriegen. Zu dieser Zeit war den Bauern Russlands das Land von den Großgrundbesitzern weggenommen worden. Dies verursachte die große Unzufriedenheit unter den Bauern und führte zu einer Reihe von Bauernaufständen.


Das zweite Hauptziel, welches die zaristische Regierung verfolgte, war, sich den enormen natürlichen Reichtum Turkestans unter den Nagel zu reißen, so die Schaffung ihrer Rohstoffbasis von Baumwolle und anderen Industriepflanzen, die der kapitalistischen Industrie nutzbar gemacht werden sollte.


Das dritte Ziel war die Konsolidierung der kolonialistischen Position des Zarenreiches in Turkestan durch die Schaffung von starken Grundbesitzern, Kulakenhöfen.
Um diese Ziele zu verwirklichen, wurde die Kolonisations-Migrationspolitik verstärkt. Bei einem der Treffen der Staatsduma im Jahr 1910 wurde von einem der prominentesten Mitglieder der Tregubov-Plan vorgelegt in Bezug auf die Umsiedlungspolitik. Er sagt: "Meiner Meinung nach hat die Verlagerung drei Ziele:

Erstes Ziel , unseren Bauern ist zu ermöglichen, in Sibirien Fuß zu fassen (die gleiche Haltung nahm er gegenüber Turkestan ein. ). Im Hinblick auf die jährliche Zunahme der Bevölkerung in Russland ist die Umsiedlung ein geeignetes Mittel ( 2500000 Personen und eine maximale Anzahl gleich der Umsiedlung von 700 . Ein weiteres Ziel -800.000 Menschen - zurt Ausbeutung der riesigen reichen Länder die dem Staat gehören wie in Sibirien (daher Turkestan).
Der dritte und wichtigste Ziel - ist Russland durch reiche Vorposten zu stärken. Die Bewegung der Völker von Ost nach West ist unvermeidlich. Je öfter sie wiederholt wird, desto weniger Hindernisse treten dabei auf. Und hier, so scheint es mir, dass jeder, der wichtige Interessen des Staates ist, sollte versuchen, um sicherzustellen, dass in unserem Mittleren und Fernen Osten, die Mauer zu schaffen, die ein Hindernis für die Bewegung unserer gelbgesichtige Nachbarn sein würde. Und eine solche Mission sollen unsere Landwirte erfüllen. Es ist alles zu tun, um die Bevölkerung zu reduzieren, und die Schaffung einer starken Wirtschaft im Fernen und Nahen unsere Osten.
Das also war die Einwanderungspolitik des Zaren. Es wurde in Turkestan ein besonderes Umsiedlungsmanagement geschaffen, das ein Vermögen kostete. Dann wurde ein Netzwerk in ganz Zentralasien und Kirgistan etabliert.
Welche Politik verfolgte die zaristische Regierung bei der Bereitstellung von Land für Kolonisationsbauernhöfe? Im Jahr 1869 wurde vom Turkestan Generalgouverneur Dusche den Umsiedlungshöfen 30 Morgen zur Verfügung gestellt. Es ist offensichtlich, dass die Farm 30 Zehntel der Landfläche erhalten hat, und das Kulakentum schnell erstarkte. Weitere Kolonisationshöfe wurden vom Staat zur Verfügung gestellt. Zum Beispiel wurden die Umsiedler für 15 Jahre von Steuern befreit, wurden alle Arten von Darlehen für die Einrichtung gegeben, und eine Reihe von anderen Vergünstigungen.

Betrachten Sie diese charakteristische Tatsache des Lebens in Kirgisistan. In der damaligen Kanton Przhevalsky County, ehemalige Karakol, am Ufer des Issyk-Kul-See, entfiel 9.2 Zehntel von allem Land und 8,5 Zehntel auf gut bewässerte Ackerbaufkächen der Umsiedler. In Pishpek Bezirk, Chui Tal Strom zu jeder Seele Umsiedlungsfarmen des Mannes fiel 8 Zehntel und etwa 6 Desjatinen Ackerland.
Vergleichen Sie nun, welche Position die einheimische Bevölkerung zu jener Zeit hatte. Dies ist einer der offiziellen Dokumente. Einer der Beamten gibt, bezogen auf den Chui und Karakol Talbereich folgendes Bild: "Kosaken (Einwanderer) auf der einen Hof fällt 6.1 Zehntle von den Bauern auf der einen Hof fallen 9,9 Zehntel bequem Ackerland Pflügen in Ismailbek Taranchiev und Dungan 3,8 Zehnte und 1,4 Acres Kirgisen. Pastures ein yard Kosaken (Einwanderer) hatten 8,8 Zehntel, Bauern 17,9 Zehnte Ismailbek Taranchiev und Kirgisen und Dungan 4,1 12,4 Acres.
Das, Genossen, war das Verhältnis bei der Nutzung der Bodenressourcen und ihre Verteilung im nationalen Tei. In jeder Hinsicht fiel eine bessere und größere Menge an Land auf russische Einwanderer und die einheimische Bevölkerung wurde von ihrem Land vertrieben in die ärmeren Gebiete und sie hatten eine viel kleinere Fläche des Landes im Vergleich zu den Umsiedlungsfarmen. Die einheimische Bevölkerung wurde vor allem in den gebirgigen Teil vertrieben, wo es unmöglich war, Landwirtschaft zu betreiben und nachhaltige Weidewirtschaft zu betreiben, und die Unmöglichkeit, Winterfutter zu beschaffen.
Darüber hinaus stellte sich die Frage der Pachtverhältnisses. Zu dieser Zeit gab es nur sehr fortgeschrittenen Pachtverträge, was die Umsiedlungsfarmen betraf. Eine interessante Tatsache ist, dass sie mehr Land pachteten, als sie bewirtschaften konnten. Wie ist das zu erklären? Erstens die Tatsache, dass die kirgisischen waren überwiegend Neuland, die kirgisischen Bauern hatten nicht die gleiche Ausrüstung, Pflüge, und so weiter.

Warum waren die Einwanderer daran interessiert, Land für einen Zeitraum von 30 bis 35 Jahren zu pachten? Nach Ablauf dieser Frist war es unwahrscheinlich, dass diese Ländereien nach Kirgisistan zurückgekehrt wäre.
Diese Punkte dienten der starken Entwicklung des Pachtverhältnisses.
Der Umzug erfolgte zu einem Zeitpunkt auf zwei Hauptlinien: erstens die geplante Verlagerung, als die Bauern mit Hilfe des Staates bewegt und zum anderen die nicht autorisierte Umsiedlung. In Anbetracht der Tatsache, dass die Bauern, die hier kommen, um die beste und bequemste Land erhalten, auf das, was bekamen sie in großen Mengen, suchten die Landlosen und landarmen Bauern Zentralrusslands hier. Es stärkte die nicht autorisierte Umsiedlung.
Hier ist ein kleines Beispiel, die typisch für Kirgisistan. In der ehemaligen Bagishskoy Gemeinde Pishpek County (es ist jetzt im Belovodskiy Bereich) ist das Dorf von Petrovsky. Das Dorf wurde von den immigrierten Farmen illegal eingenommen und sie begann nicht nur die Einheimischen Kirgisen, sondern auch die alten russischen Bewohner zu verdrängen. Luda kam, nahm das Land und begann seine Arbeit auszuführen. Kirgisen und Russen protestierten, und reichten eine Beschwerde beim Bezirkschef und Landverwaltung ein. Diese Frage dauerte 10 Jahre bevor sie zum Turkestan Generalgouverneur kam , und während dieser Zeit kamen immer mehr Menschen, und die Zahl der Betriebe erhöhte sich. Nach einem harten Kampf haben noch kirgisische Erlaubnis vom Landrat Land zurück bekommen. Aber in dem Moment, wo es notwendig war, das Ereignis im Leben der Freisetzung und Rückgabe von Land Kirgisistan, Turkestan Generalgouverneur zu halten bestellt "samovoltsev an ihrem Platz bleiben," und sie gingen.
Dieser Fall ist kein Einzelfall. Solche Fälle waren zahlreich. Dies war eine unbefugtem Verlagerung.
Landkolonisation ging auch durch die Erfassung des Hauptbewässerungsnetz, weil dann unfreiwillig kirgisischen Bevölkerung und einen unteren Teil befreit.
Nehmen Sie ein typisches Beispiel. Es gibt einen Ort Baitik, Pavlovka (Alamedin in der Gegend), die mit dem Hauptgebäude des Bewässerungsnetz der Nähe ist. Resettlement Farmen begann dort illegal Gesicht nach unten, ergriff das Bewässerungsnetz und, am Ende, war gezwungen, den unteren Teil des Kirgisen zu lösen, t. To. Haben sie ein paar Jahren nicht mehr geben, um Wasser zu holen. Und es gab viele Beispiele.
So unberechtigte Nutzung von Land ging durch die Einnahme der beste Land, das Hauptgebäude Kanäle, Bewässerungsnetz, und so weiter. D. Praxis der unberechtigten Beschlagnahme von Heuwiesen, die besten Weiden, und dann verbot sogar Kirgisen Rinder Unterführungen Straßen jagen oder laufen Rinder pro Kopf eine Gebühr . Wir sehen hier, dass die entsprechende Kolonisation wurde auf allen Linien durchgeführt.
Das, Genossen, das ist in erster Linie von den dann bestehenden Land Beziehungen geprägt.
In Bezug auf die Turkestan, wo es zu dieser Zeit keine Industrie war, nur der Hauptzweig der Wirtschaft war die Landwirtschaft Kanten, das ganze Leben der Bevölkerung war mit der Landwirtschaft verbunden sind, damit der Boden.
Berauben die Arbeiter der einheimischen Bevölkerung das beste Land ohne Entschädigung und Vergütung der zaristischen Autokratie damit Arbeiter der Landwirte raubt ist die einzige große Quelle des Lebensunterhalts und wirtschaftlichen Lebens.
Was dann auch für andere Ursachen für den 1916 Aufstand aus. Sie können immer noch einige Beispiele in Bezug auf die Handlungen der lokalen bais manaps und die Landfrage geben. Ich habe schon gesagt, dass Grundbesitzer zu der Zeit waren nicht arm und Mittelbauern bewirtschaftet selbst und bais und Manapov und lokalen Beamten. Sie konnten jederzeit den Kauf oder Verkauf Land leasen. Darüber hinaus hatten sie einfach eine Politik erfassen oder Transformation in das Eigentum der bequemste, die meisten der besten Land von Migranten verlassen.

Dieser Fall ist nicht eindeutig. Solche Fälle waren zahlreich. Dies wird als eine entwickelte unbefugtem Verlagerung aus.
Land Kolonisation ging auch durch die Erfassung des Hauptbewässerungsnetz, weil dann unfreiwillig kirgisischen Bevölkerung und einen unteren Teil befreit.
Nehmen Sie ein typisches Beispiel. Es gibt einen Ort Baitik, Pavlovka (Alamedin in der Gegend), die mit dem Hauptgebäude des Bewässerungsnetz der Nähe ist. Resettlement Farmen begann dort illegal Gesicht nach unten, ergriff das Bewässerungsnetz und, am Ende, war gezwungen, den unteren Teil des Kirgisen zu lösen, t. To. Haben sie ein paar Jahren nicht mehr geben, um Wasser zu holen. Und es gab viele Beispiele.
So unberechtigte Nutzung von Land ging durch die Einnahme der beste Land, das Hauptgebäude Kanäle, Bewässerungsnetz, und so weiter. D. Praxis der unberechtigten Beschlagnahme von Heuwiesen, die besten Weiden, und dann verbot sogar Kirgisen Rinder Unterführungen Straßen jagen oder laufen Rinder pro Kopf eine Gebühr . Wir sehen hier, dass die entsprechende Kolonisation wurde auf allen Linien durchgeführt.
Das, Genossen, das ist in erster Linie von den dann bestehenden Land Beziehungen geprägt.
In Bezug auf die Turkestan, wo es zu dieser Zeit keine Industrie war, nur der Hauptzweig der Wirtschaft war die Landwirtschaft Kanten, das ganze Leben der Bevölkerung war mit der Landwirtschaft verbunden sind, damit der Boden.
Berauben die Arbeiter der einheimischen Bevölkerung das beste Land ohne Entschädigung und Vergütung der zaristischen Autokratie damit Arbeiter der Landwirte raubt ist die einzige große Quelle des Lebensunterhalts und wirtschaftlichen Lebens.
Was dann auch für andere Ursachen für den 1916 Aufstand aus. Sie können immer noch einige Beispiele in Bezug auf die Handlungen der lokalen bais manaps und die Landfrage geben. Ich habe schon gesagt, dass Grundbesitzer zu der Zeit waren nicht arm und Mittelbauern bewirtschaftet selbst und bais und Manapov und lokalen Beamten. Sie konnten jederzeit den Kauf oder Verkauf Land leasen. Darüber hinaus hatten sie einfach eine Politik erfassen oder Transformation in das Eigentum der bequemste, die meisten der besten Land von Migranten verlassen. Zum Beispiel in der ehemaligen Pishpek County, jetzt in Alamedin Gegend in der Nähe uns das Dorf Tash-Tyube ist, lebte ein berühmter Manapov dort - Baytyk. Lokale kirgisischen und russischen Oldtimer kenne ihn gut. Hier ist Baytyk ihr eigenes Land das ganze Tal bis zum Ober Alarchi erklärt, aus den aktuellen Zentren starten. Das ganze Tal gehörte ihm (im Bereich nun als Ganzes Tash-Tyube Dorf genommen wird) und weder kirgisischen noch ein Arbeiter russischen Bauern nicht gewagt, konnte nur zu nennen, aber nicht durch dieses Gebiet Vieh zu treiben. Nicht zu grasen Rinder, sondern auch loswerden. Es gab viele Fasane. Ein Bauer, Kirgisistan, einmal gefangen dort ein Fasan und nahm ihn mit nach Hause. Baytyk lernen, es auf eine feine Weise nahm seine neun Stück Vieh.
Ein anderes Beispiel: in Kochkor, ich selbst ein lebendiges Zeugnis von diesem Fall bin, war berühmt Manapov Kobogon Aji. Die gesamte Küste von Kochkor Flüsse, die alle das beste Land, etwa in einer Entfernung von 12 bis 15 Meilen wurden ihnen ihr Eigentum erklärt, und niemand wagte Kirgisen alle Vögel in diesen Orten ohne Erlaubnis zu fangen.
Dann ein weiterer berühmter Manapov Shabdan, der sich im Chu Tal lebte, ging in Kara-Cola, sah die Ufer des Sees Issyk-Kul vom Bahnhof entfernt. Rybachi zu Toraigyr, die besten Plätze für die Jagd und erklärte den Ort als ihre eigene, ihre Söhne zu jagen, und niemand ohne seine Erlaubnis nicht zu nennen wagt.
Ein paar Worte, ob die Politik auch in Bezug auf die Vorrichtung landlos russischen Bauern, wenn sie richtig auf der Landfrage durchgeführt, durch die Migration von Zentralrussland in den Osten, insbesondere in Turkestan. Natürlich ist das falsch, auch wenn wir zu dieser Sicht kommen, weil Sie wissen, dass der Hauptgrund liegt der Vermieter Landnutzungssystem, das in landwirtschaftlichen Betrieben, eine enorme Menge an Landfläche nimmt in der kapitalistischen Landnutzungssystem, sie also ohne Land zu verlassen und dieses Land ist durch die Nutzung Entwicklungsaktivitäten abgewickelt. Die Schaffung eines solchen Reichsregierung in der Landnutzung wäre noch die Agrarbewegung in Ost-Turkestan zu erhöhen, von denen wir gesprochen haben. Hier ist, wie Lenin diesen Punkt gekennzeichnet, lassen Sie mich ein kleines Zitat zu lesen: "aber die richtigen Argumente - sagt Lenin - liberale Herr Kaufman verkörpern dennoch ein sehr bedeutender Fehler Herr Kaufman argumentiert: für eine bestimmte Auswahl von Personen, auf einer bestimmten Ebene von ihrem Wohlergehen. wenn dieses Land ihre kulturellen Ebene auf die Bedürfnisse der russischen Bauern auf jeden Fall unzureichend Umsiedlung deshalb zu treffen -. er kommt zu dem Schluss, den Schutz der Cadet Agrarprogramm, - es ist notwendig, die Enteignung von privatem Grundbesitz im europäischen Teil Russlands ".
Dann schreibt Lenin: "Dies ist eine gemeinsame liberale und liberal-populistische Argument unserer Ökonomen es so konstruiert, dass daraus Abschluss bekommen, ob eine ausreichende Anzahl geeigneter für Land Umsiedlung nicht die feudalen Latifundien die Kadetten und dergleichen Herren berühren konnte.. Politiker, gründlich mit der Sicht eines gütigen offiziellen erfüllt, gibt es einen Anspruch über den Klassen stehen, über dem Klassenkampf zu steigen, in ihrer Sprache scheint es, dass es nicht, weil es notwendig ist, die feudalen Latifundien zu zerstören, was sie von der feudalen Ausbeutung von Millionen von Menschen vor Ort bedeuten, Fessel es und die Verzögerung bei der Produktivkräfte Entwicklung, sondern weil es unmöglich ist heute Millionen von Familien irgendwo in Sibirien oder Turkestan zu verschmelzen. in einem serf-Klassencharakter der russischen Latifundien übertragen, um den Schwerpunkt, und die Möglichkeit der Versöhnung Klassen Zufriedenheit Mann ohne Groll Gutsbesitzer, ein Wort über die Möglichkeit des berüchtigten "sozialen Frieden".
"Diese Millionen von Zehnten und in Turkestan und in vielen anderen Orten in Russland," erwarten "nicht nur die Bewässerung und die Aufarbeitung aller Art: sie erwarten auch die Freilassung der russischen landwirtschaftlichen Bevölkerung aus den Überbleibseln der Hörigkeit, von der Unterdrückung der Rittergüter von der Schwarzhunderter Diktatur im Land."
Hier, das ist absolut richtig und eindeutig zum Zeitpunkt der Lenin über die Agrarfrage zum Ausdruck gebracht, in Bezug auf die Migrationspolitik. Lenin war absolut richtig, dass diese Politik wird die zaristische Regierung sicherlich die Landfrage nicht lösen nicht die Agrarfrage gelöst ist, und in Zentralrussland, im Gegenteil vertieft die Agrarbewegung Agrar Unzufriedenheit in Turkestan.
Hier ist ein typisches Beispiel in Bezug auf die zaristische Regierung die Unzufriedenheit wächst in Turkestan bis 1916. Im neunzehnten Jahrhundert, wird die Bewegung wie folgt charakterisiert: Ferghana war ein Aufstand im Jahre 1885 viele namhafte Leistung in ganz Zentralasien, den Aufstand in Tashkent zu groß im Jahre 1892, dann wird der Andijan Aufstand im Jahre 1898 zusätzlich die Gruppe im Jahr 1900 öffentliche Aufführungen dort organisiert, 75, 1905 235, 1910 334 und 1915 372. dort von der städtischen Bevölkerung in der Zeit von 1901 bis 1915 auch bedeutende Aussagen waren 87 Fälle wurden Auseinandersetzungen mit der Bevölkerung der königlichen Verwaltung gewesen. Als Ergebnis dieser Auseinandersetzungen wurde von der zaristischen Verwaltung 38 getötet und verwundet 47 Personen. Diese Kollisionen sind nicht ohne Opfer und für die Armen getan, aber des Königs Beamten, die Zahl der Todesopfer von den Armen, hält es nicht für notwendig, zu schreiben.

Steuerdruck.

Betrachten wir eine andere Quelle der Kolonialpolitik - Steuerfragen. Sie wissen, dass zu diesem Zeitpunkt in der Steuerpolitik der zaristischen Regierung eine Klasse Ansatz hatte, Differenzierung zu Steuererleichterungen für die Reichen Verschiebung der Schwerpunkt der Steuer auf die Armen und peonage dass. Als Folge sank die gesamte Steuerbelastung für die Arbeiter. Ältere Menschen wissen, dass es eine so genannte Steuerfachangestellten. Diese Steuer wird in der gleichen Größe auf jedem Zelt, jeder Jurte, mit jedem Haushalt erhoben werden, unabhängig davon, ob es die Reichen ist, die Mittelbauern oder arm. Auch erhöhte vor kurzem das Militär und andere Steuern werden auch ohne Differenzierung nach der Eigenschaft Status erhoben. Der ganze Schwerpunkt der fallenden Steuereinnahmen, während auf die armen und mittleren Bauern, aber Beg-manapskie Elemente und einen Weg gefunden, von der Steuer zu befreien, die mit anderen, um sie auf einer gleichen Basis fiel.
Zum Beispiel wird die Steuer auf jedem Stück Vieh erhoben. Was hat dann Grafschaft Stewards, Vorarbeiter, Zenturionen und Vorarbeiter, all diese Leute, die Interessen der bais die Interessen der Reichen ausschließlich dienen,? Wenn erstellte Listen der Tiere (ich selbst war ein lebendiger Zeuge es mit meinen eigenen Augen gesehen haben), dann wird der arme Mann, 10-15 Schafe hatte, schrieb 200-300 Schafe, während die bai, die eine 500 hatte - Schafe tausend, dort 30-40 Schafe waren.
Hier sind einige brutale Haltung von Beamten war, Pfarr Steward, aul Ältesten, sie für diese Dienste in der Tasche machen wurden, erhielten riesige Bestechungsgelder von den Reichen. Aber von diesem Leiden Armen, die er die ganze Last dieser Steuer verschoben wurde.
Die lokale Steuer, die ausschließlich dazu bestimmt ist, für manaps, respektable Personen, Gemeinde Steward, Vorarbeiter, und so weiter gerecht zu werden. D. Jedes Mal, Steward Reise Gemeinde in welcher die nächste Stadt Angelegenheiten über den Stand und die eigene war gekostet hat riesige Mengen an Geld, dass nach zerlegt Zurückkehren von kibitka, vor allem die ärmsten, und sie wurden angeklagt.
Wie damals entwickelte eine Bestechung? Macht in den Händen der militärischen Vertreter der russischen Regierung und der Zivilverwaltung, beraubt die Menschen auf das "Gesetz" und ohne "Gesetz". Bribery während in Kirgisistan war es alltäglich: ein Schmiergeld nahm alles von einem Polizisten, der Polizei und endend mit dem Generalgouverneur. Diverse und unbegrenzte Erpressungen erhoben bei jeder Gelegenheit und nahm oft den Charakter einer weit verbreiteten und sehr offenen Raub. Nirgendwo und keines der Organe konnte keinen Fall nicht gut genug, um sich verpflichten, die Beamten und Übersetzer dieses oder jenes Gerät zu schmieren. Bestechungsgelder waren im Handel und Handelsunternehmen weit verbreitet.
Unbegrenzte und mehrere fache Bestechung und Erpressung "chigim" nahm kirgisischen Administratoren, Gründer und Manapov bais. Sie plünderten ihre Bevölkerung "chigimami" bei jeder Gelegenheit, und ohne jeden Grund. Zu der Zeit war es die Art und Weise, um mehr bestechen. Diese Grafschaft Herrscher und Manapov, die keine Bestechungsgelder aus der Bevölkerung zu garantieren, waren schlechter Verwaltung betrachtet, t. Um zu. Nicht angemessen ihre Interessen dienen. Diejenigen, die Schmiergelder wenig nehmen, auf eine schlechte Rechnung stehen.
Daher, Genossen, ist es offensichtlich, dass die Ausbeutung, uneingeschränkt durch irgendwelche Grenzen, keine Gesetze, doppelte Unterdrückung und Ausplünderung der zaristischen Regierung und der lokalen nationalen Bourgeoisie, die zu der Zeit existierten, abgeleitet von einem unabhängigen Wirtschaftsleben der armen und mittleren bäuerlichen Massen und einen Weg zu öffnen obatrachivaniyu, Elend und Verderben der landwirtschaftlichen Betriebe.
Tatsächlich während der Vorabend des Aufstands von 1916, haben wir eine Menge von Fällen hatte die Umwandlung der Mittelbauern in den Armen und die Armen in den Landarbeiter. Das ist die Art und Weise der Prozess der Entwicklung der Kolonialpolitik, die Entwicklung der feudal-patriarchalischen Ausbeutung der Armen und Mittelbauern aus feudalen und Stammes-Elemente und der Bourgeoisie war.
Resettlement Betriebe, die enormen Vorteile dieser billige und Landarbeiter- Arbeit in einem bestimmten Teil von ihnen sehr schnell verwandelte sich in unearned kulak Farmen genossen. Deshalb, dass die Aufgaben der Reichsregierung sich auf am Rande von Ost-Turkestan Dzhetysuyskoy Region schaffen starke Kulaken Landwirtschaft, die eine Unterstützung für die zaristische Regierung erzwungen wurden sein kann.
Dass Kennzahlen - im Durchschnitt 50% und höchstens 90% der Wander Haushalte ein bis drei ständigen Arbeiter und von 3 bis 15 temporäre Saisonarbeiter. Das, Genossen, wie stattfand, um den Prozess, diese Betriebe in unearned Ausnutzung Wirtschaft umzuwandeln. Daraus wuchs die berühmten dzhetysuyskoe Kulaken.

Die Schwere der gerichtlichen und administrativen Druck.

Nehmen Sie die Gerichte und die Verwaltung. Die Armen Zugang zu den Gerichten, wenn ihre Beschwerden diskutiert wurden keine Aufmerksamkeit auf sie sowohl seitens der zaristischen Regierung und die lokale Intelligenz und lokale Beamte im Namen der Pfarrgemeinde Steward und der Vorarbeiter war nicht gegeben.
Das werde ich, Genossen, ein Merkmal kleiner Auszug aus dem Schreiben des Kirgisen, der verhaftet wurde, wurde er mit einem Brief nach der Verhaftung diagnostiziert. Er schreibt wie folgt: "zu beklagen gibt es niemanden, weil diese Beschwerden nicht erfüllt sind, zumindest gibt es ein Beispiel für die Achtung der kirgisischen Beschwerden Außerdem kirgisischen .." Bash-Adams "(Ältesten) sind damit beschäftigt, immer ein Wahlkampf für das Büro Herrscher, aul Ältesten und Volks bei festlichen Handel Russisch, richtete die Regierung die Anwesenheit der Behörden gekauft Richter. Diese Wahl Kampf absorbieren alle Gedanken, die Seele und das Leben des kirgisischen Volkes, von den unwissenden "bash-Adam" geführt, so dass Fragen über das Wesen einer Nation, Land und andere, und andere nicht nehmen ihre Meinung. ich erkläre Ihnen, dass keine landesweite Bedürfnisse der Kirgisischen "bash-Adam" in aksakals Gesicht nicht das Gefühl, und jeder ist mit Fragen über geschaffenen Arbeitsplätzen erstmals die Position vom 21. Oktober 1868 und dann die aktuelle Steppe Position 25. März 1891. Seit Genehmigung beschäftigt Wahlgesetz die Chefs und den Gouverneur gewährt, hat es sich zu einer großen Menge an Schikane unter den Kirgisen, Schikane, Spionage und Denunziation entwickelt. Die Gier hat die dominante Reiz Aktivität geworden "bash-Adam." Psychologie Kirgisen Verderbtheit, so dass keine Bestechung und keine Tricks, nichts, was sie nicht getan haben, und nicht passiert. Keine soziale Aktivitäten und keine öffentlichen Zwecke, für sie gibt es nicht. Inzwischen, das ganze Land verlassen und unter der Umsiedlung und "bash-Adam," heuchlerisch loben diejenigen, die rauben ihr Land und selbst diejenigen verurteilen, die versuchen, ihr Land zu verteidigen, weil diejenigen, die gegen die Behörden gehen, ihrer Meinung nach, sind Narren. "
Hier ist dann dekhkan Meinung in Bezug auf Kirgisistan, die Position der Fürsten zu besetzen. Daher ist es klar, dass die kirgisischen Armen zu dieser Zeit, nicht nur die Schwere der zaristischen Regierung Unterdrückung in allen Bereichen des wirtschaftlichen und politischen Ordnung fühlte, und die lokalen ausbeute Tops.

Die Auswirkungen des imperialistischen Krieges, und auf der Rückseite der Arbeit festgelegt.

Die genaue Ursache des Aufstands am Vorabend des Jahres 1916 ist schon sehr Schwere des imperialistischen Krieges. Sie wissen, dass im dritten Jahr des imperialistischen Krieges, das zaristische Russland in den politischen und wirtschaftlichen Bedingungen bereits deutlich geschwächt. Kriegssteuern, alle Arten von Erpressung und Spenden wurden gestärkt. Erzeugt Mobilisierung und Anforderung der besten Pferde, die Mobilisierung und Anforderung von Fahrzeugen (Kamele), werden von der Bevölkerung gewählt Filzmatten, Taschen und Lassos und so weiter. E., für militärische Zwecke. Diese Momente sind auch eine der Nachbeben, was und zu intensivieren Unzufriedenheit der Arbeitermassen von Kirgisistan.
Darüber hinaus war eine der unmittelbaren Anlaß die Ursache für die Revolte auf der Rückseite der Arbeit eine Reihe von Arbeits war. Als Ergebnis von drei Jahren des imperialistischen Krieges, sicherlich die zaristische Regierung war geschwächt und erforderte eine Reihe von Maßnahmen, um die Streitkräfte zu erhöhen.
Inzwischen wurden viele Menschen zu dieser Zeit eingesetzt, um die Werke zu umgeben, wie zum Beispiel: .. Um eine Reihe von militärischen Einrichtungen zu bauen, zu untergraben Gräben, Verkehr usw. Mit einem Wort war die notwendige Arbeit, diese Arbeiten auszuführen, so dass ein Teil der Menschen, arbeitet bereits an diesen Arbeitsplätzen und mit den Armen nach vorn für sofortige militärische Aktion zu entfernen. Wenn die zaristische Regierung ihre Schwäche fühlte, wird angenommen, dass diese Werke die einheimische Bevölkerung Turkestans dienen kann, damit die Menschen für eine militärische Aktion zu befreien. Zu diesem Zweck 25-VI-1916 von der zaristischen Regierung in der Person des Kriegsminister einen Auftrag erteilt, um Menschen für diese Arbeit unter der einheimischen Bevölkerung zu mobilisieren, die Bevölkerung von Turkestan (Ausländer als in der Reihenfolge ausgedrückt) im Alter von 19 bis 43 Jahre alt.
Hier hat sich die königliche Regierung eine Sache vergessen - sein Versprechen an die kirgisische Volk und in der Regel Turkestan. Als er Turkestan erobert, der "AK Pascha" (die so genannte russische König - weißer König) ein Versprechen an die Menschen in Turkestan, die die alten Leute erinnern sich bis heute, dass ihre militärische Operation zu ergreifen, um die militärische Mobilisierung der Steuer nicht ersetzen. Trotz dieser, immerhin wurde ein Auftrag erteilt, und 28-VI dieser Auftrag durch Telegramm wurde Turkestan Generalgouverneur geben, und dieser gibt 8-VII Ihre Bestellung auf Turkestan Region. Damit die Turkestan Region, schreibt er, die Mobilisierung von 19 bis '31 Dieses Alter soll zum ersten Mal zu nehmen, und dann weiter bis 43 Jahre zu mobilisieren, auf. So am Rande des Turkestan razverstalos 220,000. Die Arbeitnehmer sind auf Dzhetysuyskuyu Region fielen 43 Tausend Arbeiter.

 

Schlussfolgerungen.

Es kann auf dem Teil bereits Fragen abgeschlossen werden.
Die erste Schlussfolgerung kann gemacht werden, so dass dank der kolonialistischen Politik der zaristischen Regierung, wir am Vorabend des Aufstandes im Jahr 1916 zu nutzen Wachstumschancen Umsiedlung Fäuste beobachtet haben, bezogen auf das Beste von Land und Wasserquellen zu erfassen.
Die zweite Schlussfolgerung, die Stärkung der kapitalistischen Tendenzen Umsiedlung kulak Farmen durch die Ausbeutung der lokalen indigenen Landarbeiter und armen Russisch.
Die dritte Schlussfolgerung ist, dass die nationale Bourgeoisie angesichts der Bais und mapapov durch sorgfältige Unterstützung der zaristischen Regierung, stärkte seine patriarchalisch-feudalen Verhältnisse und Arbeitsweisen der lokalen landwirtschaftlichen Arbeiter und die Armen.
Die vierte Schlussfolgerung aus der obigen können wir die politische und wirtschaftliche Macht der ausbeuterischen russischen Elite Umsiedlung Fäusten und lokale nationale Bourgeoisie, bildet zugleich die erbärmlichsten Minderheit in Bezug auf die Gesamtbevölkerung von Turkestan und Dzhetysuyskoy Bereich dank der grenzenlose Ausbeutung der arbeitenden Menschen, mit Hilfe der Reichsregierung stärken .
Schließlich ist die fünfte Schlussfolgerung - schnelle Zerstörung, Verarmung, während die überwiegende Mehrheit der Bevölkerung der einheimischen Arbeiter bilden, armen und mittleren Bauern, die Erhöhung des Wachstums der Unzufriedenheit verursacht.
Das, Genossen, ist das, was politische Schlussfolgerungen. Auf der einen Seite sehen wir die Stärkung und Nutzung von Wachstumschancen kleine Anzahl von Menschen, auf der anderen Seite bedrohlichen Rückgang der kulturellen und Gemeinschaft, das wirtschaftliche Wohlergehen von armen Gemeinden und Landarbeiter, die überwiegende Mehrheit bilden.
Von hier aus können Sie genau die richtige allgemeine Schlussfolgerung zu machen ist, dass die Mehrheit der kirgisischen Wander Bauern dank dieser Politik, die Agrarwirtschaft zu führen aufgrund des Mangels an geeigneten Land nicht in der Lage war und deshalb im gebirgigen Teil stark herausgedrückt wird, sie Viehzucht zu betreiben wollte. Aber es nachhaltige Tierhaltung zu halten, sie konnten auch nicht, weil der Berg, waren sie nicht in der Lage eine feste Nahrungsgrundlage zu schaffen. Es erstellt eine solche Position ist und kirgisischen Hirten, während stark Mangel an Futter verurteilt wurden, und Jute. Daher als Folge der Verlust von Vieh und instabilen Zustand Rinderfarmen sind daher instabil, Low-Power wirtschaftliche Tierhaltung, die wir in Bezug auf die Kirgisistan hatte und die jetzt die sowjetische Regierung und die Kommunistische Partei pereobrazuyut und auf sozialistischer Grundlage neu organisiert.
Hier sind die rückständigsten, primitiven Formen, in einigen Fällen, halbnatürliche Formen der Tierhaltung waren, als Folge der zaristischen Kolonialpolitik und in unserer heutigen Kirgisistan.
Hier sind alle die Summe dieser Bedingungen die Ursache für den Aufstand im Jahre 1916 war. Erklären Sie den Aufstand nur dann gesetzt Kirgisen auf der Rückseite der Arbeit ist nicht erforderlich. Dieser Satz war der einzige direkte politische Grund, angesichts der Reiz, Schieben, ein paar Jahre historisch bestehenden wirtschaftlichen Gründen angesammelt, die ich beschrieben habe.

II. Die Art des Aufstands und seiner treibenden Kräfte.

In diesem Zusammenhang kann festgestellt werden, dass im Grunde die treibende Kraft hinter dem Aufstand war. die treibende Kraft hinter dem 1916 Aufstand in Kirgisien war Dekan Gewicht in das Gesicht der armen Landarbeiter und mittleren Bauern Natürlich. Die Wucht des Aufstands sowohl in der Offensive und in der Niederlage erlitten auf ihren Schultern sie sind.

Der Charakter des Aufstands.

Die Art des Aufstands war in erster Linie die nationale Befreiung. Aufstieg eines Schlag gegen die Zerstörung der königlichen Verwaltung gerichtet, der Angriff auf die Büros des Bezirkschef, der Angriff auf den Kommissaren der Bezirkschefs Migrationspolitik, den Angriff auf die Post- und Telegraphenbüros und Post- und Telegraphenbeamten, und so weiter. D. Der Haupt Feuer konzentrierte sich auf diesen Seiten zu verwalten . Berichten zufolge nur Przhevalsky (Issyk-Kul-Becken) und Pishpek Grafschaft Rebellen wurden in den militärischen Einheiten von etwa einem halben Dutzend Offiziere getötet, 60 Männer eingezogen wurden 50 verletzt und Dutzende unteren Ränge wurden von den Rebellen gefangen genommen. Darüber hinaus gab es Angriffe auf die Umsiedlung Dörfer in den russischen Kulaken und reichen. "Die treibende Kraft hinter dem Aufstand waren Farmen und Rindermassen Zentralasien und die proletarischen und halbproletarischen Elemente der indigenen Städte waren unter dem doppelten Joch des russischen Imperialismus und den lokalen ausbeutenden Klassen.
Sie wurden in erster Linie gegen die Königs Administratoren ihren Verfolgern auf dem globalen Schlacht, auf der Rückseite der Arbeit gemacht.
In dem Bemühen, die kolonialistische Politik der Regierung und ihre katastrophalen Folgen zu beseitigen, die Rebellen in Bereichen die umfangreichste Entwicklung der Kolonisation (Kirgistan) gebracht, ihre Angriffe auf die Kulaken und gut situierten Schichten der russischen Siedlungen der Bevölkerung. "(Aus Thesen SAB KPdSU (b)) sind die wichtigsten Merkmale des Aufstands.
Was die Politik-Beg manapskih Elemente und zum Zeitpunkt der bestehenden bürgerlichen Parteien in dieser Rebellion gewesen.
Der Initiator der Rebellion selbst war peonage, die armen und mittleren Bauern der indigenen Bevölkerung. Die Sozialrevolutionären Partei war zu der Zeit eine Politik der Kolonisierung Kante, für die Beschlagnahmung von Land, für das SR-Partei-Programm, das in Turkestan existierte, war Kolonisierungsprogramm landen wir darüber gesprochen.
"Die Sozialrevolutionäre, schreibt Genosse. E. Fedorov, der Kampf um Land übertragen, die Bauern gegen den Vermieter in Turkestan in der Ebene des Kampfes der Bauern für kirgisischen Migranten Land. Es war auf jeden Fall konterrevolutionäre Arbeit von SRs in Turkestan."
kein Interesse für kirgisische Arbeiter Bestehende, während der so genannten "Dschadidismus" und "Pan-Islamismus", und die Arbeiter hatten keine Ahnung von Turkestan als Ganzes.
Dzhadidizm wie alle bürgerlichen Strömungen, zeigten nur ihre bürgerlichen Grenzen und keinen Schock, Unterstützung in Bezug auf die revolutionäre Erhebung dekhans nicht gerendert.
"Pan-Islamismus", wegen seiner reaktionären Charakter, tat alles, um die feudalen Verhältnisse und das alte Betriebssystem zu stärken. Folglich auch diese bürgerliche Organisation hatte keine Hilfe Impulse für den revolutionären Aufstand zu geben.
Aufgrund seiner Natur als bürgerlichen politischen Trend, diese beiden Organisationen könnten nicht dazu führen, und den Aufstand zum Angriff der kapitalistischen Herrschaft führen.
Viele Kirgisen Manapov engagiert in der Politik und spielte eine verräterische Rolle der verdeckten während der 1916 Aufstand
Ich werde jetzt das wichtigste Dokument für Sie gelesen. Bisher dieses Dokument in unserer Presse leider nicht ausreichend Licht empfangen. Tash Khudaibergenov an die Presse über das Jahr 1916 zu sprechen behauptete, dass eine Reihe von anderen Shabdanov manaps ist die eigentliche Führer des Aufstands. Zugleich rief er die Namen der Söhne Shabdanova.
Ich werde Dokument, das beschreibt, welche Position Shabdanovy während des Aufstands besetzt und vor dem Aufstand. Viele Menschen wissen, dass einer der Söhne Shabdanova damals Pfarrei Steward war, hat er seine feierliche Versprechen in Ehren an die zaristische Regierung gegeben erfüllt, bei der Vorbereitung des Managers Zeichen, dass er nie für die zaristische Regierung schlecht reparieren würde und ehrlich, werden in gutem Glauben Durchführung seiner Aufträge. So er und sein Bruder getan hat, und während der Rebellion seines Bruders kam in Pishpek zum Landrat, wo er sagte, dass die kirgisische Jugend, besonders der Armen und peonage Mobilisierung der Arbeiter widerstehen und sich beschweren.
"... Gemessen an der Stimmung dieser jungen Menschen gegen eine Reihe von Arbeits stehen wird. Daher wollen wir die besonderen Kräfte unter Druck und die Druckanforderung Arbeiter zu verbringen. Diese Position wurde am Vorabend des Aufstands einer der Söhne Shabdanova Hisametdinov gehalten.
Nun nehmen Sie eine andere Aktion Shabdanova. Pishpek Grafschaft Kopf nach dem Aufstand schrieb einen Bericht an den Generalgouverneur. schreibt er in diesem Bericht: "sehr große Massen von Aufständischen versammelten sich", so Steward Sarybagishsky Gemeinde Kemel Shabdanov und andere respektable Personen zu der Überzeugung von der Sinnlosigkeit von der Menge, die Rede, aber die Menge rief: ". einen heiligen Tod Take"
Sie können ein anderes Beispiel zu geben. Einige sagen Manapov Abukin Seil tatsächlich der Führer des Aufstands in Zagórny Gegend. Dies ist auch nicht korrekt.
Hier ist ein Dokument, das Kanata, nicht als Führer des Aufstands und den Aufstand als Verräter bezeichnet. Hier ist seine eigene Aussage, nachdem er festgenommen und verhört wurde. Er sagt: "Der 7. (8. August Beginn des Aufstands - BI), werden wir unter etwa 300 Menschen waren, waren in der Kontrolle des Landgerichts, wo wir zum Bezirkschef von Putintsev ging zu dem versammelten wir eine Erklärung, dass die Jugend nicht einverstanden, die Menschen zu geben, usw. Mit einem Bezirksleiter der drei in Gegenwart von anderen gesagt, nämlich: .... Hisamutdinov Shabdanov (Sarybagishskaya Pfarrei), Kurman Lepesov (Kurmanhodzhinskaya Stadt) und ich übersetzte Übersetzer Abdukerim Sadykov Bezirkschef Putintsev sagte uns, er Position vergangen ist, und wir müssen mit dem neuen Bezirkschef Rymshevichem zu sprechen, und er will uns mit der Bitte zu wenden, da sein Ausscheiden aus dem Amt, und zu Ehren seines Build für Patienten Arasan (Issygatinskie Mineralwasser) Baracken. wir kamen überein, sofort zu geben mit all den ehemaligen Gemeinden hier für 30 Cent jedes Zelt. bei Gesprächen mit Putintsev uns Rymshevich ging denen wir mit der gleichen Aussage über junge Menschen angesprochen unwillig den Anforderungen Listen und Sätze der Erstellung vorzulegen und bat ihn um die Truppen zu nennen. Diese Erklärung wurde in Gegenwart von Putintseva gemacht, und fügte hinzu, dass die Truppen des Anrufs wir Putintseva gefragt. Anfang August der 1., 2. oder 3. mit der Bitte um die Truppen zu nennen und wandten wir uns an Menschikow, der auf dem Set von Pferden zu uns kam. Menschikow antwortete uns, dass er an den Landrat zu Pishpek und berichten wird. Danach war er anwesend Pishpek bis 7. August, als wir im Bezirkschef waren. Rymshevich uns nicht gesprochen haben, sondern einfach drehte sich um und ging weg von diesem, haben wir festgestellt, dass wir nicht das dringende Problem der Attraktivität der Arbeit, sondern um das zu lösen sind aufgerufen, für uns, Geld zu spenden Kaserne im Auftrag von Arasan Putintseva zu bauen. "
Dieses Dokument ist sehr klar und zeigt deutlich die Rolle kirgisischen Manapov während des Aufstands gespielt. Daher ganz falsch zu behaupten, dass die kirgisische bais und Manapov die eigentlichen Führer des Aufstands ist.
Sie stehen unter starkem Druck dekhkan Massen, wegen der Angst - die Offensive zu treffen war nicht direkt auf ihn gerichtet, und aus Angst, nicht ihrer Vorfahren und manapskie Autorität in der Bevölkerung zu verlieren, waren die Massen an einigen Stellen sehr formal und nicht die materiellen vorübergehend stand der Bewegung an der Spitze.
Tatsächlich sind die eigentlichen Führer des Aufstands, waren sie nicht. Aufgrund der allgemeinen und patriarchalische starken wirtschaftlichen und politischen Einfluss in ihrer Zeit auf die Bevölkerung und aufgrund des Fehlens von schweren Arbeit unter den arbeitenden Menschen ihre verräterische Rolle von Agenten während des Aufstandes zu belichten, wurden einige von ihnen Khans. Mokush Shabdanov Kanat Abukin und andere wurden Khans ernannt.
Wenn sie offen und aktiv zu historisch gewachsenen unkontrollierbaren Aufstand entgegengesetzt sind, hätte sie mit Sicherheit dieser Privilegien und Autorität beraubt und das wäre auch ein Schlag erhalten haben.

Die Unterdrückung des Aufstands.

Bevor Sie mit dem Hauptteil meines Berichts - zu Schlussfolgerungen, lassen Sie uns über die Frage der Unterdrückung des Aufstands wohnen und über den Stand der Rebellen während des Fluges nach China und zurück zurückgehen. Ich werde versuchen, es kurz zu erklären.
Nachdem die Aufstände in Turkestan von der zaristischen Regierung in der Person des Generalgouverneur von Turkestan schwersten Maßnahmen ausgebrochen waren gegen den Aufstand gemacht. Sie wurden große Kräfte und einen Aufstand in der stärksten im Einsatz und wurde rücksichtslos unterdrückt.
Sehr charakteristisch in dieser Mitteilung, veröffentlicht einen regionalen Gouverneur, zu Beginn des Aufstands:
"Ich erkläre die einheimische Bevölkerung, dass im Fergana-Region sind bereits eingetroffen Truppen mit Artillerie. Die Entsorgung dieser Truppen einzeln und unabhängig mir der Militärgouverneur beauftragt. Senden Truppen, um überschüssige nicht genug ist, nur alle Exzesse der Menge zu bezwingen, sondern auch zu zerstören und planieren jede Siedlung und in der Stadt jedes Viertel oder sogar ein Heimatstadt, wo die heute Zukunft eine ähnliche Unruhen beginnen, koi traten bisher in fast allen Städten und an vielen Orten der Fergana Region. " Pointing weiter zu dem, was ist jetzt eine Reihe von Arbeitnehmern findet mit der "Zustimmung des Volkes" am Ende der Behandlung nehmen sagt der folgende:
"Um Staus der Menge zu vermeiden, lassen Sie jeden tugend nativer die Fanfareanruf hörte eine Menge zu einem bestimmten Ort, einem bestimmten Teil zu sammeln, wird die Aufmerksamkeit auf diejenigen zahlen, die einen solchen Anruf darstellen, und ihre Namen erinnern. Diese Personen, die die Menge der Einberufung nur die Haupt ist Täter von denen Gräueltaten, Vergewaltigung, Körperverletzung und Tötung, die nach dieser Menge uchinyaet und die einzigen, die für die Opfer (Tote und verwundete), die fallen aus den Handlungen der Truppen mit Waffen verantwortlich zu machen. Später, nach der Unterdrückung der Unruhen wird zu Militärgerichten zugewiesen werden, wenn, wie ich bin über die angefordert Ferghana Region haben, werden bei einer militärischen Position bekannt gegeben werden, wird sofort auch Militärgerichte gebildet und nach einer schnellen Untersuchung aller Umstände und auf der Grundlage von Zeugenaussagen, die alle diese Personen für schuldig, die Menge Einberufung installiert werden, werden sie zu Tode gebracht. Wenn Sie es schaffen, die Personen nicht herausfinden, die Eingeborenen zu Masse der Einberufung, jedes Dorf, in dem es ein Durcheinander war, auf meine Befehle zu sein, dem Erdboden gleichgemacht, und das Land für das Treasury ausgewählt. Zur gleichen Zeit werde ich keine Aufmerksamkeit nicht zahlen, alle Medresen und ihr Land, noch auf Stiftungen und Land, die ihnen gehören oder in die Moschee und das Land, die ihnen gehören, oder auf einem privaten Grundstück. das wird wiederum als jener Personen schuldig werden, die die Menge einberufen, als ob diese Personen an mich oder an das Gericht nicht die Bevölkerung an erster Stelle angegeben hat, wird sie in die Dörfer und das Land der Dörfer gehen, wo sie weiterhin Unruhen auftreten, wie oben angegeben. "
So habe die zaristische Regierung in Bezug auf die Unterdrückung des Aufstands. Diese brutalen Maßnahmen wurden von der zaristischen Regierung gegen unbewaffnete Wander Bauern gemacht.
Listen Sie alle Fakten der Gewalt, die die Unterdrückung des Aufstandes gewesen sein, ist unmöglich. Ich kann nur die einzelnen Fakten des Massakers konzentrieren sich auf die Rebellen Kirgisen, die nicht in China zu entkommen hatte es geschafft.
Zum Beispiel, einer der Strafkommandos auf dem südlichen Ufer des Sees Issyk-Kul schneiden etwa 1.000 Menschen, etwa 200 Dörfer Krasnorechensk Ablösung kirgisischen in Tokmak Region getötet etwa 500 Menschen Kirgisen in Pospoldoke im selben Hof getötet wurden, wurden brutal über 300 kirgisischen ausgerottet. Mehrere hundert Kirgisen waren im Bezirk Naryn getötet. Tausende wurden kirgisischen Jurte verbrannt und zerstört die wirtschaftliche Establishment. Alle Rinder und wertvollste Gut in der Kirgisen wurden ausgewählt.
Hier ist, wie die zaristische Regierung mit der Kirgisischen kam, die Rebellen gegen unerträgliche koloniale Unterdrückung, für ihre Befreiung vom Joch der doppelten Unterdrückung.
"Die revolutionäre Partei des Proletariats der Bolschewiki in Zentralasien war zu der Zeit in eine tiefe Untergrund getrieben. Die Massen des russischen Proletariats in dieser Zeit noch nicht gelungen, im entschlossenen Kampf gegen die Autokratie in Hilfe der aufständischen dekhans zu sprechen". Der Aufstieg der revolutionären Bewegung unter ihnen war noch nicht hoch genug. Sie konnten sich aktiv mit Waffen in ihren Händen zu machen nur ein paar Monate, im Februar-März Tagen 1917. Der Aufstand der Kolonial Bauern verließ deshalb ohne proletarischen Führung, und Bey der Führung der bolschewistischen Partei.

Versagt der einheitlichen zentralen Führung der Organisation und damit die Einheit der Handlung und nicht über die Unterstützung und Beratung von der politischen und organisierten Proletariats, revolutionär, nationale Befreiungsbewegung der arbeitenden Massen der Bauern, Hirten in Zentralasien, die den Charakter der lokalen, regionalen Aufstand Bohrung wurde von der zaristischen Regierung zerquetscht für Teile, bevor er auf die Hilfe der russischen Revolution Mitte kam. Die Revolution von 1917 hat die Aufgaben beschlossen, die eine 1916 Aufstand gesetzt hat. Im weiteren Verlauf seiner Kampf, aber nicht allein, und in Verbindung mit dem russischen Proletariat und unter der Führung der bolschewistischen Partei, ließ die Arbeiter und Bauern in Zentralasien das Joch der zaristischen Autokratie und russischen Imperialismus, dann die lokalen ausbeutenden Klassen, wodurch die Möglichkeit des siegreichen Aufbaus des Sozialismus in der Sowjet sichergestellt die Republiken Zentralasien und die Schaffung von Voll de-facto-Gleichstellung von Nationalitäten der UdSSR. (Von SAB Thesen des Zentralkomitees der KPdSU (b))

 

 

Flug nach China.

Die Rebellen konnten nicht die Schwere der Auswirkungen von Feuer ertragen und hatte nach China zu fliehen. Flug nach China war ernst. Der Weg war lang und ungewohnt Flüchtlinge. Wir mussten umziehen auf völlig ungewohnte, hohe und robuste Gletscherpässe. Ich musste Ford ein Dutzend große Flüsse und Hunderte von kleinen Bergflüssen zu bewegen. Ich hatte ein paar Tage in einer Reihe für taube und dunklen Schluchten zu gehen zu gehen, wo die Sonne nicht durchdringt und wo der Strahl auf beiden Seiten der hohen Schnee felsigen Berge gesehen werden kann. Ich hatte mit so bekannten Höhe und Steilheit der Pässe als "Goguryeo-Olan" zu beschäftigen, "Bedel", "Ak-Oguz" usw. Schließlich, und solche Pässe als "Kizil-Su", wo es nichts, frei zu atmen ist :. Aufgrund der Höhe dort bei jedem Schritt Airless-Grube. Viele dieser Pässe und gefährlichen Routen hatte die Nacht zu passieren. Stop und Aufschub möglich. Halten Sie für ein paar Stunden, dem Tod bedrohen - hinter Flüchtlings Spur folgte die Truppen des Königs. Daher war der Übergang zum chinesischen Territorium von Kirgisien, die Rebellen sehr teuren Preis kosten - großes Opfer von Menschen und Vieh.
Eine große Anzahl von Rindern und eine beträchtliche Anzahl von Menschen auf der Straße noch - diese Gletscher Pässe in den hungrigen Steppen und Schluchten der Tauben. Natürlich mit einem solchen massiven und voreilig Passage durch diese Pässe können ohne große Opfer nicht.
Ich werde Ihnen einige Fakten erzählen, die ich mich stellen musste.
Wir hatten die Nacht "Bedel" passieren passieren. Zuerst hatte ich eine Mutter mit ihrer Schwester und einer Packung Kamel durch nur einen schmalen Reitweg. Pathway eisig, rutschigen, schneebedeckte wenig, nahm die Hügel eisige Berge. Am Boden eines tiefen Glanz, ein paar Meter Bruch. Ein unglücklicher Schritt auf dem Weg, und der Tod ist unausweichlich. Sicher, nachdem seine Mutter und Schwester zu sehen, ging ich auf die Hilfe seines Bruders zurück, der den Pass bei halb Stier, beladen mit Haushaltsgeräten tastete. Weiter mit ihm den Weg, sahen wir, dass der Bruch bereits an die Spitze zu stören wurde gefüllt und floss nach unten aus dem Weg vyuchennymi und nevyuchennymi Kamele, Pferde, Rinder und zum Teil mit ihnen Männer - und Flüchtlinge haben einen Weg durch sie gemacht, haben die Menschen mit vyuchennymi Kamele passieren die in den Eisgrube Tiere und Menschen gefallen befürchten durch den Weg zu gehen.
Es war eine schreckliche, unerträglich schwere Bild. Das Dröhnen der rasende Tiere, Schreien, Heulen und Stöhnen der Menschen zu einer verschmolzen. Diejenigen, weinen, andere rufen nach Name schon tot sind oder verloren ihren Weg, aber Flüchtlinge, sondern achten Sie darauf, kommen sie alle nach unten und übergeben, weitergeben, weil die geringste Stillstand oder Verlangsamung seinen eigenen Tod bedroht.
Und wie wir haben Fälle gesehen, wo ein Streu erschöpfte Mutter über das Kinder Straße wirft auf sich allein gestellt. Wir sahen eine Seite der Straße in einer Filzmatte hilflos, gebrechliche alte Männer und Frauen eingewickelt. Sie schrien und baten jede nachfolgende sie sie mit Ihnen zu nehmen vorbei, oder zumindest ließ sie Nahrung.
Natürlich sind alle diese schrecklichen Fälle, erlitt die meisten Armen. Richer - und war bais Manapov eine große Hilfe von außen, es hilft viel. Sie hatten jede Gelegenheit. Sie haben eine Menge von starken und wohlgenährten Pferden, Kamelen und anderen Verkehrseinrichtungen -., Die Armen dieser Unterstützung, und es war nicht möglich.
Aber nicht weniger strengen Bedingungen erfahren kirgisischen gefangen, während zaristischen Truppen fliehen. Sie führten sich eine unbeschreibliche Demütigung über einen Mann durch die zaristische Beamte und Offiziere, grausame Tötung und Zerstörung, unerträglich schwere Strafe und Qual, brutale Misshandlung von Frauen, öffentliche Vergewaltigung Mädchen vor der Mütter und Väter. Königliche Beamte verlassen haben die Kirgisen sie ganz auf ihre eigenen Geräte erfasst - wie aus den Geschichten bekannt gefangen - sie hatten alle die Eigenschaft ausgewählt und alle Rinder.
Hier sind einige schwierige Momente kirgisische Arbeiter erfahren, aufgrund der Unterdrückung des Aufstands.
Gestreute mit toten Vieh und menschlichen Leichen gehäuft mehrere Pässe kirgisische pas Gebiet von China bewegt.
nach China zu gehen, war der Verlust der Hälfte der kirgisischen gesamte Eigentum und Vieh, und für einen großen Teil der Kirgisen selbst wert - das Leben.
Dann bei der Ankunft in China der Flüchtlinge trafen sich die chinesische Verwaltung ihre hässlichen, war die brutale Behandlung der chinesischen Administratoren.
Mit unbegrenzten Flüchtlinge Schmiergelder dauerte, bis sie über die Grenze zu passieren, denn auf einem bestimmten Gebiet, und so weiter ausgegeben werden. D. Sie nahmen alle Arten von Bestechung, sondern nur Behörden und Beamten, sondern auch lokale chinesische Bourgeoisie.
Diese Schwerkraft völlig schon halb zerstörten Landarbeiter Kirgisistan zerstört.
Kirgisische Flüchtlinge äußerst schwierig gebildet ist in China, aufgrund des Mangels an Nahrung, weil der Mangel an Futter im Winter zu leben dort ein Massenverlust von Rindern und verkaufte es für einen Song war ein massiver Verkauf von Haushaltswaren, Filz Matten, Decken, Teppiche, wertvolle Kleidung, bis hin zu Haushaltsutensilien usw. d.. Brot und andere Lebensmittel zu machen. (Für die Zwecke der Lebensmittel Flüchtlinge verkauft nicht nur Vieh, Hausrat, sondern auch ihre Frauen und Kinder. Verkauf von Mädchen und Frauen Witwen nahm einen Massencharakter.)
Viele Flüchtlinge leben in China nicht haben, dort zu leben, etwa über ein Jahr, und seit 1917 beginnen, wieder zu kommen.
Enorme Schwierigkeiten bei der Rückkehr Flüchtlinge aus China zurück. Wir hatten zu Fuß gehen, mit Ausnahme von ein paar, die etwas Vieh hatten, gehen alle höchsten und schrecklichsten Pässe, passieren eine so lange Distanz und überleben die Hauptlast der Mangel an Nahrung, da sich unter kirgisischen Flüchtlings grassierende Infektionskrankheiten, Typhus der Rückkehr aus China, Krankheiten und andere. auf der Straße, in einer signifikanten Anzahl von Flüchtlingen wurden zum Tod durch Verhungern verurteilt, auf den Ebenen und Bergpässe.
Welche Position sind Kirgisen Arbeiter nach ihrer Rückkehr? Die unerträgliche harten Bedingungen! Während die bestehende Übergangsregierung "Kerenski-Regime", keine Hilfe für die Flüchtlinge ist nicht vorgesehen. Auf der anderen Seite, unterstützte die Offensive gegen die Kulaken kirgisische Arbeiter. Semirechye Fäuste, die den ersten Schlag des Kirgisen erhielt, wollte stark Kirgisistan auszurotten. Wir haben in der Praxis "für die Vernichtung der Kulaken Kirgisen Jagdreisen" gewesen. Die dann die Dokumente charakterisieren, dass der Turkestan Ausschuss der Interimsregierung diese Praxis unterstützt.
Zum Zeitpunkt der Übergangsregierung war ein Teil des Turkestan Ausschusses und der lokalen nationalen Intelligenz, mit ihr, der Intelligenz, war dies aufgrund der hohen Klasse. Zum Beispiel Mustafa Ciocan, der Mitglied des Turkestan Ausschusses der provisorischen Regierung.
Wissen Sie, welche Position eine native Intelligenz besetzt? Es wird auch zur Unterstützung der Übergangsregierung Politik tätig. Die konterrevolutionäre Aktivitäten von Mustafa Chokaeva jetzt allen bekannt. Aboriginal bürgerlichen Intelligenz, die einen Teil der Übergangsregierung war, nicht das Leben der Arbeiter aufgefordert, den Kirgisen und keine Schritte unternommen, um ihre Situation zu verbessern.
Sie - eine einheimische bürgerlichen Intelligenz waren nur daran interessiert, ihre gegenseitigen Beziehungen mit der Übergangsregierung zu etablieren, und diese in die Politik eingehalten - die Vernichtung von Kirgisistan fortzusetzen.
Aufgrund dieser unerträgliche Notlage wenn Kirgisen, fast ohne Vieh, ohne Brot Rückkehr, Hunger beginnt, an Hunger stirbt viele kirgisische Arbeiter. Es hilft sogar spezielle Jagdreisen Semirechensk Fäuste Kirgisien zu zerstören. Diese Situation war im Jahre 1917, vor dem Sieg der Oktoberrevolution.
Nur die Oktoberrevolution, der Sturz der Diktatur der Bourgeoisie und der Diktatur des Proletariats gerettet, das Leben der arbeitenden Bevölkerung Kirgistans. Erst nach der Diktatur des Proletariats errichtet wurde, organisierte Hilfe für Migranten kirgisischen. Seit Anfang 1918 kommt die Hilfe und die sowjetische Regierung von Kirgisistan. Sonderausschuss für Flüchtlingshilfe "kombezh" wurde organisiert, organisiert Sonderposten die Lieferung von Getreide, und so weiter .. Diese Ereignisse haben als primäres Mittel der Rettungskräfte auf die Kirgisen, die Opfer eines solchen schweren Schlag wegen der unerträglichen Schwere und Zerstörung aufgrund der Unterdrückung des Aufstands serviert.
Dann wissen Sie, dass nach der Richtlinie der KPdSU (b), während noch arbeiten Vladimir Ilyich, Land und Wasser Reform in ganz Zentralasien wurde 1920, vor allem in der Jets-Su gehalten. Im Jahre 1920 wurde im selben Jahr, eine Sonderorganisation der Armen "Union Koshchi" geschaffen, die die treibende Kraft für die Land- und Wasserreform war.
Land und Wasser Reform von 1920-1921. Es wurde ausschließlich auf die Vernichtung der Überreste der Kolonialpolitik in der Jets-Su gerichtet. Nur durch diese Reform wurde es wieder nach Kirgisistan zurückgekehrt - Arbeiter von ihrem Land genommen, aber wegen dieser Aktivitäten waren zemleustroeny Kirgisen - Flüchtlinge. Allerdings hatte dieses Land und Wasser Reform seiner Mängel, während wir nicht direkt auf die kirgisischen nationalen Bourgeoisie treffen können - und baystvu manapstvu, aber es war eine Reform, die in Bezug auf die Zerstörung der Kolonial Position in der Jets-Su zu seiner Aufgabe gerecht wird.

Allgemeine politische Schlussfolgerungen.

Revolte in Zentralasien im Jahr 1916, unter anderem in Kirgisien war eine nationale Befreiungsbewegung, die sich gegen die koloniale Unterdrückung und Ausplünderung des russischen Imperialismus gerichtet war.
Dies kann die revolutionäre Bedeutung des Aufstands erklären. Deshalb legen wir großen Wert auf die Revolte der einheimischen Bevölkerung Turkestans, so dass er (der Aufstand) wird in der Geschichte unserer revolutionären Bewegung bleiben, so dass wir heute gedenken betonen und alle Punkte zu diskutieren und die entsprechenden Schlussfolgerungen zu machen. "Der Aufstand im Jahre 1916 war ein Krieg der nationalen Befreiung gegen die Herrschaft in Zentralasien, dem russischen Imperialismus, vor allem militärisch-feudalen". "Für den Erfolg des nationalen Krieg - Lenin sagt - entweder die konzertierte Anstrengung, eine riesige Zahl der Bewohner der unterdrückten Länder verlangen, oder eine besonders günstige Kombination von internationalen Vorschriften (zB Lähmung - die Intervention der imperialistischen Mächte, ihre Ohnmacht, ihren Krieg, ihr Antagonismus, etc ...) oder die gleichzeitige Erhebung des Proletariats einer der Großmächte gegen die Bourgeoisie "... (Lenin, op. dh. die XIX., Bd. II, S.. 184). Keine dieser Bedingungen hatte Lenin eine Rebellion im Jahr 1916 zu gewinnen, die seine Niederlage erklärt. Aber die Aufstand Lektionen aufgefordert, seine wichtigste treibende Kraft - Dehqan, die Massen in Herden leben und die proletarischen und halbproletarischen Elemente der indigenen Bevölkerung der Städte, dass der einzige Weg für sie, um zu gewinnen - es Art und Weise ist in enger Kooperation mit dem russischen Proletariat zu kämpfen und die Bauern unter der Führung des ersten (der Thesen SAB das Zentralkomitee der KPdSU (b)).
die brutale Ausbeutung der lokalen Bourgeoisie, aber die Arbeiter sind nicht in der Lage dieses Ziel zu erreichen, endete der Aufstand in der Niederlage - auf der einen Seite, die Kolonialpolitik des Zarismus, die andere: Die arbeitende Bevölkerung von Kirgisistan und Zentralasien zu der Zeit eine doppelte Unterdrückung verlieren wollte.
Die zaristische Regierung unterdrückt rücksichtslos die Rebellion, aber es blieb ergebnislos. Sie wissen, dass der Aufstand im Jahre 1916, die Bauern ihre Klassennatur, die Unzufriedenheit seiner Klasse mit der Herrschaft der Bourgeoisie und die Klassensolidarität mit der revolutionären Arbeiterklasse gezeigt haben, eine Klasse, die zu dieser Zeit eine gewaltige Arbeit bei der Vorbereitung der proletarischen Revolution verbrachte.
Seine Masse der arbeitenden Bevölkerung, der Landwirte, die Position des Imperialismus im Osten geschwächt und haben die Auflösung der revolutionären Ziele erleichtert, half das revolutionäre Proletariat, um erfolgreich die Oktoberrevolution abzuschließen.
Deshalb können wir wir betonen, dass dieser Aufstand sicherlich Solidarität mit der kirgisischen Wanderarbeiterklasse zeigte sich, ihre Kohärenz in den Sturz der Diktatur der Bourgeoisie und zur Errichtung der Diktatur des Proletariats, das der einzige Weg zur Befreiung der Arbeitermassen von Unterdrückung und Ausbeutung ist.
Daraus kann geschlossen werden, dass nach der Februarrevolution, die Bourgeoisie die Macht ergriffen, natürlich haben die kirgisischen Arbeiter während des Aufstands, und erst nach der Oktoberrevolution und der Diktatur des Proletariats kirgisische-Arbeiter erhalten die notwendige Unterstützung bekommen mehr imperialistischen Kolonial Schlag nicht in der Lage gewesen, zu unterstützen.

III. Von der Kolonial-imperialistische Unterdrückung, Raub und Unrecht - zum Sozialismus.

Die richtige Politik der Kommunistischen Partei, die richtige Politik der Sowjetmacht, die Platz auf dem gesamten Gebiet der Sowjetunion nach der Oktoberrevolution, die nach Abschluss der Diktatur des Proletariats nimmt, vorausgesetzt natürlich eine Reihe von kolossalen Veranstaltungen.
Wenn Rinder Gewicht zu einem offenen bewaffneten Kampf gegen die koloniale Ausplünderung geklettert, die zaristische Regierung, die Rebellen zu besiegen, beschlossen, die gesamte einheimische Bevölkerung Grafschaften zu löschen und sie mit Siedlern zu füllen. Dehkan Rinder Gewicht gewann anschließend im Bündnis mit dem Proletariat und unter seiner Führung nicht geben, diese Pläne zu verwirklichen und revolutionären Auswirkungen auf die Zeit immer das System der kolonialen Unterdrückung zerstört und plündern.
Schneiden Sie die appetitWander Faust, vorbei an sie zurück Boden Kirgisen (Reform von 1920), die sowjetische Regierung und die Partei geeint in einer Familie Arbeiter Umsiedlung Bauern und die werktätigen Massen der lokalen dekhans und Viehzüchter und ordnen sie auf einem gemeinsamen Kampf gegen die Siedler Faust gegen Baia Manap - für fünf Jahre, für Baumwolle, für die sozialistische Revolution pastoralen und Agrarwirtschaft in Zentralasien, für die Beseitigung der Kulaken-baystva als Klasse auf der Basis solider Kollektivierung.
Die zaristische Regierung trieb die Bauern und Hirten von Zentralasien bis zum hinteren Teil der Arbeit für den Krieg, die im Interesse der russischen Feudalherren und Imperialismus zu ergreifen Galizien und schließlich zu vernichten, die Freiheiten der Ukrainer, zu ergreifen Armenien, Constantinople, und so weiter. D. (Lenin), zu erfassen und zu plündern geschlagen wurde neue Kolonien. Der Widerstand der Massen dieser Mobilisierung, brach die zaristische Regierung die Gewalt der Waffen.
Als Folge des Sieges der Oktober 1917 Arbeiter in Zentralasien unter der Leitung von der Masse des Proletariats und seiner bolschewistischen Partei schaffen nationalen Einheiten, die ein untrennbarer Teil der Arbeiter sind und Bauern Rote Armee das sozialistische Vaterland zu verteidigen, für den endgültigen Sieg über den Weltimperialismus, die bloße Möglichkeit der imperialistischen Kriege zu beseitigen wie der Krieg im Jahr 1914, für die völlige Beseitigung jeglicher Art war die Herrschaft der Imperialismus über die Kolonien.
Wie ist nun eingestellt inductees passiert im Jahr 1909 in Zentralasien arbeitet mit Begeisterung Massen ihre Söhne in die Rote Armee schicken, denn es ist nicht in der Armee von Raub und Unterdrückung gesetzt ist, und die Armee ihre vitalen Interessen gegen die Übergriffe der imperialistischen Welt Räuber zu schützen, ihre kulak Bahia Mittel - Basmatschen. (Von SAB Thesen des Zentralkomitees der KPdSU (b))
Unter der Führung der Kommunistischen Partei, und mit der aktiven Unterstützung der Arbeiterklasse und der werktätigen Massen der Sowjetunion aufgrund der schnell wachsenden Aktivität der Massen der Werktätigen von Kirgisistan, konnten wir erfolgreich und schnell die enormen Herausforderungen, die der Partei gestellt ausführen, die zerstörte Wirtschaft wiederherzustellen.
Durch die Richtigkeit unserer Partei und der Politik des Rates haben wir die nationale Frage, das Recht zu lösen gelang die leninistische nationale Politik zu verfolgen, die die arbeitenden Menschen aller Nationalitäten vereint die Überreste des Kapitalismus und den Aufbau einer sozialistischen Gesellschaft vereint stürmen. Es ist diese Politik die erfolgreiche Lösung einer Reihe von wirtschaftlichen und politischen Aufgaben festgelegt von der Partei rechtzeitig richtig zur Verfügung gestellt hat.
Schnelle Lösung des Getreideproblem zurückzuführen ist allein auf die Richtigkeit der Partei die richtige Lösung der nationalen Frage zu machen.
Der Erfolg, den wir mit Frost in der Kollektivierung der Landwirtschaft und den Wiederaufbau haben, erklärt sich auch die Regelmäßigkeit dieser Politik.
Wir sind jetzt erfolgreich als eine Klasse, die Liquidation der Kulaken durchführen, unter der Führung der Kommunistischen Partei des revolutionären Proletariats und die Arbeitermassen der Kirgisischen ungebrochen, regelmäßige, hart, fest und dauerhaft in dem Land Paschas auf den Überresten des Kapitalismus voran.
Arbeiter von Kirgisistan, die während des Aufstands von 1916 zum Ausdruck gebracht, ihren Hass und Groll gegen die Ausbeutung Beg-Kulaken Elemente, ist nun auf der Basis solider Kollektivierung hatte bereits seine Liquidation als Klasse durchgeführt. Hier sind einige kolossale Ereignis, enorme politische Sieg sicherte unsere Kommunistische Partei und die revolutionären Proletariat kirgisischen Arbeitermassen.
Unter der Führung der Kommunistischen Partei, mit der aktiven Beteiligung der Arbeiterklasse und Werktätigen aller Nationalitäten der Sowjetunion, werden wir erfüllen sicherlich die von der Partei bei der Lösung von Tier Probleme im Bereich der Kollektivierung und sicher auf der Grundlage der sozialistischen Rekonstruktion der Landwirtschaft gesetzt Aufgabe und wir werden das Problem der Baumwolle lösen.

 

 

 

 

 

Восстание 1916 года. Доклад выступления председателя Совнаркома Киргизской АССР Юсупа Абдрахманова на торжественном заседании, посвященном 15-летию восстания

 

 

160115_9

 

В год столетия трагических событий 1916 года в Кыргызстане и Центральной Азии в масс-медиа, в научных и общественных кругах возникают дискуссии относительно интерпретации данных событий и их значения для современного Кыргызстана. Так как средства массовой информации, в данном случае интернет-пространство, значительно влияют на общественность, отчасти формируя ее настроения, и делают это ссылаясь на мнение и интервью экспертов, а также активистов, имеющих гражданскую позицию и открыто заявляющую о ней, мы решили узнать мнение самих экспертов и активистов по данному вопросу и выявить определенные тенденции в оценке и восприятии восстания 1916 года в Кыргызстане.

Не все потенциальные исследователи и активисты были охвачены опросом, в статье приводятся результаты интервью только с теми, кто согласился и смог дать интервью.

В ходе исследования были проинтервьюированы 14 человек, 9 их них представлены исследователями, остальные 5 являются активистами.

Кто такой эксперт? В данной работе эксперт по данной тематике определяется как исследователь в области истории и антропологии, имеющий публикации по восстанию 1916 года. Согласно данному определению в категорию экспертов входят 7 человек из опрошенных 9 специалистов, изучающих восстание 1916 года. При этом двое из определяющих себя экспертами в данную категорию не входят. При опросе только 6 исследователей назвали себя экспертами.

Кто такой активист? В рамках данной статьи, активист - это деятельный член определенного коллектива, общества или партии с активной гражданской позицией, деятельность которого так или иначе связана с восстанием 1916 года. Для интервью выбирались активисты из тех групп, которые организовывали и участвовали в мероприятиях, посвященных восстанию 1916 года.

Мнение экспертов

Для интервью была подготовлена анкета, состоящая из 10 вопросов (см. Приложение 1). В ходе проведения интервью был применен полуструктурированный подход. В ходе интервью задавались дополнительные вопросы в зависимости от ответов, предоставленные респондентами. Выборка респондентов как среди экспертов, так и среди активистов основывалась на методе снежного кома, где первый опрошенный респондент сообщал о потенциальных экспертах и активистах по исследуемой теме.

На первый вопрос «Считаете ли Вы себя экспертом в изучении событий Восстания 1916 года?» из всех опрошенных 6 респондентов относят себя к экспертами в области изучения восстания 1916 года в Кыргызстане. По профессии они представлены как этнолог - 1, историки - 4, журналист - 1. По нашему определению в число экспертов попадает 7 человек, представленные по профессии историками, этнологом и независимым исследователем.

По результатам второго вопроса «Есть ли у Вас статьи, книги, монографии, другие исследовательские работы посвященные изучению событий Восстания 1916 года?» все 7 экспертов ответили, что имеют две или более публикации начиная с 1992 года. Четверо из них в настоящее время продолжают собирать материалы, связанные с событиями 1916 года, и планируют писать статьи и презентовать доклады в 2016 году. Один эксперт пишет диссертационную работу. Один из экспертов сообщает, что материалы по восстанию собирались им для подготовки курса по истории Кыргызстана.

В ответах на вопрос «Что побудило Вас написать книгу/статью на эту тему?» можно выделить, такие как приобретение независимости Кыргызстаном, что позволило открыто изучать и публиковать исследования по восстанию 1916 года, а также изучение единства народов в современном Кыргызстане через историческую призму, в частности в связи с восстанием 1916 года. Двое из исследователей ссылаются на более субъективные причины, такие как личная история, когда рассказы участников событий 1916 года услышанные им в детстве мотивировали их в последующих научных изысканиях, личный интерес в изучении отечественной истории.

Также упоминаются эмоциональные переживания из-за массовых жертв восстания. Один эксперт делится: «Более 500 человек были арестованы в Беловодске… Но до Пишпека дошли немногие… Плотность населения в Чуйской области была не такая как сегодня. Это вот юрты то там, то тут, по десять юрт, пятнадцать юрт считались айылами. И там современники писали, что в каждой юрте стоял плач и рев родственников. Это почти каждая семья потеряла близкого человека» (имеется в виду дело о переколотых конвоем в Пишпеке 138 и убитых в Беловодске 517 кыргызах). Другие упоминают более тривиальные причины - как вовлечение через исследовательский интерес научного руководителя, случайные находки источников и материалов по восстанию 1916 года во время обучения, стажировок или командировок за границей.

В качестве источников информации были указаны архивные данные 20-х годов 19 века, данные исследования 1950 гг., включавшие в себя интервью свидетелей восстания. В советское время доступ к архивным материалам был ограничен в виду того, что информация, содержавшаяся в них была в то время «неудобной для историографии советского времени». Один из экспертов делится: «Как бы неудобная история. То есть история 1916 года она в советское время использовалась как часть идеологии, использовалась для построения национального самосознания, но в тоже время в истории 1916 годы были очень многие неудобные моменты, которые в историографии отражении не нашли. То, что есть эти воспоминания, говорит о том, что советская власть не могла подавить эти воспоминания [воспоминая участников собранные в 1950 гг.]».

Один эксперт рассказывает об атмосфере нежелательности проведения исследования на тему восстания 1916 года в советское время. Все эксперты собирали архивные материалы в Бишкеке, Алматы, Ташкенте и Москве. В процессе интервью респонденты также называли имена и работы людей, которые занимались и занимаются вопросами изучения восстания 1916 года. Особо упоминаются исследователи, которые собирают устную информацию опрашивая респондентов.

В целом, эксперты, проводившие исследования, не встретили какой-либо открытой обоснованной критики своих публикаций. Но один из них помнит диспут на страницах газет среди академиков с диаметрально противоположными мнениями в середине 1990-х гг., где одна сторона рассматривала восстание 1916 года как национально-освободительное, прогрессивное движение, а другая - антирусское движение с признаками реакционности. Спустя некоторое время внимание исследователей было переключено на празднование 1000-летия эпоса Манас и дискуссия закрылась. Один их экспертов считает, что необходима поддержка со стороны правительства, а иначе исследовательские работы будут менее эффективны, а потраченный труд бессмысленным. Он указывает на то, что сбор новых источников и материалов по теме требует финансирования и определенной стратегии, что не под силу одним только исследователям. Отсутствие критики в адрес публикаций экспертов может объясняться малочисленностью исследователей, отсутствием должного общения между ними, а также осторожным характером самих исследовательских работ. Отсутствие финансирования также могло влиять на глубину и новизну публикаций.

Все эксперты видят причины восстания 1916 года в реализации непродуманной колонизаторской политики, которая привела к ухудшению социальной и экономической жизни коренного населения. Фактически, коренное население, будучи подданными царской России, оставалось инородцами или гражданами второго сорта. Экономические причины в том, что политика переселения приводило к лишению земель среди инородцев, самые лучшие земли отбирались в угоду переселенцам. Отбирались не только земли, но выход к таким ресурсам как вода и дороги. Люди фактически не имели политических прав, не имели голоса. Местная верхушка была коррумпирована наряду с местной царской администрацией. Все эти предпосылки как следствие стали причиной накопившегося недовольства. А указ царя Николая II о всеобщей воинской мобилизации туземного населения на тыловые работы стало лишь поводом для выражения недовольства.

Например, один их экспертов сообщает: «Кыргызы были недовольны именно переселенческой политикой царской власти. Кыргызы испокон веков жили на своей земле и таковой ее воспринимали и тут пришли русские и стали их потихоньку распределять между русскими. А русским, им предоставляли льготы, освобождали от налогов, хорошо орошаемые, плодородные земли им давали».

Другой высказывается следующим образом: «Для того чтобы закрепиться тут, началась политика переселения и с предлогом, что у коренного жителя избыток земельного участка отдавалось переселенцам. Люди лишались земель своих и жили в голоде, это и есть коренные причины».

«Во-первых, это колонизация повальная после 1905 года, когда было принято решение открыть Туркестан. И Семиречье было тем районом, которое получило больше всего колонистов. А во-вторых, сама политика царской России была, чтобы исключить местное население из органов самоуправления, то есть у них не было права голоса. То есть они не могли решать собственное будущее. Они никак не участвовали в обустройстве своей жизни. Они обращались к властям, иногда их просьбы удовлетворялись, но обычно нет. Царские власти относились к ним как к не гражданам. Они были инородцами, то есть они официально не считались гражданами империи. У них прав не было, они были гражданами второго сорта», - говорит еще один эксперт.

В то же время один из экспертов считает, что виновато и само местное население в том, что оно потеряло свои земли. В качестве обоснования он приводит данные о том, что кыргызы первоначально давали землю в аренду переселенцам за небольшую сумму, таким образом показывая свою неспособность обрабатывать землю.

Причин восстания 1916 года эксперты приводят несколько - это крайне ухудшившееся социально экономическое положение коренного населения, наиболее благоприятное время для борьбы, потому что все мужское население переселенцев было мобилизовано на первую мировую войну, концентрация военных сил империи на войне вследствие которой колониальные территории были менее укреплены. И конечно же мобилизация мужского населения.

Все эксперты ссылаются на то, что четкого плана по ведению борьбы не было. Очаги восстания были повсеместно, но самый интенсивный был в Семиречье. Но два эксперта говорят об организации и управлении восстанием. «Была организация тоже, это была мобилизация туземного населения. В некоторых архивных документах даже говорится о том, что подняли хана на белой кошме», - рассказывает один из экспертов.

Все эксперты согласны, что восстание 1916 года по сути было борьбой и определяют его как «народное восстание», «национально-освободительное восстание», «народно-освободительное восстание».

В тоже время упоминается, что в восстании участвовали не только этнические кыргызы, но и другие народы, проживавшие на территории Семиречья. Например, один из экспертов говорит: «В Караколе во время восстания активное участие приняли дунгане. Были представители татарской национальности, которые жили в Пишпеке, они были на стороне кыргызов».

Другой эксперт приводит более конкретные данные: «Дунгане Мариинской волости присоединились [к восставшим], остальные дунгане присоединились к русским».

Двое экспертов упомянули, что были случаи подстрекательства со стороны местного населения и со стороны самих переселенцев, как только вышел указ о мобилизации туземного населения. Но при этом один из экспертов опровергает гипотезу, что провокация была выгодна для самой империи или ее администрации: «Гаузов, Рыскулов и Абдрахманов писали, что восстание было спровоцировано, но я не думаю, что оно был спровоцировано [царской Россией или ее служащими для очистки местности]. В советское время появляется литература, которая говорит, что это было не в интересах царской России. Царская Россия находилась в состоянии войны и провоцировать восстание на окраине, которую потом придется подавлять, бросать на это ресурсы и деньги не имело смысла».

Эксперты исключают вмешательство внешних сил - немецких и турецких шпионов в подстрекательстве восстания или его финансирования. Также они опровергают тезис о влиянии ислама как мобилизующей идеологией восстания. Один из экспертов сообщает о двойственной политике по отношению к восстанию 1916 года при советской власти: «В советское время историография тоже менялась, но вначале историю восстания писали, как историю революции. Пытались таким образом легитимизировать советскую власть в Средней Азии. То есть писали, что вначале было восстание 1916 года, которое являлось частью общего революционного движения в империи, а потом пришла Октябрьская революция и освободила все колониальные народы. Восстание было событием революционным, которое в итоге привело к появлению советского Кыргызстана. Понимание восстание как начало государственности, оно было заложено еще в советское время советскими историками. Тоже использовалось в политических целях».

Другой эксперт указывает на следующее: «Это придумали при советской власти пантюркизм, панисламизм. Это один из идеологических методов, что это восстание не было никогда против русских. И то, что кыргызов агитировали германские агенты тоже выдумка. Это было, чтобы обелить царизм, обелить Россию, власть и так далее, все равно советская власть защищала интересы российского народа».

Эксперты не обходят стороной и человеческие потери с обоих сторон во время восстания, есть упоминания о том, что первыми понесли потери переселенцы, оставшиеся семьи переселенцев - женщины, дети и старики.

Один из экспертов говорит: «...не надо забывать о том, что и восставшие занимались этнической чисткой. Колонистами были русские, украинцы и так далее. Больше всего колонистов погибло в Семиречье - более 2000. Это практически все население Семиречье, которое осталось, так как большая часть мужчин ушла. В основном погибли женщины и дети, старые люди. Это тоже подпадает под определение этнических чисток. Это была борьба».

Эксперты говорят о том, что ответные карательные меры привели к уничтожению тех, кто участвовал в восстании, а преследование тех, кто бежал, привело к дополнительным потерям при переходе перевалов и бегстве в Китай.

Но при этом эксперты так и не сходятся в мнениях относительно количества жертв среди местного населения, тех, кто принял участие в восстании, и тех, кто в последующем бежал в Китай. Один сообщает, что 160 000 погибло как от рук карательных отрядов, так и во время бегства. Второй указывает, что погибло 120 000 от рук карательных отрядов и 80 000 во время прохождения перевалов. Третий ссылается на работы Ж.Абдрахманова и сообщает о числе погибших в районе 150 000 человек. Еще один эксперт сообщает, что количество жертв не превышает 50 000 человек. Также предлагается мнение, что численность жертв событий составляет от 50 000 до 100 000 и в основном погибших во время бегства. Остальные эксперты воздерживаются от высказываний относительно численности жертв со стороны местного населения Семиречья, а именно территории нынешней Чуйской, Иссык-Кульской и Нарынской областей Кыргызстана. При этом, все эксперты показывают свою осведомленность относительно разных цифр, опубликованных различными исследователями в прошлом и настоящем.

Большинство экспертов сообщают, что события 1916 года на территории Семиречья назвать геноцидом нельзя, кроме одного из опрошенных экспертов.

Один эксперт говорит: «...в принципе это этническая чистка, но под определение геноцида оно не подпадает». Но все упоминают о плане переселения кыргызов в заранее неблагоприятные условия, чтобы очистить территорию, который по их мнению мог бы трактоваться как геноцид, если бы был реализован.

Один из экспертов делится своим мнением о том, почему такая политика о переселении имело место после восстания 1916 года: «Кыргызы стали группой населения, которая себя дискредитировала, которой невозможно уже было доверять. К тому же, царские чиновники поделили местное население на две большие группы с самого начала – это на оседлые народы, которые занимались сельским хозяйством и на кочевников. И считалось, что кочевники они менее продуктивные, менее ценные, чем оседлые народы. А после того, как они еще и восстали, себя дискредитировали, то какая в них нужда была, их можно было куда-нибудь выкинуть в Нарынский район» (имеется в виду телеграмма военного губернатора Семиреченской области М.А.Фольбаума начальнику карательного отряда Слинко о выселении казахов и кыргызов, участвовавших в восстании).

С точки зрения экспертов, если бы не произошла революция 1917 года и не пришла Советская власть, то была бы велика вероятность, что численность местного населения была бы меньше или вообще исчезла бы. В то же время эксперты не согласны с некоторыми дискурсами, которые определяют события 1916 года как геноцид и требуют выплаты компенсации со стороны Российской Федерации.

В ответах на вопрос «Какова ваша позиция в оценке событий восстания 1916 г.?» отношение экспертов к восстанию 1916 года определяется как «национальное освободительное восстание», «народное восстание», «народное освободительное восстание», «Үркүн». Восстание воспринимается ими как протест и недовольство политикой власти, которая привела к ухудшению экономической ситуации. В восстании приняли участие различные этнические группы, проживавшие на территории Центральной Азии, еще до колонизации. В этом смысле это восстание было по своему характеру всенародным восстанием против гнета и несправедливости.

Относительно вопроса «Что вы думаете об альтернативном названии восстания – «Үркүн»? Корректно ли использование данного слова? Кто ввел данный термин в научную среду? Как бы вы по-другому назвали эти события 1916 года, если не «Үркүн»? все эксперты, кроме одного сходятся во мнении, что необходимо оставить оба термина – «Народное освободительное движение» и «Үркүн». Они считают, что в народной памяти оно должно сохраняться как «Үркүн» или «Улуу Үркүн», а в науке можно использовать термин «народное освободительное восстание 1916 года». Один эксперт говорит о том, что термин «Үркүн» относится только к массовому бегству и не отражает полную картину восстания. Другой эксперт считает: «Если об этом писать, как об Үркүне, тогда получается, что все кыргызы [были/являются] жертвами, если Кыргызстан пытается создать национальную историю, то лучше создавать ту историю, в которой люди боролись. Лучше оставить восстание, потому что «Үркүн» оно имеет эмоциональную составляющую».

На вопрос «Какую роль играет значимость понимания событий 1916 года для современного Кыргызстана?» все эксперты единодушны в том, что у народов, проживавших на территории современного Кыргызстана была одна общая трагическая история. И урок этой истории должен быть усвоен нынешним и последующими поколениями, которым необходимо помнить о значимости свободы и пролитой крови народа. Один из экспертов предостерегает, что кыргызы снова легко относятся к своей государственности, коррумпированы и могут легко потерять все, что есть, как уже однажды теряли. 1916 год является, по их мнению, напоминаем о том, как легко можно потерять родную землю и независимость. История как урок о необходимости ценить ту свободу, что далась не просто так, помнить события 100-летней давности, объединившие народы, проживающие на территории современного Кыргызстана против несправедливости и угнетения имперской власти.

Один их экспертов говорит: «К счастью произошло свержение царизма, в феврале, а потом свержение временного правительства, к счастью колониальных народов. Если бы не Советская власть, то мы бы были в резервации в Ат-Баши. Всех оставшихся в Чуйской, Иссык-Кульской области они намеревались переселять в самые высокогорные районы и там погибали бы, а Советская власть спасла, предоставляя ограниченную автономность в 1924 году. И хотя мы мирным образом добились [независимости], мы должны брать уроки и всегда помнить, что были когда-то трагические моменты, потери».

Другой эксперт делится следующим мнением: «Восстание 1916 года - это тот национальный миф, который можно взять за основу строительства нации. Мне кажется гораздо более эффективный, чем скажем тот же Манас. А восстание 1916 года это была попытка кыргызов объединения, попытка борьбы с царской Россией с неравными силами».

Мнение активистов

Активисты не были опрошены согласно опроснику, составленному для экспертов. В ходе интервью нашей целью было выяснить их восприятие и отношение к восстанию 1916 года, а также уточнить их планы мероприятий, приуроченных к столетию восстания. В отличие от экспертов, мнения которых не сильно различаются друг от друга и не обладают сильной эмоциональной окраской, активисты более субъективны и эмоциональны, порой даже воинственно эмоциональны.

Все опрошенные активисты сходятся во мнении, что правительство Кыргызской Республики с обретения независимости, с 1991 года не уделяет должного внимания поминанию и увековечиванию жертв восстания 1916 года. «В 2005 году в ноябре месяце президент издал указ о проведении 90-летия событиям 1916 года, но как обычно это происходит, указы издаются, но не осуществляются», - говорит один из активистов. Активисты сетуют, что не проводятся просветительные и информационные акции. Поэтому активисты вынуждены заполнять эту брешь, которая образовалась во время Советского Союза и в годы независимости Кыргызской Республики.

Ими уже реализованы такие мероприятия как установка памятников на перевалах и в Боомском ущелье, перезахоронение останков жертв событий 1916 года, проведение пеших маршей, привлечение СМИ и организация массовых поминок - аш. Данные акции были совершены частично своими силами, частично в сотрудничестве с органами власти. Некоторые из активистов считают, что установка памятников на перевалах и в Боомском ущелье - это малая часть того, что нужно сделать для освещения восстания 1916 года. Они говорят о том, что необходимо установить мемориальный комплекс на выделенной территории в 4,5 гектаров правительством Кыргызской Республики в 1991 году в районе парка Победы у Южных ворот в городе Бишкек. Памятник в городе по их мнению должен быть ключевым, так как город Бишкек – это место, куда стекается вся молодежь со всех регионов и памятный комплекс, сооруженный в память о трагических событиях 1916 года, будет доступен каждому.

Если правительство не может помочь в строительстве памятного комплекса, то активисты готовы заняться сбором средств и построить такой комплекс, если им позволят. Наиболее яркие эмоции у активистов вызывают попытки коррумпированных чиновников отобрать земельный участок в 4,5 гектаров, который правительство Кыргызстана ранее выделило на сооружение памятного комплекса. Например, со стороны таких активистов поступает предложение о том, чтобы каждый депутат отдал месячную зарплату на строительство мемориального комплекса. Кроме того, в отличие от менее эмоциональных, которые хотят просто вернуть участок на территории парка Победы у Южных ворот, более эмоциональные активисты хотят, чтобы лица, которые дали разрешение на застройку территории комплекса, были выявлены и наказаны.

Один из активистов в то же время рассказывает, что государственные представители района, где сейчас стоит памятник восстания 1916 года, после их обращения, поставили фонари и скамейки, выложили участок памятника тротуарной плиткой, а также обновили сам памятник.

Все активисты считают, что день поминовения жертв Үркүна должен быть перенесен с августа на октябрь месяц, так как в августе все население отдыхает, и депутаты тоже в отпуске.

По словам одного активиста, его группа готовит две книги для публикации, рукописи которых уже написаны. Одна под названием «Бегство в Китай», планируемая на 300 страниц и вторая книга размером более 400 страниц «Восстание 1916 года». После публикации они планируют презентовать и распространять данные книги среди населения.

Из опрошенных нами активистов ни один не заявил о необходимости каких-либо компенсационных выплатах со стороны России. Один из активистов поделился воспоминаниями, когда они проводили свои акции в 2011 году. На акции был Нурлан Мотуев, который пришел и хотел, чтобы они требовали компенсации от России. На что ему активист сказал следующее: «Нам не нужны компенсации от русских, мы эти акции делаем не из-за компенсации, делаем мы это ради истории, чтобы это не забылось, чтобы души умерших покоились. Мы же должны понимать политику того времени и причины приведшие к таким событиям».

Другой активист сообщает следующее: «В основном говорят о компенсации, я с самого начала был против компенсации. Мы никогда не должны торговаться за наших предков. Виновные понесли наказание, а точнее сам род Николая Второго был истреблен. А потом Советское общество выстроило наше государство. Но сейчас мы не должны бояться России и должны сказать, как есть, что это было». Как мы видим, активисты считают, что виновники событий 1916 года уже понесли наказание, когда был свергнут царь. Более того, они чувствуют благодарность Советскому Союзу за все положительные преобразования, что были в Кыргызстане в целом.

Заключение

В итоге, нами были было опрошено 14 человек. Среди них 9 человек, которые изучали и изучают различные аспекты восстания 1916 года, а 5 человек являются активистами, деятельность которых связана с мероприятиями, посвященным памяти жертв восстания 1916 года. Из 9 специалистов, согласно нашему определению, 7 являются экспертами.

Четыре эксперта на данный момент целенаправленно работают над статьями по теме восстания 1916 года, один пишет диссертационную работу. Причины их исследовательского интереса различны, и определяются как субъективными, так и объективными факторами.

Все эксперты без исключения видят причины событий 1916 года в проведении колониальной политики, которая привело к ухудшению социальной и экономической жизни коренного населения и последующему противостоянию, где пострадали обе стороны. Эксперты так и не сошлись в количестве жертв среди коренного населения. При этом они проявили осведомленность о всех приводившихся в научной литературе цифрах. Эксперты исключают вмешательство внешних сил в подстрекательстве для восстания или его финансирования. Большинство экспертов сходится во мнении, что необходимо оставить оба термина – «Народно-освободительное восстание» и «Үркүн». Все эксперты не поддерживают дискурс популистов о геноциде и выплате компенсации со стороны современной Российской Федерации.

Значимость восстания 1916 года для современного Кыргызстана по мнению экспертов огромна. Помимо того, что народы, проживавшие на территории современного Кыргызстана, объединяет одна общая трагическая история. И урок этой истории должен быть усвоен нынешним и последующими поколениями, служить напоминанием о том, как легко можно потерять родную землю.

В целом, можно сказать, что эксперты, в большинстве своем объективны, имеют сложное представление о событиях восстания 1916 года и не поддерживают идею геноцида. Также они говорят о необходимости финансовой и организационной поддержки исследований на тему восстания 1916 года со стороны правительства.

Опрос среди активистов выявил достаточно интересную картину. Во-первых, все пять опрошенных активистов были отнесены нами к категории «практиков» – тех, кто уже вовлекался в реализованные мероприятия и акции, связанные с восстание 1916 года. «Практики» больше озабочены мероприятиями, посвященными памяти жертв восстания и вопросами строительства мемориального комплекса. В них чувствуется энергия и потенциал, который может быть грамотно направлен и организован правительством. Косвенно были выявлены «популисты» как вышеупомянутый Нурлан Мотуев, которые склонны определять восстание 1916 года как геноцид и требовать компенсации. В виду того, что «популисты» позиционируют себя как оппозиция власти, очевидно, что дискуссия о восстании 1916 года и геноциде, которую они поднимают, носит манипуляционный характер и используется ими как инструмент давления на правительство и манипуляции общественным мнением.

100-летие событий восстания 1916 года в 2016 году, указы Президента Кыргызской Республики Алмазбека Атамбаева «О 100-летии трагических событий 1916 года» и «О Мемориале памяти погибших в ходе трагических событий 1916 года» привели к активной деятельности в академических кругах в форме участия и организации тематических дискуссий и конференций, а также стали знаковыми для активистов, которые также планомерно устраивают встречи, сборы и публикуют свои статьи в интернет-пространстве.

Инертность и недостаточная инициативность со стороны правительства вызывают в активистах стремление к самостоятельной деятельности, в том числе планы публикации книг, посвященных событиям восстания 1916 года и их распространения среди широкой аудитории. Активисты активно занимают информационное пространство и заполняют его своим историческим видением восстания 1916 года, которое не учитывает мнение экспертного сообщества и правительства. У активистов пока еще нет сильного потенциала вести просветительскую работу в массах, но они деятельны, инициативны и готовы искать и находить финансирование.

Можно резюмировать, что активисты больше озабочены организацией мероприятий, посвященных памяти жертв восстания и вопросами строительства мемориального комплекса. В них чувствуется энергия и потенциал, который может быть грамотно направлен и организован правительством.

В то же время, необходимо сотрудничество между данными тремя сторонами: учеными, активистами и представителями правительства. Координация их усилий по освещению событий восстания 1916 года могла бы позитивно сказаться не только на принятии и распространения общей концепции видения восстания 1916 года, но и углубленного изучения отдельных малоизвестных аспектов восстания 1916.

А.К.Абдыканова, программа антропологии, Американский университет Центральной Азии

Н.А.Чойбеков

 

 

 

(Читать сначала)

(Читать предыдущую часть)

Доклад выступления председателя Совнаркома Киргизской АССР Юсупа Абдрахманова на торжественном заседании, посвященном 15-летию восстания 1916 года

1931 г.

Товарищи, когда мы говорим о восстании трудящихся масс народов Средней Азии и Киргизии в 1916 году, то многим это представляется как бунт, случайно возникший на конкретной почве недовольства набором туземных трудящихся масс на тыловые работы. В действительности это не так. Восстание 1916 года имеет глубокие социально-экономические причины, вытекающие из положения Средней Азии и Киргизии как колоний царско-империалистической России.

 

 

160224

 

Юсуп Абдрахманов (слева) и Абдыкадыр Орозбеков на первомайской демонстрации. 1927 год

 

Поэтому в мою задачу входит не только выяснение характера восстания, его движущих сил, его результатов, но и выяснение тех социально-экономических факторов, которые исторически подготовили это восстание, являющееся самым крупным революционным событием из всех революционных событий, имевших место в жизни и истории народов Средней Азии до 1916 года в период колониальной зависимости.

Восстание киргизских трудящихся масс в 1916 году нельзя рассматривать вне связи с восстанием других народов Средней Азии, но я вынужден сделать некоторое отступление от этого правила, чтобы полно обрисовать положение киргизского населения как до, так и после колонизации, в период господства царизма, а также ход и исход восстания.

I. Несколько слов об общественно-экономическом укладе в доколонизационный период

Касаясь вопроса экономики киргизского населения в до-колонизационный период, приходится ограничиться общими предположениями, так как никаких материалов, характеризующих экономическое положение киргизского населения до завоевания края Царской Россией, в моем распоряжении нет. Известно, однако, что основной, и почти единственной, отраслью хозяйства киргизского населения было животноводство. Огромные территории, значительная часть которых отошла от пользования киргизского населения после колонизации, до колонизации служили естественной кормовой базой животноводства. Животноводческое хозяйство велось самым примитивным образом. Нечего было и думать, чтобы в тот период киргизское население занялось интенсификацией животноводческого хозяйства. Распоряжаясь огромной земельной территорией, имея возможность маневрировать естественными кормовыми ресурсами, киргизское население не считало нужным организацию животноводческого хозяйства таким образом, чтобы под него была подведена устойчивая кормовая база.

По тем же причинам, то есть за отсутствием учетно-статистических материалов, нельзя привести никаких данных о поголовье скота, следовательно, о материальном уровне киргизского населения, особенно в социальном разрезе. Однако живые свидетели той эпохи говорят о том, что в количественном отношении поголовье стада до колонизации превышало почти в два раза, если не больше, то, что мы имели после колонизации, в годы, когда территорией нынешней советской Киргизии распоряжалось царское правительство. В Каракольском уезде были хозяйства, у которых количество только лошадей превышало более 1000 голов, то, чего мы не имели за последнее время владычества царизма.

Бывали случаи, когда при устройстве аш (поминок) по умершему манапу, баю со скачкой первый приз устанавливали в 1000 голов лошадей. Сотни голов лошадей в качестве первого приза при устройстве киргизами скачек были не редким явлением. В качестве примера могу привести аш (поминки), устроенный некоему Солтанкулу из рода Бугу в первые года завоевания края царским правительством. На этом “аше” со скачкой первый приз был определен в 1000 лошадей и на эти поминки (аш) было собрано население не только из котловины Иссык-Куля и Нарынских районов, но и из Чуйской долины и Джаркентского уезда Казакстана. Представьте себе, какие огромные расходы нужно было нести на устройство этого “аша”. Однако люди утверждают, что никакого ущерба устройство этого “аша” ни устроителю, ни целому роду не принесло. Мы должны охотно верить, что устроителю этот “аш” обошелся недорого, но роду в целом, особенно средникам и беднякам это обошлось должно быть очень дорого, так как при устройстве таких “аш” расходы на приз и по содержанию приглашенных гостей ложились своей тяжестью на эти хозяйства.

Даже в народных частушках нашло отражение то, как были богаты киргизы преимущественно Каракольских районов. Некто Солтобай - народный певец, издеваясь над одним из крупных киргизских манапов – Шабданом, указывая на его и его рода бедность конечно, относительную по сравнению с бугунцами, говорит таким образом: “Сан жылкылуу Сарыбай. Мин жылкылуу Каптагай. Биздин бугу четтен бай. Тааныбайсын жоо тынай”. Смысл этого таков: миллионами лошадей располагает Сарыбай, тысячами – Каптагай, и такие хозяйства можно встретить в любом месте территории бугунцев. Разве не знаешь этого, пешеход тинаец?

Действительно указанные лица были очень богатыми людьми, и такие хозяйства среди киргизов быв.Пржевальского и Нарынского уездов можно было встретить нередко. То же самое, нужно полагать, было и в остальных районах Киргизии. Нужно отметить, что хозяйства, имевшие по тысяче с лишним голов лошадей в первые годы колонизации, к моменту восстания в 1916 году имели не более 200-250 лошадей. Эти данные дают нам основания судить о том, что действительно за годы владычества царизма животноводческие хозяйства киргизского населения сократились очень значительно.

Было ли все киргизское население в одинаковой степени богатым? Конечно, нет. Были богатые, были средняки, бедняки и батраки. Однако не подлежит никакому сомнению, что киргизы были до колонизации края несравненно богаче, чем в период господства царизма. Разумеется, из этого факта нельзя придти к выводу о том, что всем киргизам до колонизации жилось хорошо. Огромная масса скота была сосредоточена в руках сравнительно незначительной группы баев и манапов и давала им возможность держать огромное количество киргизского населения в своем подчинении. Этому в значительной степени способствовали и сохранившиеся пережитки родовых отношений среди киргизского населения. Будучи в плену пережитков родовых отношений, зависимые в материальном отношении от своих сородичей – баев и манапов, трудящиеся массы киргизского населения по существу были рабами своих родовых вождей, беззастенчиво ими эксплуатируемы.

Власть многочисленных и экономически мощных родов, вернее власть манапов этих родов, была настолько сильна, что они могли по своему усмотрению распоряжаться жизнью и имуществом трудящихся масс как своего рода, так и других родов.

Чтобы проиллюстрировать о силе власти манапов приведу только четыре факта:

1. Знаменитый манап Ормон-хан во время одной кочевки потерял “коген” (петлистая веревка для привязки овец). Когда один из его же сородичей нашел этот “коген “и привез Ормону, то последний предъявил ему обвинение в воровстве и оштрафовал его так, что нашедший “когена” должен был заплатить и заплатил штраф – двух девочек (вместо двух колов, вбиваемых в землю, чтобы привязать концы “когена”) и по барану на каждую петлю, то есть около 300 баранов.

2. Сын Ормона - Уметалы однажды, сидя недалеко от своей юрты, взял ружье и выстрелил в группу женщин, сидящих около его юрты, приговаривая: “пусть погибает грешная”, и убил свою любимую жену. Конечно, за это убийство он ни перед кем не ответил. Тот же Уметалы, говорят, чтобы проверить остроту своей сабли, рубил людей и заставил одного киргиза убить своего сына только потому, что этот киргиз имел несчастье дать своему сыну имя Уметалы.

3. Указанный Шабдан отобрал земли, расположенные около Рыбачьего, у тур-айгырцев, мотивируя это тем, что в этой местности должны охотиться его сыновья на фазанов.

4. Некто Боромбай, манап из рода Бугу, при разделе земли иссык-кульской котловины настоял на выселении киргиз рода “саяк” на каменистые земли, мало пригодные для земледелия, приговаривая – “к саякам и сорокам не может быть жалости”.

Я мог бы удлинить перечень таких фактов, но приведенных, по-моему, достаточно, чтобы иметь представление о силе манапов и бесправии трудящихся масс и слабых родов.

Нам известны такие факты, как борьба Ормона и Байтыка за подчинение своему влиянию новых “родов”, новых территорий. И это им удавалось. Например, Ормон, который создал вооруженные войска для завоевания новых территорий и подчинил своему влиянию население родов, независимых от него – саяков и чириков и т.д., а Боромбай и Чиныбай – манапы Каракольского уезда тоже имели своими “подданными” часть саяков, чонбагыш и т.д.

В государственном отношении до завоевания края русскими киргизы были подчинены Кокандскому хану, но это подчинение было лишь номинальное, выражающееся в том, что киргизские манапы, безраздельно грабившие массы киргизского населения, ежегодно должны были платить дань Кокандскому хану. Эта дань, в основном, шла, конечно, за счет трудящихся масс. Система “баранта” - “чигим”, свирепствовавшая в то время, своей тяжестью также ложилась на плечи трудящихся масс.

Азиатский деспотический феодализм, не успев еще окончательно разрушить родовые отношения, все-таки завоевал себе прочное место в общественной жизни киргиз, в период, когда русские феодалы (помещики) и капиталисты пришли им на помощь в деле грабежа трудящихся масс.

Наличие пережитков родовых отношений, базирующихся на натуральной и полунатуральной форме экономики киргизского хозяйства, некоторым людям дает основание думать, что в доколонизационный период среди киргиз происходила только родовая борьба и что классовой борьбы в киргизском ауле как будто не было. Эта точка зрения не выдерживает никакой критики. Эти люди, во-первых, забывают положение коммунистического манифеста “история всего предшествующего общества есть история борьбы классов”, во-вторых, они, очевидно, не знают, что родовой строй у киргиз был до такой степени разложен, что родовая борьба уступила свое место борьбе феодалов в лице Ормона, Байтыка, Боромбая и др. Наконец, эти люди, видимо, не дали себе труда изучить историю происхождения в киргизской среде сословия “букары”. Между тем “букаринцы” обязаны своим происхождением классовой борьбе, имевшей место среди киргиз. Может быть, они (букаринцы) этого не сознавали, но это так.

Из кого же состоят букаринцы? Из тех трудящихся масс, которые вынуждены были уйти из среды своих родов к другим, главным образом, потому что гнет и эксплуатация “своих” родоначальников заставляли их отказаться и от “родовой чести”, а манапы тех родов, к которым они присоединялись, чтобы отличить господствующее положение манапов своего “рода” над пришельцами, последних называли “бу-кара” – «эта чернь». Появление на арене общественной жизни сословия «букары» можно объяснить разложением родовой общины и полуфеодальным характером строя общественной жизни киргиз.

Этот полуфеодальный строй, в связи с колонизацией края русскими, законсервировался, не пошел дальше в смысле образования чисто феодальных отношений. Объясняется это, конечно, политикой царского правительства, которое видело в межродовой драке очень важное средство, разъединяющее киргизское население на группы, не дающее им возможности создать единый фронт против колонизаторской политики царизма.

О культуре говорить нечего. Не было ни школ, ни книг, ни газет. Грамотными считались безграмотные муллы, которые больше отравляли население опиумом, называемым религией, чем занимались просвещением.

Если киргизы до колонизации в целом были богаче, из этого вовсе не вытекает, что трудящимся массам жилось хорошо. Разница в положении киргизских трудящихся масс до колонизации и после состоит лишь в том, что, если до колонизации они были эксплуатируемы феодалами-манапами, то после колонизации они стали объектами эксплуатации – не только манапа-феодала но и царского администратора, колонизатора, капиталиста-ростовщика. Это, разумеется, значительно ухудшило их положение.

Перехожу к характеристике колонизационной деятельности царизма и ее результатов.

 


Другие статьи автора

Восстание 1916 года в Кыргызстане: мнение экспертов и активистов

1916-жылкы Улуу укөтөрүлүштүн өбөлгөлөрү жана себептери

Восстание 1916 года. Из доклада секретаря Киробкома ВКП(б) Б.Исакеева на собрании рабочих Интергельпо и железнодорожников, посвященном 15-летию восстания 1916 года

Восстание 1916 года. Доклад выступления председателя Совнаркома Киргизской АССР Юсупа Абдрахманова на торжественном заседании, посвященном 15-летию восстания
(5 часть)

Восстание 1916 года. Доклад выступления председателя Совнаркома Киргизской АССР Юсупа Абдрахманова на торжественном заседании, посвященном 15-летию восстания
(4 часть)

Восстание 1916 года. Доклад выступления председателя Совнаркома Киргизской АССР Юсупа Абдрахманова на торжественном заседании, посвященном 15-летию восстания
(3 часть)

Восстание 1916 года. Доклад выступления председателя Совнаркома Киргизской АССР Юсупа Абдрахманова на торжественном заседании, посвященном 15-летию восстания
(2 часть)

Восстание 1916 года. Установившаяся Советская власть всячески способствовала возвращению беженцев из Китая на Родину

Восстание 1916 года. Из прошения беженцев-киргизов: Так как возвратившиеся из Китая лишены имущества, то большая часть их умирает от голода и холода

Восстание 1916 года. Губернатор Семиреченской области А.И.Алексеев: Вызванная восстанием убыль кочевого населения в области к январю 1917 г. приблизительно исчислена в 38 тыс. кибиток с населением свыше 150 тыс. человек