Маркс и Энгельс

 

 

 

 

Русский

 

 

 

«Учение Маркса всесильно, потому что оно верно» - В.И.

 

 

 

 

 

К. Маркс.

КОНФИДЕНЦИАЛЬНОЕ СООБЩЕНИЕ

28 марта 1870

 

 

 

 

 

 

Вскоре после основания Интернационала русский Бакунин (хотя я и знаю его с 1843г, но я оставляю в стороне все, что не является безусловно необходимым для понимания последующего) имел свидание в Лондоне с Марксом. Последний принял его там в Товарищество, для которого Бакунин обещал работать не покладая рук. Бакунин поехал в Италию, получил там посланные Марксом Временный Устав и Манифест к рабочему классу, прислал «весьма восторженный» ответ, но не сделал ничего. После нескольких лет, в течение которых о нем ничего не было слышно, он опять появляется в Швейцарии. Там он примыкает не к Интернационалу, а к Лиге мира и свободы. После конгресса этой Лиги мира (Женева, 1867г) Бакунин входит в ее исполнительный комитет, но встречает там противников, которые не только противодействуют его «диктаторскому» влиянию, но и устанавливают за ним надзор как за «подозрительным русским». Вскоре после Брюссельского конгресса Интернационала (сентябрь 1868г) Лига мира устраивает конгресс в Берне. На этот раз Бакунин выступает как firebrand {подстрекатель} и — замечу en passant {между прочим} — клеймит западноевропейскую буржуазию в том тоне, в котором московиты-оптимисты обычно нападают на западную цивилизацию, чтобы скрыть свое собственное варварство. Он предлагает ряд резолюций, которые сами по себе нелепы и рассчитаны на то, чтобы нагнать страх на буржуазных кретинов и позволить г-ну Бакунину с éclat {шумом} выйти из Лиги мира и вступить в Интернационал. Достаточно сказать, что его программа, предложенная Бернскому конгрессу, содержит такие нелепости, как «равенство классов», «отмена права наследования как начало социальной революции» и тому подобную бессмысленную болтовню, целый букет вздорных выдумок, претендующих на то, чтобы запугать, одним словом, — пошлая импровизация, рассчитанная исключительно на мимолетный эффект. Друзья Бакунина в Париже (один русский участвует там в издании «Revue Positiviste») и в Лондоне объявили всему миру о выходе Бакунина из Лиги мира как о un événement {событии} и провозгласили его смехотворную программу — этот olla podrida {винегрет} из избитых общих мест, — чем-то невероятно страшным и оригинальным.

Тем временем Бакунин вступил в Романское отделение Интернационала (в Женеве). Ему понадобились годы, чтобы решиться на этот шаг. Но не понадобилось и нескольких дней, чтобы г-н Бакунин решил совершить переворот в Интернационале и превратить его в свое орудие.

За спиной лондонского Генерального Совета — его известили лишь тогда, когда все, по-видимому, было готово — Бакунин основал так называемый «Альянс социалистической демократии». Программа этого общества была та самая, которую Бакунин предложил Бернскому конгрессу Лиги мира. Итак, это общество с самого начала объявило себя «обществом пропаганды» специфически бакунинской тайной премудрости, а сам Бакунин, один из самых невежественных людей в области социальной теории, неожиданно выступает здесь как основатель секты. Теоретическая программа этого «Альянса» была, однако, всего лишь фарсом. Суть дела заключалась в его практической организации, а именно — это общество должно было быть интернациональным, с центральным комитетом в Женеве, то есть находиться под личным руководством Бакунина. Но вместе с тем оно должно было являться «интегральной», составной частью Международного Товарищества Рабочих. С одной стороны, его отделения должны были быть представлены на «очередном конгрессе» Интернационала (в Базеле), а с другой стороны — проводить одновременно и наряду с ним свой собственный конгресс, заседающий отдельно и т. д. и т. д.

Кадры, которыми Бакунин располагал на первых порах, состояли из тогдашнего большинства Романского федерального комитета Интернационала в Женеве. И. Ф. Беккер, у которого страсть к пропаганде иногда затемняет рассудок, был выдвинут на первый план. В Италии и Испании Бакунин имел несколько союзников.

Генеральный Совет в Лондоне был осведомлен обо всем. Тем не менее, он предоставил Бакунину спокойно действовать до того момента, когда тому пришлось представить через И. Ф. Беккера устав (и программу) «Альянса социалистической демократии» Генеральному Совету на утверждение. На это последовало подробно мотивированное постановление, составленное вполне «юридически» и «объективно», но в своих «обоснованиях» полное иронии. Оно сводилось к следующему:

1. Генеральный Совет не принимает Альянс в Интернационал в качестве отделения.

2. Все параграфы устава Альянса, которые касаются его отношений к Интернационалу, объявляются аннулированными и недействительными.

В мотивировочной части постановления было ясно и решительно показано, что Альянс является не чем иным, как орудием для дезорганизации Интернационала{см. здесь}.

Удар был неожиданным. Бакунин уже успел превратить «Égalité» — центральный орган говорящих по-французски членов Интернационала в Швейцарии — в свой орган и, кроме того, основал в Ле-Локле свой собственный маленький вестник — «Progrès», который и до сих пор играет эту же роль под редакцией фанатичного приверженца Бакунина, некоего Гильома.

После долгих недель раздумья центральный комитет Альянса посылает, наконец, — за подписью женевца Перрона — ответ Генеральному Совету. Из преданности правому делу Альянс готов пожертвовать своей самостоятельной организацией, но при одном условии: Генеральный Совет должен объявить, что он признает «радикальные» принципы Альянса.

Генеральный Совет ответил, что в его функции не входит судить о программах различных секций с точки зрения теории. Он обязан лишь заботиться о том, чтобы в них не было ничего прямо противоречащего Уставу Интернационала и его духу. Поэтому он должен настоять на том, чтобы из программы Альянса была вычеркнута нелепая фраза об «égalité des classes» {«равенстве классов»}, и вместо нее вписаны слова «abolition des classes» {«уничтожение классов»} (что и было сделано). А в остальном пусть вступают в Интернационал, после того как распустят свою самостоятельную международную организацию и представят Генеральному Совету список всех своих секций {см. здесь} (что — nota bene {заметьте} — сделано не было).

Этим инцидент был исчерпан. Номинально Альянс распустил свою организацию, фактически же продолжал существовать под руководством Бакунина, который вместе с тем распоряжался в женевском Романском федеральном комитете Интернационала.

К прежним их органам прибавились еще «Federacion» в Барселоне, а после Базельского конгресса — и «Eguaglianza» в Неаполе.

Бакунин попытался тогда иным путем добиться своей цели — превращения Интернационала в свое личное орудие. Он предложил Генеральному Совету через наш Романский комитет в Женеве включить «вопрос о наследовании» в повестку дня Базельского конгресса. Генеральный Совет согласился на это, чтобы сразу разбить Бакунина наголову. План Бакунина был таков: когда Базельский конгресс примет предложенные Бакуниным в Берне «принципы» (?), то все увидят, что не Бакунин перешел к Интернационалу, а Интернационал — к Бакунину. Отсюда простой вывод: лондонский Генеральный Совет (который был против нового перетряхивания сен-симонистского vieillerie {старого хлама}, Бакунин знал об этом) должен будет выйти в отставку, и Базельский конгресс переведет Генеральный Совет в Женеву, то есть Интернационал достанется диктатору Бакунину в его полное распоряжение.

Бакунин устроил настоящий заговор, чтобы обеспечить себе большинство на Базельском конгрессе. Не было даже недостатка в поддельных мандатах, чему пример — мандат г-на Гильома от Ле-Локля и др. Бакунин сам выпросил себе мандаты от Неаполя и Лиона. Против Генерального Совета распространялась всяческая клевета. Одним говорили, что в нем преобладает élément bourgeois{буржуазный элемент}, другим — что это гнездо communisme autoritaire{авторитарного коммунизма} и т. д.

Результаты Базельского конгресса известны. Предложения Бакунина не прошли, и Генеральный Совет остался в Лондоне.

Досада на эту неудачу — в глубине души Бакунин, по всей вероятности, с удачей связывал успех разных своих личных замыслов — вылилась в полных раздражения заявлениях в «Égalité» и в «Progrès». Эти газеты, между тем, все более и более принимали характер официальных оракулов. То та, то другая швейцарская секция Интернационала подвергалась отлучению за то, что, вопреки категорическому предписанию Бакунина, принимала участие в политическом движении и т. п. Наконец, долго сдерживаемая ярость против Генерального Совета открыто прорвалась. «Progrès» и «Égalité» насмехались, нападали, заявляли, что Генеральный Совет не выполняет своих обязанностей, например в отношении выпуска трехмесячных бюллетеней; что Генеральный Совет должен отказаться от непосредственного контроля над Англией и основать особый английский центральный комитет, который занимался бы только английскими делами; что решение Генерального Совета по поводу арестованных фениев является превышением его функций, ибо не его дело заниматься местными политическими вопросами. Далее, «Progrès» и «Égalité» встали на сторону Швейцера и категорически потребовали, чтобы Генеральный Совет официально и «publiquement» {«публично»} высказался по вопросу о Либкнехте и Швейцере. Газета «Le Travail» (в Париже), в которой французские друзья Швейцера контрабандой протащили благоприятные ему статьи, удостоилась за это похвалы от «Progrès» и «Égalité»; последняя призывала к совместной борьбе против Генерального Совета.

Тут дело приняло такой оборот, что необходимо было вмешаться. Ниже следует буквальная копия письма Генерального Совета к Центральному комитету Романской федерации в Женеве. Документ этот слишком длинен для того, чтобы переводить его на немецкий язык.

«Генеральный Совет — Федеральному совету Романской Швейцарии в Женеве

Генеральный Совет на своем внеочередном заседании 1 января 1870г постановил:

1. В газете «Égalité» от 11 декабря 1869г мы читаем:

 

«Несомненно, что Генеральный Совет пренебрегает делами крайне важными... Мы напоминаем Генеральному Совету о его обязанностях ссылкой на статью 1 Регламента: «Генеральный Совет обязан выполнять резолюции конгресса...» Мы могли бы задать Генеральному Совету достаточно вопросов, чтобы ответы составили довольно пространный документ. Мы это сделаем позднее. А пока и т. д.»

 

Генеральный Совет не знает ни в Уставе, ни в Регламенте такой статьи, которая обязывала бы его вступать в переписку или в полемику с «Égalité» или давать «ответы» на «вопросы» какой бы то ни было газеты.

Только Федеральный совет Романской Швейцарии, является представителем секций Романской Швейцарии перед Генеральным Советом. Если Федеральный совет обратится к нам единственно законным путем, то есть через своего секретаря, с запросами или обвинениями, то Генеральный Совет всегда готов будет ему ответить. Но Романский федеральный совет не имеет права ни отказываться от своих функций, передоверяя их редакциям «Égalité» и «Progrès», ни позволять этим газетам узурпировать его функции.

Вообще говоря, если бы переписка Генерального Совета с национальными и местными комитетами публиковалась, это причиняло бы большой вред общим интересам Товарищества.

В самом деле, если бы другие органы Интернационала последовали примеру «Progrès» и «Égalité», то Генеральный Совет был бы поставлен перед альтернативой — либо дискредитировать себя в глазах общественного мнения своим молчанием, либо нарушить свои обязанности, отвечая публично. «Égalité» совместно с «Progrès» призывают «Travail» потребовать объяснения от Генерального Совета. Чем не Лига общественного блага!

2. Допуская, что поставленные «Égalité» вопросы исходят от Романского федерального совета, мы ответим на них, но лишь с тем условием, чтобы впредь подобного рода вопросы не задавались нам таким путем.

3. Вопрос о бюллетене.

Резолюция Женевского конгресса, вошедшая в Регламент, предписывает, чтобы национальные комитеты посылали Генеральному Совету документальные данные о пролетарском движении, а Генеральный Совет затем издавал бюллетень на различных языках «так часто, как это позволят ему его средства»As often as its means permit, the General Council shall publish a report etc.»).

Обязанность, возложенная на Генеральный Совет, была, таким образом, связана с условиями, которые остались невыполненными. Не была даже проведена предписанная Уставом статистическая анкета, относительно которой выносились постановления на ряде следовавших один за другим общих конгрессов и проведения которой Генеральный Совет требовал ежегодно. Что касается средств, то Генеральный Совет давно прекратил бы свое существование, не будь местных взносов в Англии и личных пожертвований его членов.

Таким образом, Регламент, принятый Женевским конгрессом, остался мертвой буквой.

Что касается Базельского конгресса, то он обсуждал не вопрос о выполнении уже существующего Регламента, а вопрос о своевременности выпуска бюллетеня и не вынес никакого решения по этому поводу.

Впрочем, Генеральный Совет полагает, что первоначальная задача бюллетеня, который он должен был издавать, в настоящее время всецело выполняется различными печатными органами Интернационала, выходящими на различных языках и распространяющимися путем взаимного обмена. Было бы нелепо делать при помощи дорогостоящих бюллетеней то, что уже делается без издержек. С другой стороны, бюллетень, который публиковал бы то, что не печатается в органах Интернационала, только помог бы нашим врагам заглянуть за кулисы.

4. Вопрос об отделении Генерального Совета от федерального совета для Англии.

Задолго до основания «Égalité» это предложение выдвигалось периодически в самом Генеральном Совете одним или двумя из его английских членов. Но оно всегда отклонялось почти единогласно.

Хотя революционная инициатива будет исходить, вероятно, от Франции, только Англия может послужить рычагом для серьезной экономической революции. Это — единственная страна, где уже нет крестьян и где земельная собственность сосредоточена в немногих руках. Это — единственная страна, в которой капиталистическая форма, то есть объединение труда в широком масштабе под властью капиталистических предпринимателей, охватила почти все производство. Это — единственная страна, в которой огромное большинство населения состоит из наемных рабочих (wages labourers). Это — единственная страна, в которой классовая борьба и организация рабочего класса в тред-юнионах достигли известной степени зрелости и всеобщности. Благодаря своему господству на мировом рынке Англия является единственной страной, где каждый переворот в экономических отношениях должен немедленно отразиться во всем мире. Если Англия является классической страной лендлордизма и капитализма, то, с другой стороны, в ней созрели более, чем где бы то ни было, материальные условия для их уничтожения. Генеральный Совет поставлен теперь в счастливое положение благодаря тому, что этот великий рычаг пролетарской революции непосредственно находится в его руках. Каким безумием, можно даже сказать, каким преступлением было бы отдать этот рычаг в руки одних англичан!

Англичане обладают всеми необходимыми материальными предпосылками для социальной революции. Чего им недостает, так это духа обобщения и революционной страсти. Только Генеральный Совет в состоянии восполнить этот пробел и ускорить таким образом подлинно революционное движение в этой стране, а следовательно, и повсюду. Крупные успехи, которых мы в этом направлении уже достигли, засвидетельствованы наиболее умными и влиятельными органами господствующих классов, как, например, «Pall Mall Gazette», «Saturday Review», «Spectator», «Fortnightly Review», не говоря уже о так называемых радикальных членах палаты общин и палаты лордов, которые еще недавно оказывали большое влияние на лидеров английских рабочих. Они открыто обвиняют нас в том, что мы отравили и почти искоренили английский дух в рабочем классе и толкнули его к революционному социализму.

Единственный способ осуществить такой поворот состоит в том, чтобы действовать как Генеральный Совет Международного Товарищества. В качестве Генерального Совета мы можем побуждать к принятию таких мер (как, например, основание Лиги земли и труда), которые впоследствии, при их осуществлении, предстанут перед публикой как стихийные выступления английского рабочего класса.

Если бы помимо Генерального Совета был основан федеральный совет, каковы были бы непосредственные результаты этого? Занимая промежуточное положение между Генеральным Советом Интернационала и Всеобщим советом тред-юнионов, федеральный совет не пользовался бы никаким авторитетом. С другой стороны, Генеральный Совет Интернационала выпустил бы из рук этот великий рычаг. Если бы мы серьезной и незаметной работе предпочли балаганную трескотню, то мы, может быть, и допустили бы такую ошибку, как публичный ответ на вопрос «Egalite», почему Генеральный Совет мирится с «таким обременительным совмещением функций».

Англию нельзя просто поставить в ряд с другими странами. Ее следует рассматривать как метрополию капитала.

5. Вопрос о резолюции Генерального Совета об ирландской амнистии.

Если Англия является крепостью лендлордизма и европейского капитализма, то единственный пункт, где можно нанести серьезный удар официальной Англии, представляет собой Ирландия.

Во-первых, Ирландия является цитаделью английского лендлордизма. Если он рухнет в Ирландии, то он должен будет рухнуть и в Англии. В Ирландии это может произойти во сто раз легче, потому что экономическая борьба сосредоточена там исключительно на земельной собственности, потому что там эта борьба есть в то же время и национальная борьба и потому что народ в Ирландии настроен более революционно и более ожесточен, чем в Англии. Лендлордизм в Ирландии удерживает свои позиции исключительно при помощи английской армии. Как только прекратится принудительная уния этих двух стран, в Ирландии вспыхнет социальная революция, хотя и в устаревших формах. Английский лендлордизм потеряет не только крупный источник своих богатств, но также и важнейший источник своей моральной силы как представитель господства Англии над Ирландией. С другой стороны, оставляя неприкосновенным могущество своих лендлордов в Ирландии, английский пролетариат делает их неуязвимыми в самой Англии.

Во-вторых, английская буржуазия не только эксплуатировала ирландскую нищету, чтобы ухудшить положение рабочего класса в Англии путем вынужденной иммиграции ирландских бедняков, но она, кроме того, разделила пролетариат на два враждебных лагеря. Не происходит гармонического соединения революционного пыла кельтского рабочего и положительного, но медлительного нрава англосаксонского рабочего. Наоборот, во всех крупных промышленных центрах Англии существует глубокий антагонизм между английским и ирландским пролетарием. Средний английский рабочий ненавидит ирландского как конкурента, который понижает заработную плату и standard of life{уровень жизни}. Он питает к нему национальную и религиозную антипатию. Он смотрит на него почти так же, как смотрели poor whites{белые бедняки} южных штатов Северной Америки на черных рабов. Этот антагонизм между пролетариями в самой Англии искусственно разжигается и поддерживается буржуазией. Она знает, что в этом расколе пролетариев заключается подлинная тайна сохранения ее могущества.

Этот антагонизм воспроизводится и по ту сторону Атлантического океана. Вытесняемые с родной земли быками и овцами, ирландцы вновь встречаются в Соединенных Штатах, где они составляют огромную, все возрастающую часть населения. Их единственная мысль, их единственная страсть — ненависть к Англии. Английское и американское правительства, то есть классы, которые они представляют, культивируют эти страсти, чтобы увековечить межнациональную борьбу, являющуюся тормозом для всякого серьезного и искреннего союза между рабочими по обе стороны Атлантического океана, а следовательно, тормозом для их общего освобождения.

Ирландия — это единственный предлог для английского правительства содержать большую постоянную армию, которую в случае нужды, как это уже имело место, бросают против английских рабочих, после того как в Ирландии эта армия пройдет школу военщины. Наконец, в Англии в настоящее время повторяется то, что в чудовищных размерах можно было видеть в Древнем Риме. Народ, порабощающий другой народ, кует свои собственные цепи.

Итак, позиция Международного Товарищества в ирландском вопросе совершенно ясна. Его главная задача — ускорить социальную революцию в Англии. Для этой цели необходимо нанести решающий удар в Ирландии.

Резолюция Генерального Совета об ирландской амнистии служит лишь введением к другим резолюциям, в которых будет сказано, что, не говоря уже о международной справедливости, предварительным условием освобождения английского рабочего класса является превращение существующей принудительной унии — то есть порабощения Ирландии — в равный и свободный союз, если это возможно, или полное отделение, если это необходимо.

Кроме того, доктрина, выдвигаемая газетами «Égalité» и «Progrès» о связи или, вернее, об отсутствии связи между социальным и политическим движениями, насколько нам известно, никогда не была признана ни на одном из наших конгрессов. Она противоречит нашему Уставу. В Уставе сказано:

«That the economical emancipation of the working classes is... the great end to which every political movement ought to be subordinate as a means» Экономическое освобождение рабочего класса есть... великая цель, которой всякое политическое движение должно быть подчинено как средство»}.

Во французском переводе, сделанном парижским комитетом в 1864г, эти слова «as a means» («как средство») были выброшены. В ответ на запрос Генерального Совета парижский комитет сослался в оправдание на трудности своего политического положения.

Имеются и другие искажения подлинного текста Устава. Первое положение вводной части Устава гласит: «The struggle for the emancipation of the working classes means... a struggle... for equal rights and duties, and the abolition of all class rule» {«Борьба за освобождение рабочего класса означает борьбу... за равные права и обязанности и за уничтожение всякого классового господства»}.

В парижском переводе говорится о «равных правах и обязанностях», то есть в нем воспроизводится общая фраза, которую можно встретить почти во всех демократических манифестах за последние сто лет и которая имеет разный смысл в устах представителей различных классов, но в этом переводе вычеркнуто конкретное требование «уничтожения классов».

Затем во втором абзаце вводной части Устава мы читаем: «That the economical subjection of the man of labour to the monopoliser of the means of labour, that is the sources of life etc.» {«Экономическое подчинение трудящегося монополисту средств труда, то есть источников жизни, и т. д.»}.

В парижском переводе вместо «means of labour, that is the sources of life» {«средств труда, то есть источников жизни»} — выражения, включающего, наряду с остальными средствами труда, также и землю, — поставлено слово «капитал».

Первоначальный подлинный текст был восстановлен во французском переводе, опубликованном в Брюсселе в 1866 году.

6. Вопрос о Либкнехте и Швейцере.

В «Égalité» говорится: «Обе эти группы принадлежат к Интернационалу». Это неверно. Группа эйзенахцев (которую «Progrès» и «Égalité» соизволили превратить в группу гражданина Либкнехта) принадлежит к Интернационалу. Группа Швейцера к нему не принадлежит.

Швейцер сам подробно разъяснил в своей газете «Social-Demokrat», почему лассалевская организация не могла бы вступить в Интернационал, не уничтожив самое себя. Сам того не ведая, он сказал правду. Его искусственная сектантская организация находится в противоречии с действительной организацией рабочего класса.

«Progrès» и «Égalité» потребовали от Генерального Совета публично высказать свой «взгляд» на личные разногласия между Либкнехтом и Швейцером. Поскольку гражданин И. Ф. Беккер (на которого газета Швейцера клевещет так же, как на Либкнехта) входит в состав редакционного комитета «Égalité», кажется поистине странным, что издатели этой газеты не осведомлены лучше о фактах. Они должны были бы знать, что Либкнехт в «Demokratisches Wochenblatt» публично предложил Швейцеру признать Генеральный Совет арбитром в их разногласиях и что Швейцер не менее публично отказался признать авторитет Генерального Совета.

Генеральный Совет употребил все средства, чтобы положить конец этому скандалу. Он поручил своему секретарю для Германии вступить в переписку со Швейцером, что и было сделано; но все попытки Совета разбились о непреклонное решение Швейцера сохранить во что бы то ни стало вместе с сектантской организацией свою самодержавную власть.

Дело Генерального Совета — выбрать тот благоприятный момент, когда его открытое вмешательство в этот спор принесет больше пользы, нежели вреда.

По поручению Генерального Совета и т. д.»

Французские комитеты (несмотря на то, что Бакунин сильно интриговал в Лионе и Марселе и склонил на свою сторону несколько молодых горячих голов) так же, как и Бельгийский генеральный совет (Брюссель), заявили, что они вполне солидарны с этим инструктивным письмом Генерального Совета.

Составление копии для Женевы несколько задержалось (так как секретарь для Швейцарии Юнг был очень занят). Вследствие этого копия разошлась в пути с официальным письмом Генеральному Совету от Перре, секретаря Центрального комитета Романской федерации в Женеве.

В Женеве кризис разразился еще до получения нашего письма. Некоторые редакторы «Égalité» восстали против направления, продиктованного Бакуниным. Бакунин и его приверженцы (в том числе шесть редакторов «Égalité») хотели заставить Центральный комитет в Женеве уволить ослушников. Но женевский Комитет давно уже тяготился деспотизмом Бакунина и был недоволен тем, что оказался из-за него вовлеченным в трения с другими немецко-швейцарскими комитетами, с Генеральным Советом и т. д. Поэтому он, наоборот, утвердил нежелательных Бакунину редакторов «Égalité». Тогда шесть бакунинских сторонников вышли из редакции, рассчитывая добиться этим прекращения издания.

В ответ на наше письмо Центральный комитет в Женеве заявил, что нападки «Égalité» на Генеральный Совет происходили против его воли, что он никогда не одобрял политики, которую проповедовала газета, что теперь газета редактируется под строгим контролем Комитета и т. д.

После этого Бакунин переехал из Женевы обратно в Тессин. Теперь он может влиять — поскольку речь идет о Швейцарии — только на одну газету «Progrès» (Ле-Локль).

Вскоре умер Герцен. Бакунин, который с тех пор как задумал провозгласить себя руководителем европейского рабочего движения, отрекся от своего старого друга и учителя Герцена, тотчас же после его смерти принялся его расхваливать. Почему? Герцен, несмотря на то, что был сам богатым человеком, получал ежегодно на пропаганду 25000 франков от сочувствующей ему псевдосоциалистической панславистской партии в России. Благодаря своим хвалебным гимнам Бакунин получил в свое распоряжение эти деньги, а тем самым, — malgré sa haine de l'héritage {несмотря на свою ненависть к институту наследования} — вступил во владение как денежным, так и моральным «наследством Герцена» sine beneficio inventarii {без каких-либо ограничений}.

В то же время в Женеве обосновалась колония молодых русских студентов-эмигрантов, которые действительно честно относятся к своим убеждениям и доказали свою честность тем, что главным пунктом своей программы выставили борьбу с панславизмом.

Они выпускают в Женеве журнал «Народное дело». Около двух недель тому назад они обратились в Лондон, прислали свой устав и программу с просьбой утвердить основанную ими Русскую секцию Интернационала. Просьба была удовлетворена.

В отдельном письме к Марксу они просили его быть временно их представителем в Генеральном Совете. На это тоже было дано согласие. Вместе с тем они заявили, — как бы извиняясь перед Марксом, — что в ближайшем будущем сорвут с Бакунина маску, потому что этот человек ведет двойную политику: в России — одну, в Европе — совершенно другую.

Итак, игре этого в высшей степени опасного интригана будет скоро положен конец, по крайней мере, в рамках Интернационала.

 

 

Написано К. Марксом около 28 марта 1870г

Печатается по рукописи

Впервые опубликовано в журнале «Die Neue Zeit», т. 2, №15, 1902г

Перевод с немецкого и французского

 

 


 

AFRIKAANS