Маркс и Энгельс

 

 

 

 

Русский

 

 

 

«Учение Маркса всесильно, потому что оно верно» - В.И.

 

 

 

 

 

К. Маркс.

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ СОВЕТ — ФЕДЕРАЛЬНОМУ СОВЕТУ РОМАНСКОЙ ШВЕЙЦАРИИ

1 января 1870г

 

 

 

 

 

 

Генеральный Совет на своем внеочередном заседании 1 января 1870г постановил:

1. В газете «Égalité» от 11 декабря 1869г мы читаем:

 

«Несомненно, что он» (Генеральный Совет) «пренебрегает делами крайне важными... Мы ему напоминаем о них» (обязанностях Генерального Совета) «ссылкой на статью 1 Регламента и т. д.: «Генеральный Совет обязан выполнять резолюции конгресса...» Мы могли бы задать Генеральному Совету достаточно вопросов, чтобы его ответы составили довольно пространный документ. Мы это сделаем позднее... А пока... и т. д.»

 

Генеральный Совет не знает ни в Уставе, ни в Регламенте такой статьи, которая обязывала бы его вступать в переписку или в полемику с «Égalité» или давать «ответы» на «вопросы» газет. Только Федеральный совет Романской Швейцарии является представителем секций Романской Швейцарии перед Генеральным Советом. Если Романский федеральный совет обратится к нам единственно законным путем, то есть через своего секретаря, с запросами или обвинениями, то Генеральный Совет всегда готов будет ему ответить. Но Романский федеральный совет не имеет права ни отказываться от своих функций, передоверяя их редакциям «Égalité» и «Progrès» , ни позволять этим газетам узурпировать его функции. Вообще говоря, если бы переписка Генерального Совета с национальными и местными комитетами публиковалась, это причиняло бы большой вред общим интересам Товарищества. В самом деле, если бы другие органы Интернационала последовали примеру «Progrès» и «Égalité», то Генеральный Совет был бы поставлен перед альтернативой — либо дискредитировать себя в глазах общественного мнения своим молчанием, либо нарушить свои обязанности, отвечая публично {В рукописи после слова «публично» Марксом зачеркнуты слова: ««Progrès», который не высылается Генеральному Совету, несмотря на то, что общие конгрессы трижды принимали соответствующие постановления, положил начало узурпации функций Федерального совета»}.

«Égalité» совместно с «Progrès» (газетой, которая не высылается Генеральному Совету) призывают «Travail» (парижскую газету, которая еще не объявила себя органом Интернационала и которая тоже не высылается Генеральному Совету) со своей стороны потребовать объяснений от Генерального Совета {В рукописи далее вычеркнуто следующее место: «Право, кажется, что те самые лица, которые в прошлом году, тотчас же после запоздалого вступления в наше Товарищество, выдвинули опасный план — основать внутри Международного Товарищества Рабочих другое интернациональное общество, действующее под их личным управлением, с местом пребывания в Женеве, — вновь вернулись к этому плану и все еще уверены, что их особой миссией является узурпация верховного руководства Международным Товариществом. Генеральный Совет напоминает Романскому федеральному совету, что он отвечает за руководство газетами «Égalité» и «Progrès»»}. Чем не Лига общественного блага!

2. Допуская, что поставленные «Égalité» вопросы исходят от Романского федерального совета, мы ответим на них, но лишь с тем условием, чтобы впредь подобного рода вопросы не задавались нам таким путем.

3. Вопрос о бюллетене.

Резолюция Женевского конгресса, вошедшая в Регламент, предписывает, чтобы национальные комитеты посылали Генеральному Совету документальные данные о пролетарском движении, а Генеральный Совет затем издавал бюллетень на различных языках «так часто, как это позволят ему его средства» {«As often as its means permit, the General Council shall publish a report etc.»).

Обязанность, возложенная на Генеральный Совет, была, таким образом, связана с условиями, которые остались невыполненными. Не была даже проведена предписанная Уставом статистическая анкета, относительно которой выносились постановления на ряде следовавших один за другим общих конгрессов и проведения которой Генеральный Совет требовал ежегодно. Генеральному Совету не было представлено никаких документальных данных. Что касается средств, то Генеральный Совет давно прекратил бы свое существование, не будь местных взносов в Англии и личных пожертвований его членов.

Таким образом, Регламент, принятый Женевским конгрессом, остался мертвой буквой {В рукописи после слов «мертвой буквой» вычеркнуты слова: «Именно так и посмотрел на это Базельский конгресс»}.

Что касается Базельского конгресса, то он обсуждал не вопрос о выполнении уже существующего Регламента, а вопрос о своевременности выпуска бюллетеня и не вынес никакого решения по этому поводу (см. немецкий отчет, напечатанный в Базеле под наблюдением конгресса).

Впрочем, Генеральный Совет полагает, что задача, первоначально стоявшая перед бюллетенем, в настоящее время всецело выполняется различными печатными органами Интернационала, которые выходят на различных языках и распространяются путем взаимного обмена. Было бы нелепо делать при помощи дорогостоящих бюллетеней то, что уже делается без издержек. С другой стороны, бюллетень, который публиковал бы то, что не печатается в органах Интернационала, только помог бы нашим врагам заглянуть за кулисы.

4. Вопрос об отделении Генерального Совета от федерального совета для Англии.

Задолго до основания «Égalité» это предложение выдвигалось периодически в самом Генеральном Совете одним или двумя из его английских членов. Но оно всегда отклонялось почти единогласно.

Хотя революционная инициатива будет исходить, вероятно, от Франции, только Англия может послужить рычагом для серьезной экономической революции. Это — единственная страна, где уже нет крестьян и где земельная собственность сосредоточена в немногих руках. Это — единственная страна, в которой капиталистическая форма, то есть объединение труда в широком масштабе под властью капиталистических предпринимателей, охватила почти все производство. Это — единственная страна, в которой огромное большинство населения состоит из наемных рабочих (wages labourers). Это— единственная страна, в которой классовая борьба и организация рабочего класса в тред-юнионах достигли известной степени зрелости и всеобщности. Благодаря своему господству на мировом рынке Англия является единственной страной, где каждый переворот в экономических отношениях должен немедленно отразиться во всем мире. Если Англия является классической страной лендлордизма и капитализма, то, с другой стороны, в ней созрели более, чем где бы то ни было, материальные условия для их уничтожения. Генеральный Совет поставлен теперь в счастливое положение благодаря тому, что этот великий рычаг пролетарской революции непосредственно находится в его руках. Каким безумием, можно даже сказать, каким преступлением было бы отдать этот рычаг в руки одних англичан!

Англичане обладают всеми необходимыми материальными предпосылками для социальной революции. Чего им недостает, так это духа обобщения и революционной страсти. Только Генеральный Совет в состоянии восполнить этот пробел и ускорить таким образом подлинно революционное движение в этой стране, а следовательно, и повсюду. Крупные успехи, которых мы в этом направлении уже достигли, засвидетельствованы наиболее умными и влиятельными органами господствующих классов, как, например, «Pall Mall Gazette», «Saturday Review», «Spectator», «Fortnightly Review», не говоря уже о так называемых радикальных членах палаты общин и палаты лордов, которые еще недавно оказывали большое влияние на лидеров английских рабочих. Они открыто обвиняют нас в том, что мы отравили и почти искоренили английский дух в рабочем классе и толкнули его к революционному социализму.

Единственный способ осуществить такой поворот состоит в том, чтобы действовать как Генеральный Совет Международного Товарищества. В качестве Генерального Совета мы можем побуждать к принятию таких мер (как, например, основание Лиги земли и труда), которые впоследствии, при их осуществлении, предстанут перед публикой как стихийные выступления английского рабочего класса.

Если бы помимо Генерального Совета был основан федеральный совет, каковы были бы непосредственные результаты этого? Занимая промежуточное положение между Генеральным Советом Интернационала и Всеобщим советом тред-юнионов, федеральный совет не пользовался бы никаким авторитетом. С другой стороны, Генеральный Совет выпустил бы из рук этот великий рычаг. Если бы мы серьезной и незаметной работе предпочли балаганную трескотню, то мы, может быть, и допустили бы такую ошибку, как публичный ответ на вопрос «Égalité», почему Генеральный Совет мирится с «таким обременительным совмещением функций».

Англию нельзя просто поставить в ряд с другими странами. Ее следует рассматривать как метрополию капитала.

5. Вопрос о резолюции Генерального Совета об ирландской амнистии{см. здесь}.

Если Англия является крепостью лендлордизма и европейского капитализма, то единственный пункт, где можно нанести серьезный удар официальной Англии, представляет собой Ирландия.

Во-первых, Ирландия является цитаделью английского лендлордизма. Если он рухнет в Ирландии, то он должен будет рухнуть и в Англии. В Ирландии это может произойти во сто раз легче, потому что экономическая борьба сосредоточена там исключительно на земельной собственности, потому что там эта борьба есть в то же время и национальная борьба и потому что народ в Ирландии настроен более революционно и более ожесточен, чем в Англии. Лендлордизм в Ирландии удерживает свои позиции исключительно при помощи английской армии. Как только прекратится принудительная уния этих двух стран, в Ирландии немедленно вспыхнет социальная революция, хотя и в устаревших формах. Английский лендлордизм потеряет не только крупный источник своих богатств, но также важнейший источник своей моральной силы как представителя господства Англии над Ирландией. С другой стороны, оставляя неприкосновенным могущество своих лендлордов в Ирландии, английский пролетариат делает их неуязвимыми в самой Англии.

Во-вторых, английская буржуазия не только эксплуатировала ирландскую нищету, чтобы ухудшить положение рабочего класса в Англии путем вынужденной иммиграции ирландских бедняков, но она, кроме того, разделила пролетариат на два враждебных лагеря. Не происходит гармонического соединения революционного пыла кельтского рабочего и положительного, но медлительного нрава англосаксонского рабочего. Наоборот, во всех крупных промышленных центрах Англии существует глубокий антагонизм между английским и ирландским пролетарием. Средний английский рабочий ненавидит ирландского как конкурента, который понижает заработную плату и standard of life{уровень жизни}. Он питает к нему национальную и религиозную антипатию. Он смотрит на него почти так же, как смотрели poor whites{белые бедняки} южных штатов Северной Америки на черных рабов. Этот антагонизм между пролетариями в самой Англии искусственно разжигается и поддерживается буржуазией. Она знает, что в этом расколе пролетариев заключается подлинная тайна сохранения ее могущества.

Этот антагонизм воспроизводится и по ту сторону Атлантического океана. Вытесняемые с родной земли быками и овцами, ирландцы вновь встречаются в Северной Америке, где они составляют огромную, все возрастающую часть населения. Их единственная мысль, их единственная страсть — ненависть к Англии. Английское и американское правительства (то есть классы, которые они представляют) культивируют эти страсти, увековечивая скрытую борьбу между Соединенными Штатами и Англией. Они таким образом препятствуют серьезному и искреннему союзу между рабочими по обе стороны Атлантического океана, а следовательно, и их общему освобождению.

Ирландия — это единственный предлог для английского правительства содержать большую постоянную армию, которую в случае нужды, как это уже имело место, бросают против английских рабочих, после того как в Ирландии эта армия пройдет школу военщины.

Наконец, в Англии в настоящее время повторяется то, что в чудовищных размерах можно было видеть в Древнем Риме. Народ, порабощающий другой народ, кует свои собственные цепи.

Итак, позиция Международного Товарищества в ирландском вопросе совершенно ясна. Его главная задача — ускорить социальную революцию в Англии. Для этой цели необходимо нанести решающий удар в Ирландии {В рукописи после слов «в Ирландии» зачеркнуто: «и всячески способствовать экономической и национальной борьбе ирландцев»}.

Резолюция Генерального Совета об ирландской амнистии служит лишь введением к другим резолюциям, в которых будет сказано, что, не говоря уже о международной справедливости, предварительным условием освобождения английского рабочего класса является превращение существующей принудительной унии (то есть порабощения Ирландии) в равный и свободный союз, если это возможно, или полное отделение, если это необходимо {В рукописи после слова «необходимо» вычеркнуты слова: «О затруднениях и даже опасностях, которые возникают перед членами Генерального Совета, ставшими на такую платформу, можно судить уже по тому факту, что газета «Bee-Hive» в своих отчетах о наших заседаниях не только опустила наши резолюции, но даже не упомянула о самом факте, что Генеральный Совет занимается ирландским вопросом, — и, таким образом, Совет был вынужден принять меры к напечатанию своих резолюций, чтобы послать их каждому тред-юниону в отдельности. Легко теперь «Égalité» говорить, что это — «местное политическое движение», что, по ее мнению, следовало федеральному совету самому заниматься подобными мелочами и что не надо «улучшать современные правительства». Газета «Égalité» могла бы с тем же основанием заявить, будто мы питаем намерение улучшить бельгийское правительство, разоблачая произведенные им избиения»}.

Кроме того, примитивная доктрина, выдвигаемая газетами «Égalité» и «Progrès», о связи или, вернее, об отсутствии связи между социальным и политическим движениями, насколько нам известно, никогда не была признана ни на одном из конгрессов Интернационала. Она противоречит нашему Уставу. В Уставе сказано:

«That the economical emancipation of the working classes is therefore the great end to which every political movement ought to be subordinate as a means» Экономическое освобождение рабочего класса есть, следовательно, великая цель, которой всякое политическое движение должно быть подчинено как средство»}.

Во французском переводе, сделанном парижским комитетом в 1864г, эти слова «as a means» («как средство») были выброшены. В ответ на запрос Генерального Совета парижский комитет сослался в оправдание на трудности своего политического положения.

Имеются и другие искажения подлинного текста Устава. Первое положение вводной части Устава гласит: «The struggle for the emancipation of the working classes means... a struggle... for equal rights and duties, and the abolition of all class rule» {«Борьба за освобождение рабочего класса означает борьбу... за равные права и обязанности и за уничтожение всякого классового господства»}.

В парижском переводе говорится о «равных правах и обязанностях», то есть в нем воспроизводится общая фраза, которую можно встретить почти во всех демократических манифестах за последние сто лет и которая имеет разный смысл в устах представителей различных классов, но в этом переводе вычеркнуто конкретное требование «the abolition of all class rule» («уничтожение классов»).

Далее во втором абзаце вводной части Устава мы читаем: «That the economical subjection of the man of labour to the monopoliser of the means of labour, that is the sources of life etc.» {«Экономическое подчинение трудящегося монополисту средств труда, то есть источников жизни и т. д.»}.

В парижском переводе вместо «means of labour, that is the sources of life» {«средств труда, то есть источников жизни»} — выражения, включающего, наряду с остальными средствами труда, также и землю, — поставлено слово «капитал».

Первоначальный подлинный текст был, впрочем, восстановлен во французском переводе, опубликованном в Брюсселе (1866) в отдельной брошюре, изданной «La Rive Gauche».

6. Вопрос о Либкнехте и Швейцере.

В «Égalité» говорится: «Обе эти группы принадлежат к Интернационалу». Это неверно. Группа эйзенахцев (которую «Progrès» и «Égalité» соизволили превратить в группу гражданина Либкнехта) принадлежит к Интернационалу. Группа Швейцера к нему не принадлежит. Швейцер сам подробно разъяснил в своей газете («Social-Demokrat»), почему лассальянская организация не могла бы вступить в Интернационал, не уничтожив самое себя. Сам того не ведая, он сказал правду. Его искусственная сектантская организация находится в противоречии с исторической, естественно сложившейся организацией рабочего класса.

«Progrès» и «Égalité» потребовали от Генерального Совета публично высказать свой «взгляд» на личные разногласия между Либкнехтом и Швейцером. Поскольку гражданин Иоганн Филипп Беккер (на которого газета Швейцера клевещет так же, как на Либкнехта) входит в состав редакционного комитета «Égalité», кажется поистине странным, что издатели этой газеты не осведомлены лучше о фактах. Они должны были бы знать, что Либкнехт в «Demokratisches Wochenblatt» публично предложил Швейцеру признать Генеральный Совет арбитром в их разногласиях и что Швейцер не менее публично отказался признать авторитет Генерального Совета.

Генеральный Совет со своей стороны употребил все средства, чтобы положить конец этому скандалу {В копии рукописи, написанной рукой Юнга, после слова «скандалу» добавлены слова: «который бросает тень на пролетарскую партию в Германии»}. Он поручил своему секретарю для Германии вступить в переписку со Швейцером; эта переписка продолжалась в течение двух лет, но все попытки Совета разбились о непреклонное решение Швейцера сохранить во что бы то ни стало вместе с сектантской организацией свою самодержавную власть. Дело Генерального Совета — выбрать тот благоприятный момент, когда его открытое вмешательство в этот спор принесет больше пользы, нежели вреда.

7. Поскольку редакция «Égalité» выдвинула свои обвинения публично и они могут быть восприняты как обвинения, исходящие от Романского комитета в Женеве, Генеральный Совет ознакомит со своим ответом все комитеты, состоящие с ним в переписке.

 

По поручению Генерального Совета

Написано К. Марксом около 1 января 1870г

Печатается по копии с рукописи, переписанной женой Маркса Женни Маркс и выправленной автором

Перевод с французского

 

 


 

AFRIKAANS