Маркс и Энгельс

 

 

 

 

Русский

 

 

 

«Учение Маркса всесильно, потому что оно верно» - В.И.

 

 

 

 

 

 

 

Ф. Энгельс.

К РОСПУСКУ ЛАССАЛЬЯНСКОГО РАБОЧЕГО СОЮЗА 

 

3 октября 1868

 

 

«Правительство знает, и буржуазия также знает, что все нынешнее немецкое рабочее движение только терпимо, — оно существует лишь до тех пор, пока это угодно правительству. Пока правительству выгодно, чтобы это движение существовало, чтобы у буржуазной оппозиции вырос новый, независимый противник, до тех пор оно будет терпеть это движение. Но с того момента, когда это движение превратит рабочих в самостоятельную силу, когда оно вследствие этого станет опасным для правительства, такому положению сразу наступит конец. Приемы, посредством которых покончили с агитацией прогрессистов в печати, союзах и на собраниях, пусть послужат предостережением для рабочих. Те же самые законы, указы и карательные меры, которые были применены в то время, могут быть в любой день направлены против рабочих и положат конец их агитации; они и будут применены, как только эта агитация станет опасной. Чрезвычайно важно, чтобы рабочие ясно разбирались в этом вопросе, чтобы они не впали в то самое заблуждение, в какое впала буржуазия при «новой эре», когда ее тоже только терпели, а она уже считала свое положение прочным. И если бы кто-либо вообразил, что теперешнее правительство освободит печать, право союзов и собраний от нынешних оков, то он относился бы именно к тем людям, с которыми не стоит и разговаривать. А без свободы печати, без права союзов и собраний рабочее движение невозможно».

Это сказано на стр. 50—51 брошюры Фридриха Энгельса «Военный вопрос в Пруссии и немецкая рабочая партия», Гамбург, 1865 год. Тогда была сделана попытка поставить Всеобщий германский рабочий союз — в свое время единственное организованное объединение социал-демократических рабочих в Германии — под крылышко министерства Бисмарка, внушая рабочим надежду, что правительство дарует всеобщее избирательное право. Ведь «всеобщее, равное и прямое избирательное право») проповедовалось Лассалем в качестве единственного и непогрешимого средства для завоевания политической власти рабочим классом; что же тут удивительного, если в то время на столь второстепенные вещи, как свобода печати, право союзов и собраний, за которые ведь выступала и буржуазия, — или, по крайней мере, утверждала, что выступает, — смотрели пренебрежительно? Если такими вещами интересовалась буржуазия, разве именно это не было основанием для рабочих держаться в стороне от агитации за них? Против такого взгляда была направлена вышеназванная брошюра. Руководители Всеобщего германского рабочего союза считали, что их учить нечему, и автор брошюры получил лишь то удовлетворение, что лассальянцы его родного города Бармена подвергли отлучению его самого и его друзей.

А как обстоят дела в настоящее время? «Всеобщее, прямое и равное избирательное право» существует уже два года. Уже дважды производились выборы в рейхстаг. Рабочие, вместо того, чтобы стоять у государственного руля и по рецепту Лассаля декретировать «государственную помощь», еле-еле провели в рейхстаг с полдюжины депутатов. Бисмарк — союзный канцлер, а Всеобщий германский рабочий союз — распущен.

Но почему всеобщее избирательное право не принесло рабочим обещанного тысячелетнего царства, — на этот вопрос они также уже могли бы найти ответ у Энгельса. В вышеуказанной брошюре говорится на стр. 48:

«Что же касается самого всеобщего и прямого избирательного права, то стоит только отправиться во Францию, чтобы убедиться, какие безобидные выборы можно проводить при его помощи, когда имеется многочисленное тупое сельское население, хорошо организованная бюрократия, хорошо вышколенная пресса, союзы, в достаточной степени придавленные полицией, и совершенно нет никаких политических собраний. Много ли представителей рабочих вводит всеобщее избирательное право во французскую палату? А ведь французский пролетариат имеет перед немецким то преимущество, что он значительно более концентрирован и обладает более продолжительным опытом борьбы и организации.

Тут возникает еще другой вопрос. В Германии сельского населения вдвое больше, чем городского, то есть в Германии 2/3 населения живет земледелием и 1/3 промышленностью. И так как крупное землевладение является в Германии правилом, а мелкий парцелльный крестьянин — исключением, то, иными словами, это значит, что если 1/3 рабочих находится под командой капиталистов, то 2/3 находятся под командой феодальных господ. Пусть же люди, которые все время нападают на капиталистов, но не находят ни одного негодующего словечка против феодалов, хорошенько поймут это. В Германии феодалы эксплуатируют вдвое большее количество рабочих, чем буржуазия... Но это далеко еще не все. Патриархальное ведение хозяйства в старых феодальных имениях приводит к наследственной зависимости сельского батрака или безземельного крестьянина [Häusler] от его «милостивого господина», зависимости, сильно затрудняющей сельскохозяйственному пролетарию приобщение к движению городских рабочих. Попы, систематическое отупление деревни, скверное школьное обучение, оторванность людей от всего мира довершают остальное. Сельскохозяйственный пролетариат представляет собой ту часть рабочего класса, которая с наибольшим трудом и позднее других уясняет себе свои собственные интересы, свое собственное общественное положение; иными словами, это — та часть, которая дольше всего остается бессознательным орудием в руках эксплуатирующего ее привилегированного класса. А что же это за класс? В Германии это — не буржуазия, а феодальное дворянство. Но даже во Франции, где ведь существуют почти исключительно свободные крестьяне, владеющие землей, где у феодального дворянства давно уже отнята всякая политическая власть, всеобщее избирательное право не привело рабочих в палату, а наоборот, почти совсем устранило их оттуда. Каков же был бы результат всеобщего избирательного права в Германии, где феодальное дворянство является еще реальной социальной и политической силой и где на одного промышленного рабочего приходится два сельских рабочих? В Германии борьба против феодальной и бюрократической реакции — ведь та и другая у нас теперь неотделимы — равносильна борьбе за духовное и политическое освобождение сельского пролетариата, и пока сельский пролетариат не втянут в движение, до тех пор городской пролетариат и Германии не может достигнуть и не достигнет ни малейшего успеха, до тех пор всеобщее избирательное право является для пролетариата не оружием, а западней.

Быть может, это весьма откровенное, но необходимое разъяснение воодушевит феодалов на выступление в пользу всеобщего и прямого избирательного права. Тем лучше».

Всеобщий германский рабочий союз был распущен не только при господстве всеобщего избирательного права, но именно потому, что господствует всеобщее избирательное право. Энгельс заранее предсказал Союзу, что он будет уничтожен, как только он сделается опасным. На своем последнем генеральном собрании Союз постановил: 1) выступить за завоевание полной политической свободы и 2) действовать совместно с Международным Товариществом Рабочих. Оба эти решения заключают в себе полный разрыв со всем прошлым Союза. Тем самым Союз выходил из своего прежнего положения секты на широкую дорогу массового рабочего движения. Но в высших сферах, видимо, сочли, что это, так сказать, противоречит уговору. В другое время этому не придали бы такого большого значения, но иначе обстоит дело со времени введения всеобщего избирательного права, когда приходится бдительно охранять пролетариат деревень и мелких городов от подобных крамольных стремлений! Всеобщее избирательное право было последним гвоздем, вколоченным в гроб Всеобщего германского рабочего союза.

Союзу делает честь, что он погиб именно вследствие этого разрыва с ограниченным лассальянством. И какова бы ни была организация, которая придет ему на смену, она будет построена поэтому на гораздо более общей принципиальной основе, чем несколько вечно повторяемых лассалевских фраз о государственной помощи. С того момента, как члены распущенного Союза начали мыслить, вместо того, чтобы верить, исчезла последняя преграда, стоявшая на пути к слиянию всех немецких социал-демократических рабочих в одну большую партию.

 

 

Написано Ф. Энгельсом в конце сентября 1868г

Печатается по тексту газеты

Напечатано в «Demokratisches Wochenblatt» №40, 3 октября 1868г

Перевод с немецкого

 

 

 

 

 

 

Ф. Энгельс.

К РОСПУСКУ ЛАССАЛЬЯНСКОГО РАБОЧЕГО СОЮЗА

(ДОБАВЛЕНИЕ)

 

В появившейся под вышеприведенным заголовком статье (в предшествующем номере) к концу цитаты из брошюры Энгельса, где говорится о всеобщем избирательном праве, следует добавить следующее примечание:

Полученный Союзом в качестве наследства от Лассаля «президент человечества» Бернхард Беккер осыпал в то время «партию Маркса», то есть Маркса, Энгельса и Либкнехта, самыми гнусными оскорблениями {В настоящее время это благородное занятие продолжает графиня Гацфельдт — «мать» фёрстерлинг-мендевской карикатуры на Всеобщий германский рабочий союз}. Теперь тот же Беккер в своем грязном памфлете «Разоблачения о трагической кончине Фердинанда Лассаля», обнажающем его собственную жалкую душонку и представляющем интерес лишь из-за опубликованных в нем украденных документов, следующим образом «поправляет» Энгельса:

 

«Но почему же не ведется агитация за безусловную свободу союзов, собраний и печати? Почему рабочие не пытаются сбросить с себя оковы, наложенные на них в период реакции? (стр. 133)... Только путем дальнейшего развития демократической основы можно оживить лассальянство и превратить его в чистый социализм. А для этого необходимо, кроме всего прочего, не щадить больше интересов юнкеров или богатых помещиков, а социалистическую теорию дополнить и расширить, применив ее к огромной массе сельских рабочих, число которых в Пруссии далеко превосходит население городов» (стр. 134).

 

Читатель видит, что автор вышеупомянутой брошюры (Ф. Энгельс) может быть доволен влиянием, оказанным им на своих противников.

Написано Ф. Энгельсом в начале октября 1868г

Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

Напечатано в «Demokratisches Wochenblatt» № 41, 10 октября 1868г


 

AFRIKAANS