Лазарь Моисеевич Каганович

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ENGLISH

GERMAN

RUSSIAN

 

 

 

Лазарь Моисеевич Каганович

 

Сайт опубликован по случаю

25 июля 1991 года

- 25-й день смерти

 

поздравления солидарности

 

на английском языке

(критические замечания)

 

"Итак, эти бывшие соратники Сталина, которые солидаризовались с клеветой, возведенной на его славное дело, после этой провалившейся попытки были названы «антипартийной группой» и получили сокрушительный удар от хрущевцев. Никто не оплакивал их, никто не пощадил. Они утратили революционный дух, превратились в трупы большевизма, не были больше марксистами-ленинцами. Они присоединились к Хрущеву и согласились облить грязью Сталина и его дело; они попытались что-то предпринять, но не партийным путем, так как партия и для них не существовала."

 

"Хрущевцы"

 

ЭНВЕР ХОДЖА

 

 

 

 

22 ноября 1893 г. Заместитель Председателя Совета Народных Комиссаров (СНК) СССР, член Государственного Комитета Обороны (ГКО), Народный Комиссар путей сообщения СССР.

Имя стального наркома Кагановича много лет носил Московский метрополитен (ныне им. Ленина), множество заводов, предприятий и колхозов. Его портреты органически входили в интерьер кабинетов всех железнодорожных начальников.

На трибуне Мавзолея и в президиумах его место возле вождя варьировалось от второго до пятого, но не далее.

Родился в деревне Кабаны ныне Чернобыльского района Киевской области Украины в бедной семье прасола (поставщика скота на бойни).

Получив в 13-летнем возрасте начальное образование, уехал в поисках заработка в город Киев, где устроился на кожевенный завод. В 1911 году вовлечён в революционное движение старшим братом Михаилом. Член РСДРП(б) с 1911 года. Принимал активное участие в работе профсоюза кожевенников.

В 1915 году Лазарь Каганович арестован и выслан в родную деревню Кабаны, после чего перешёл на нелегальное положение и вместе с женой Марией перебрался в Юзовку (с 1924 года – город Донецк), где после Февральской революции стал заместителем председателя Юзовского Совета и председателем союза кожевников. Весной 1917 года Каганович по заданию партии направлен в армию для пропагандистской работы. В марте-апреле 1917 года он председатель военной организации большевиков в Самаре. В июне 1917 года принимает участие в заседаниях Всероссийской конференции военных организаций при ЦК РСДРП(б) в Петрограде (ныне – Санкт-Петербург), где его избирают в состав Всероссийского бюро военных организаций. После возвращения из армии, Кагановича вновь арестовывают и направляют на фронт, но в Гомеле (Белоруссия) усилиями местных большевиков его освобождают, и с августа 1917 года он становится в Гомеле председателем Полесского комитета РСДРП(б), сыграв важную роль в приходе большевиков к власти в Гомеле и Могилеве.

После Великой Октябрьской социалистической революции Л.М.Каганович становится одним из организаторов создания Красной Армии: в 1918 году он комиссар организационно-агитационного отдела Всероссийской коллегии по организации Красной Армии, что позволило ему установить личные связи с рядом известных большевиков. В середине лета 1918 года Каганович направлен в Нижний Новгород, ставший прифронтовым городом в связи с продвижением частей чехословацкого корпуса. Здесь, с мая 1918 года по август 1919 года, он занимал должности председателя Нижегородского губернского Комитета РКП(б) и губернского Исполнительного Комитета.

С сентября 1919 года по август 1920 года во время обороны Воронежа занимал посты председателя Воронежского губернского Революционного комитета и губернского Исполнительного комитета.

Участвовал при подавления басмачества в Туркестане в 1920–21 годах, где он являлся членом Туркестанского бюро ЦК РКП(б), Турккомиссии ВЦИК и СНК РСФСР, наркомом Рабоче-крестьянской инспекции Туркменской АССР, председателем Ташкентского городского Совета.
С 1921 года Л. М. Каганович направлен на профсоюзную работу: инструктор ВЦСПС, инструктор и секретарь Московского комитета и секретарь ЦК Союза кожевников. В 1922 году, после того как И.В.Сталин стал генеральным секретарем ЦК РКП(б), Каганович по рекомендации В.В. Куйбышева был переведён в Москву на работу в аппарат ЦК РКП(б) на должность заведующего организационно-инструкторским, а затем организационно-распределительным отделом. Через этот отдел проходили все назначения и перемещения на ответственные посты. С 1923 года Л.М.Каганович - кандидат в члены, с мая 1924 года член ЦК РКП(б), с июня 1924 года по декабрь 1925 года - член Организационного бюро ЦК, с июня 1924 года по апрель 1925 года - секретарь ЦК РКП(б). Работая рядом с секретарями ЦК ВКП(б) И.В.Сталиным, В.М.Молотовым, В.В.Куйбышевым, Каганович установил с ними тесные отношения. Он ярко проявил себя незаменимым помощником И.В.Сталина в борьбе с оппозициями в высшем партийном руководстве. Активно помогал ему в борьбе с троцкистами и «правыми».
В апреле 1925 года Л. М. Каганович назначен генеральным секретарем ЦК КП(б) Украины. Полностью поддерживал линию И. В. Сталина в отношении нэпа, боролся за наращивание капитальных вложений в индустриальное развитие Украины, в частности был приверженцем строительства Днепровской электростанции.
В июне 1926 года Каганович Л.М. избран кандидатом в члены Политбюро ЦК ВКП(б), а в июле 1928 года возвратился в Москву на должность секретаря ЦК ВКП(б). Первая половина 1930-х годов - пик карьеры Л.М. Кагановича. С июля 1930 года он член Политбюро ЦК ВКП(б). В декабре 1930 года, после назначения В.М.Молотова председателем Совета Народных Комиссаров СССР, И.В. Сталин назначил Кагановича своим заместителем по партии. Лазарь Моисеевич не только возглавил работу Организационного бюро ЦК ВКП(б) и ряда важнейших отделов ЦК, но и руководил заседаниями Политбюро ЦК ВКП(б) в период отпусков И.В.Сталина, председательствовал в многочисленных комиссиях Политбюро. В 1930-1935 годах Л.М.Каганович - первый секретарь Московского комитета ВКП(б).

На этом ответственном посту он мобилизует партийную организацию и трудящихся Москвы и Московской области на выполнение решений ЦК ВКП(б) по осуществлению генерального плана реконструкции столицы. В 1931 году в Москве было начато строительство метрополитена, непосредственное руководство которым осуществлял Л.М.Каганович. 13 мая 1935 года Центральный Исполнительный Комитет Союза CСP постановил присвоить Московскому метрополитену имя Л.М.Кагановича. За период работы Л. М.Кагановича на посту секретаря Московского комитета партии коммунисты Москвы и Московской области добились успешного превращения Московской области из потребляющей в производящую. В 1933 году Каганович возглавлял сельскохозяйственный отдел ЦК ВКП(б). В руководстве политотделами МТС и совхозов ему принадлежит большая заслуга. В качестве председателя Центральной комиссии по проверке партийных рядов Л. М. Каганович руководил происходившей в 1933-1934 годах чисткой партии. В 1934 году на XVII съезде ВКП(б) Л. М. Каганович выступил с докладом «Организационные вопросы (партийное и советское строительство)». После XVII съезда ВКП(б) секретарь ЦК ВКП(б) Каганович избран председателем Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б). В 1934 году он возглавлял транспортную комиссию ЦК ВКП(б) и Совета Народных Комиссаров СССР, впоследствии - транспортный отдел ЦК ВКП(б).
В 1935-1944 годах Л.М.Каганович - народный комиссар путей сообщения СССР.
С 1937 года он по совместительству - народный комиссар тяжёлой промышленности, с января 1939 года - народный комиссар топливной промышленности и с октября 1939 года по июль 1940 года - народный комиссар нефтяной промышленности.
С августа 1938 года одновременно заместитель председателя Совета Народных Комиссаров СССР.
В годы Великой Отечественной войны Л.М.Каганович - член Государственного Комитета Обороны, член Военного совета Северо-Кавказского, а затем Закавказского фронтов. Военные годы были трудным временем для всех советских людей и руководителей советского государства. Лазарь Моисеевич Каганович отвечал в первую очередь за бесперебойную работу железных дорог, на которые в условиях войны легла особая ответственность. Железные дороги, и без того перегруженные в СССР, должны были осуществлять теперь огромный объём военных перевозок и эвакуацию многих тысяч предприятий в восточные районы страны. И железные дороги справились с невероятно трудными задачами военных лет, и в этом была, несомненно, заслуга «железного наркома» Л.М.Кагановича. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1943 года за особые заслуги в области руководства железнодорожным транспортом в трудных условиях военного времени Кагановичу Лазарю Моисеевичу присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот» (№ 56). С декабря 1944 года Л.М.Каганович - заместитель председателя Совета Народных Комиссаров СССР и заместитель председателя транспортного комитета при Совете Министров СССР.
В 1947 году Л. М.Каганович избран первым секретарём и членом Политбюро ЦК КП(б) Украины.
С декабря 1947 года он заместитель, а с марта 1953 года - первый заместитель председателя Совета Министров СССР.
На пленуме ЦК КПСС в октябре 1952 года, после XIX съезда КПСС, Л.М.Каганович избран членом Президиума ЦК КПСС.

 

 

Текст на английском языке

 

 

ТОВ. КАГАНОВИЧУ

И ДРУГИМ ЧЛЕНАМ ПБ ЦК КП(б)У

И. Сталин

 

Имел беседу с Шуйским. Беседа была длительная, продолжалась часа два с лишним. Вы знаете, что он не доволен положением на Украине. Мотивы его недовольства можно свести к двум основным пунктам.

1. Он считает, что украинизация идёт туго, на украинизацию смотрят, как на повинность, которую выполняют нехотя, выполняют с большой оттяжкой. Он считает, что рост украинской культуры и украинской интеллигенции идёт быстрым темпом, что ежели мы не возьмём в руки этого движения, оно может пойти мимо нас. Он считает, что во главе этого движения должны стать такие люди, которые верят в дело украинской культуры, которые знают и хотят знать эту культуру, которые поддерживают и могут поддерживать нарастающее движение за украинскую культуру. Он особенно не доволен поведением партийной и профсоюзной верхушки на Украине, тормозящей, по его мнению, украинизацию. Он думает, что один из основных грехов партийно-профсоюзной верхушки состоит в том, что она не привлекает к руководству партийной и профсоюзной работой коммунистов, непосредственно связанных с украинской культурой. Он думает, что украинизацию надо провести прежде всего в рядах партии и среди пролетариата.

2. Он думает, что для исправления этих недочётов необходимо прежде всего изменить состав партийной и советской верхушки под углом зрения украинизации, что только при этом условии можно будет создать перелом в кадрах наших работников на Украине в сторону украинизации. Он предлагает выдвинуть на пост Председателя Совнаркома Гринько, на пост Политсекретаря ЦК КП(б)У - Чубаря, улучшить состав Секретариата и Политбюро и т. д. Он думает, что без таких или подобных изменений ему, Шумскому, невозможно будет работать на Украине. Он говорит, что если ЦК настаивает, он готов вернуться на Украину даже при оставлении без изменений нынешних условий работы, но он убеждён, что из этого ничего не выйдет. Он особенно не доволен работой Кагановича. Он считает, что Кагановичу удалось поставить организационно-партийную работу, но он думает, что преобладание организационных методов в работе тов. Кагановича делает невозможной нормальную работу. Он уверяет, что результаты организационного нажима в работе тов. Кагановича, результаты метода оттирания высших советских учреждений и руководителей этих учреждений - скажутся в ближайшем будущем, причём он не ручается, что эти результаты не получат формы серьёзного конфликта. Моё мнение на этот счёт.

1. В заявлениях Шумского по пункту первому есть некоторые верные мысли. Верно, что широкое движение за украинскую культуру и украинскую общественность началось и растёт на Украине. Верно, что отдавать это движение в руки чуждых нам элементов нельзя ни в каком случае. Верно, что целый ряд коммунистов на Украине не понимает смысла и значения этого движения и потому не принимает мер для овладения им. Верно, что нужно произвести перелом в кадрах наших партийных и советских работников, всё еще проникнутых духом иронии и скептицизма в вопросе об украинской культуре и украинской общественности. Верно, что надо тщательно подбирать и создавать кадры людей, способных овладеть новым движением на Украине. Всё это верно. Но Шумский допускает при этом, по крайней мере, две серьезных ошибки.

Во-первых. Он смешивает украинизацию наших партийного и иных аппаратов с украинизацией пролетариата. Можно и нужно украинизировать, соблюдая при этом известный темп, наши партийный, государственный и иные аппараты, обслуживающие население. Но нельзя украинизировать сверху пролетариат. Нельзя заставить русские рабочие массы отказаться от русского языка и русской культуры и признать своей культурой и своим языком украинский. Это противоречит принципу свободного развития национальностей. Это была бы не национальная свобода, а своеобразная форма национального гнёта. Несомненно, что состав украинского пролетариата будет меняться по мере промышленного развития Украины, по мере притока в промышленность из окрестных деревень украинских рабочих. Несомненно, что состав украинского пролетариата будет украинизироваться, так же как состав пролетариата, скажем, в Латвии и Венгрии, имевший одно время немецкий характер, стал потом латышизироваться и мадьяризироваться. Но это процесс длительный, стихийный, естественный. Пытаться заменить этот стихийный процесс насильственной украинизацией пролетариата сверху- значит проводить утопическую и вредную политику, способную вызвать в неукраинских слоях пролетариата на Украине антиукраинский шовинизм. Мне кажется, что Шумский неправильно понимает украинизацию и не считается с этой последней опасностью.

Во-вторых. Совершенно правильно подчёркивая положительный характер нового движения на Украине за украинскую культуру и общественность, Шумский не видит, однако, теневых сторон этого движения. Шумский не видит, что при слабости коренных коммунистических кадров на Украине это движение, возглавляемое сплошь и рядом некоммунистической интеллигенцией, может принять местами характер борьбы за отчужденность украинской культуры и украинской общественности от культуры и общественности общесоветской, характер борьбы против "Москвы" вообще, против русских вообще, против русской культуры и ее высшего достижения - ленинизма. Я не буду доказывать, что такая опасность становится всё более и более реальной на Украине. Я хотел бы только сказать, что от таких дефектов не свободны даже некоторые украинские коммунисты. Я имею в виду такой, всем известный факт, как статью известного коммуниста Хвилевого в украинской печати. Требования Хвилевого о "немедленной деруссификации пролетариата" на Украине, его мнение о том, что "от русской литературы, от её стиля украинская поэзия должна убегать как можно скорее", его заявление о том, что "идеи пролетариата нам известны и без московского искусства", его увлечение какой-то мессианской ролью украинской "молодой" интеллигенции, его смешная и немарксистская попытка оторвать культуру от политики, - всё это и многое подобное в устах украинского коммуниста звучит теперь (не может не звучать!) более чем странно. В то время как западноевропейские пролетарии и их коммунистические партии полны симпатий к "Москве", к этой цитадели международного революционного движения и ленинизма, в то время как западноевропейские пролетарии с восхищением смотрят на знамя, развевающееся в Москве, украинский коммунист Хвилевой не имеет сказать в пользу "Москвы" ничего другого, кроме как призвать украинских деятелей бежать от "Москвы" "как можно скорее". И это называется интернационализмом! Что сказать о других украинских интеллигентах некоммунистического лагеря, если коммунисты начинают говорить, и не только говорить, но и писать в нашей советской печати языком Хвилевого? Шумский не понимает, что овладеть новым движением на Украине за украинскую культуру возможно лишь борясь с крайностями Хвилевого в рядах коммунистов. Шумский не понимает, что только в борьбе с такими крайностями можно превратить подымающуюся украинскую культуру и украинскую общественность в культуру и общественность советскую.

2. Прав Шумский, утверждая, что руководящая верхушка на Украине (партийная и иная) должна стать украинской. Но он ошибается в темпе. А это теперь главное. Он забывает, что чисто украинских марксистских кадров не хватает пока для этого дела. Он забывает, что такие кадры нельзя создавать искусственно. Он забывает, что такие кадры могут вырастать лишь в ходе работы, что для этого необходимо время... Что значит выдвинуть теперь Гринько на пост Председателя Совнаркома? Как могут расценить это дело партия в целом и партийные кадры в особенности? Не поймут ли это так, что мы держим курс на снижение удельного веса Совнаркома? Ибо нельзя же скрыть от партии, что партийный и революционный стаж Гринько много ниже партийного и революционного стажа Чубаря. Можем ли мы теперь, в настоящую полосу оживления Советов и подъёма удельного веса советских органов, пойти на такой шаг? Не лучше ли будет, и в интересах дела, и в интересах Гринько, отказаться пока что от подобных планов? Я за то, чтобы состав Секретариата и Политбюро ЦК КП(б)У, а также советскую верхушку усилить украинскими элементами. Но нельзя же изображать дело так, что в руководящих органах партии и Советов не имеется будто бы украинцев. А Скрыпник и Затонский, Чубарь и Петровский, Гринько и Шумский, разве они не украинцы? Ошибка Шумского состоит тут в том, что, имея правильную перспективу, он не считается с темпом. А темп теперь главное.

С ком. приветом

И. Сталин

26. IV. 1926 г.

Печатается в полном виде впервые

 

 

 

Страница 1 из 6

ИЗ ПЕРЕПИСКИ СТАЛИНА И КАГАНОВИЧА. 1931–1936 гг.

В 1995 г. была осуществлена публикация писем И.В.Сталина В.М.Молотову1. Занимая пост секретаря ЦК ВКП(б), Молотов в 20-е годы был заместителем Сталина по партии. Во время отпусков Сталина Молотов оставался в Москве и руководил работой высших партийных инстанций, готовил решения по важнейшим партийно-государственным вопросам. В декабре 1930 г. Молотов был назначен председателем Совета Народных Комиссаров СССР и оставил пост секретаря ЦК ВКП(б). Обязанности своего заместителя по партии Сталин передал Л.М.Кагановичу. После назначения на второй по значению пост в ЦК Каганович не только возглавил работу Оргбюро и ряда важнейших отделов ЦК, но руководил заседаниями Политбюро в периоды отпусков Сталина, председательствовал в многочисленных комиссиях Политбюро.

Все это объясняет, почему основной поток писем Сталина (переписку советские вожди вели только во время отпусков или командировок), направляемых в 20-е годы в адрес Молотова, в начале 30-х годов был переключен на Кагановича.

Каганович (даже больше, чем до него Молотов) согласовывал со Сталиным все сколько-нибудь значительные решения, принимаемые в Политбюро. Незадолго до своей смерти он говорил о Сталине: «[...] Его надо брать по временам, по периодам, разный он был. Послевоенный – другой Сталин. Довоенный – другой. Между тридцать вторым и сороковым годами – другой. До тридцать второго года – совсем другой. Он менялся. Я видел не менее пяти-шести разных Сталиных».

Публикуемая переписка содержит уникальную информацию о механизме принятия решений высшим советским руководством по вопросам как внутренней, так и внешней политики. Среди ключевых тем переписки, которые и составили данную публикацию, – принятие закона о борьбе с хищениями социалистической собственности, усиление репрессивного курса, подготовка и проведение открытого процесса по делу «троцкистско-зиновьевского центра»2.

В переписке большое место отведено также таким темам, как голод 1932 г., промышленное производство, проблемы внешней политики, положение на Дальнем Востоке, отношения с Китаем, восстановление отношений с Соединенными Штатами Америки, конфликты с Японией, война в Испании.

Ряд сталинских писем, полученных Кагановичем, предназначались также и некоторым другим членам Политбюро, чаще всего Молотову, или Политбюро в целом. В них Сталин требовал решить ту или иную проблему, ставил перед Политбюро определенные задачи.  В годы, к которым относится переписка, Каганович занимал важнейшие должности в партийно-государственной верхушке. В 1931–1934 гг., в период своего наивысшего влияния, он был одновременно секретарем ЦК ВКП(б), руководителем столичной московской партийной организации, заместителем Сталина в Комиссии обороны – совместном органе Политбюро и СНК СССР, а в начале 1934 г. возглавил вдобавок Комиссию партийного контроля при ЦК ВКП(б) и Комиссию по железнодорожному транспорту – организованную по типу Комиссии обороны высшую партийно-государственную инстанцию для руководства транспортом. Неудивительно поэтому, что переписка Сталина и Кагановича отражала ряд важнейших проблем руководства страной и партией и, в конечном счете, процесс изменений характера власти, самого Сталина и его взаимоотношений с соратниками на том важном рубеже советской истории, который хорошо запомнил Каганович: до и после 1932 г.

Письма между Москвой и Югом пересылались при помощи курьера НКВД, что обычно занимало два-три дня. По этой причине помимо писем Сталин и Каганович в период отпусков Сталина регулярно (в большинстве случаев почти каждый день) обменивались телеграммами, которые передавались шифром. При отправке сталинских текстов на зашифровку секретарь делал отметку о дате отправки и ставил номер телеграммы. Эти данные, наряду с указаниями о времени приема телеграммы в Москве, сохранившимися на бланках расшифровки, оговариваются в примечаниях.

По понятным причинам письма представляют собой более интересный и содержательный вид источника, чем телеграммы. Но с середины 30-х годов переписка советских вождей становится все более фрагментарной и формальной. Письма почти полностью вытесняются сухими телеграммами. Начиная с 1937 г. переписка между Сталиным и его соратниками, характерная для 20-х – первой половины 30-х годов, почти прекращается. Это обстоятельство требует специальных пояснений.

Однако переписка между высшими советскими руководителями во многом зависела не только от политических обстоятельств, но и от состояния связи между Москвой и южными курортными районами. Долгое время письма, посылаемые со специальными курьерами, были важным видом связи. Подобная переписка имела многие недостатки. Письма шли достаточно долго, и Сталину приходилось нередко сетовать на отсутствие своевременной информации по тому или иному вопросу. Параллельно с перепиской использовался телеграф. Но передача, прием и расшифровка посланий, особенно значительных по объему, были достаточно трудоемкими. К тому же причастность к этому процессу группы технических сотрудников исключала обсуждение ряда вопросов. Выходом из положения могла быть надежная телефонная связь. Однако она долгое время отсутствовала. «Жаль, что нет с Сочи (не понимаю почему) связи „вертушкой” (правительственная телефонная связь. – Cост.), все же можно было бы почаще сноситься непосредственно, а не посредством переписки», – писал Сталину 21 июня 1932 г. К.Е.Ворошилов3. «По телефону нелегко говорить – приходится реветь, слышно очень плохо, хотя иногда слышно довольно прилично»; «Пишу это письмо и посылаю с тов. Гинзбургом. Пытались раз по телефону, ничего не вышло», – писал Г.К.Орджоникидзе (у которого, кстати, были проблемы со слухом) жене с юга в марте 1933 г.4

Закрытый (высокочастотный) канал телефонной связи («ВЧ») между Москвой и правительственными дачами на юге, судя по всему, был налажен в 1935 г. С этого времени Сталин и его соратники начали обмениваться также телефонограммами. Часть вопросов решалась в непосредственном общении Сталина с членами Политбюро по телефону. Так, в письме Кагановича Сталину от 14 сентября 1936 г. есть фраза: «Об испанских делах я вас информировал по телефону». В общем, технический прогресс нанес непоправимый ущерб будущим историкам. Как и повсюду в мире, Сталин и его соратники все больше предпочитали телефон.

Публикуемые письма являются важным, уникальным источником по советской истории 1930-х годов. В примечаниях к каждому письму содержатся разъяснения к конкретным фактам, о которых идет речь в переписке. Для подготовки примечаний и вводной статьи использовалась как имеющаяся литература, так и архивные источники. Среди этих источников необходимо выделить документы Политбюро, поскольку в переписке прежде всего обсуждались проблемы, составлявшие предмет деятельности именно этого высшего органа партийно-государственной власти. Решения по поднимаемым в переписке вопросам выявлялись в протоколах (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3), а также в особых протоколах (решения с грифом «особая папка») заседаний Политбюро (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162).

Как показывают архивные материалы, Каганович в 1931–1935 гг. был основным адресатом Сталина, однако это не означает, что вождь во время отпусков не поддерживал контакты с другими своими соратниками. Помимо писем, направленных на имя Кагановича, но фактически обращенных к другим членам Политбюро, Сталин эпизодически обменивался корреспонденциями по разным вопросам с Молотовым, Орджоникидзе, Ворошиловым и другими членами высшего руководства. Эта переписка находится в личных фондах членов сталинского руководства, а также в фонде Сталина в РГАСПИ.

Все документы опубликованы полностью. Встречающиеся в них отточия принадлежат авторам писем; сокращения в цитатах, сделанные составителями во вводной статье и комментариях, отмечены отточиями в квадратных скобках. Письма Сталина публикуются практически без поправок. Опечатки и мелкие ошибки, не имеющие смыслового значения, в этих письмах исправлены без оговорок. В письмах Кагановича встречаются многочисленные орфографические и пунктуационные ошибки. Все они также исправлены без оговорок.

Характерное для 30-х годов или бытовавшее в кругу высшего советского руководства того времени написание или сокращение ряда слов сохранено (например, Казакстан вместо Казахстан, Манчжуго вместо Маньчжоу-Го, совпра вместо советское правительство и т. д.).

Не все письма были датированы их авторами. Даты, установленные составителями на основании содержания писем, помещены в квадратные скобки.

Публикацию подготовили Л.П.Кошелева и Л.А.Роговая


№ 1

Сталин – Кагановичу

15 августа 1931г.

Шифром

Москва. ЦК ВКП(б).

Поскребышеву для Кагановича.

В письмо ЦК обкомам и крайкомам о причинах изменений в руководящем составе ОГПУ вкралась ошибка, допущенная переписчиком. В пункте 4 письма сказано: «ОГПУ есть и остается обнаженным мечем рабочего класса, метко и умело разбившим врага». Вместо этого должно быть: «ОГПУ есть и остается обнаженным мечом рабочего класса, метко и умело разящим врага». Просьба исправить ошибку и сообщить исправление секретарям обкомов1.

Сталин.

Нр 6/ш.

12 ч. – м.

15/VIII–31 г.2

Ф. 558. Оп. 11. Д. 76. Л. 9, 9 об.

Примечания:

1. 25 июля 1931 г. Сталин поставил на ПБ вопрос о ГПУ. Заместителями председателя ОГПУ были назначены: Акулов (первым), Ягода (вторым), Балицкий (третьим). Членами коллегии были назначены: Артузов, Агранов и Булатов. Мессинг был освобожден от работы в ОГПУ, а Ольский от обязанностей зав. Особым отделом ОГПУ (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 10. Л. 127). 5 августа 1931 г. ПБ вновь рассмотрело пакет вопросов ОГПУ: Прокофьев был назначен начальником Особого отдела ОГПУ, Бельский освобожден от работы в ОГПУ и назначен начальником управления Наркомснаба, Евдокимов назначен ПП ОГПУ в Средней Азии, Медведь оставлен ПП ОГПУ в Ленинграде и т. д. ПБ предложило ОГПУ представить в ПБ доклад о существующих при ОГПУ хозяйственных организациях (без лагерей) с указанием их финансового баланса. Комиссии в составе: Сталин, Каганович, Орджоникидзе, Андреев и Менжинский было поручено составить комментарий к решениям ЦК об изменениях в составе ОГПУ и перемещении некоторых членов коллегии ОГПУ на другую работу. Секретарям обкомов, крайкомов, национальных ЦК поручалось сообщить об этих изменениях узкому собранию актива работников ГПУ в областях, краях, республиках (Там же. Оп. 3. Д. 840. Л. 1, 2). 6 августа 1931 г. ПБ утвердило проект письма секретарям национальных ЦК, крайкомов и обкомов за подписью Сталина, в котором им предлагалось дать следующее разъяснение: Мессинг, Бельский, Евдокимов «вели внутри ОГПУ совершенно нетерпимую групповую борьбу против руководства ОГПУ [...] распространяли среди работников ОГПУ совершенно несоответствующие действительности разлагающие слухи о том, что дело о вредительстве в военном ведомстве является „дутым“ делом» и т. д. Далее в постановлении говорилось, что «ЦК отметает разговоры и шушуканья о «внутренней слабости» органов ОГПУ и «неправильности» линии их практической работы, как слухи, идущие без сомнения из враждебного лагеря». Заканчивалось письмо словами: «ЦК считает, что ОГПУ есть и остается обнаженным мечом рабочего класса, метко и умело разбившим врага, честно и умело выполняющим свой долг перед Советской властью» (Там же. Д. 841. Л. 5, 9). См. также документы № 2, 3, 5.

2. Дата и номер вписаны секретарем.


№ 2

Каганович – Сталину

15 августа 1931 г.

С. секретно.

Шифровка.

Из Москвы отправлена 15-37 15/VIII–31 г.

Поступила на расшифрование 18-00 15/VIII–31 г.

Вх. № 7/ш.

Тов. Сталину.

Менжинский и Акулов просят дать докладчика на актив ОГПУ о постановлении ЦК. Не лучше ли поручить кому-либо из них. Прошу сообщить Ваше мнение кому поручить1.

Каганович.

18-50

15/VIII–31 г.

г. Сочи.

Ф. 558 Оп. 11. Д. 76. Л.10. Подлинник. Машинопись.

Примечания:

1 См. документы № 1, 3, 5.


№ 3

Сталин – Кагановичу

15 августа 1931 г.

Москва. ЦК ВКП(б).

Поскребышеву для Кагановича.

Настаиваю на том, чтобы постановление ЦК было выполнено и докладчиком на активе ОГПУ был обязательно секретарь обкома партии. Это необходимо для того, чтобы доклад не был расценен, как расправа данной части ОГПУ против другой его части. Этого требуют интересы единства и спайки всех работников ГПУ1.

Сталин.

Нр 7/ш.

23 ч. 45 м.

15/VIII–31 г.2

Ф. 558. Оп. 11. Д. 76. Л. 10, 10 об. Автограф.

Примечания:

1 См. документы № 1, 2, 5.

2 Дата и номер вписаны секретарем.


№ 4

Сталин – Кагановичу

[17 августа 1931 г.]

Здравствуйте, т. Каганович!

1) Возвращаю проект постан[овления] ЦК об обществ[енном] питании с моими замечаниями и поправками в тексте1.

2) Проекта пост[ановления] ЦК о кооперации не получал2.

3) Советую подвергнуть обсуждению записку т. Сырцова о лесе. Возможно, что в ней имеются здоровые элементы3.

4) Вопрос о выезде Рамишвили заграницу (в эмиграцию) предлагаю отложить на осень, до возвращения членов ПБ из отпуска.

5) Тяжелое впечатление производит записка т. Куйбышева и вообще все его поведение4. Похоже, что убегает от работы. С другой стороны, все еще плохо ведет себя т. Орд[жоники]дзе. Последний, видимо, не отдает себе отчета в том, [что] его поведение (с заострением против тт. Молотова, Куйбышева) ведет объективно к подтачиванию нашей руководящей группы, исторически сложившейся в борьбе со всеми видами оппортунизма, – создает опасность ее разрушения. Неужели он не понимает, что на этом пути он не найдет никакой поддержки с нашей стороны? Что за бессмыслица!

6) Теперь для меня ясно, что Картвелишвили и секретариат Грузцека своей безрассудной «политикой хлебозаготовок» довели ряд районов Западной Грузии до голода. Не понимают, что украинские методы хлебозаготовок, необходимые и целесообразные в хлебных районах, нецелесообразны и вредны в районах нехлебных, не имеющих к тому же никакого промышленного пролетариата. Арестовывают людей сотнями, в том числе членов партии, явно сочувствующих недовольным и не сочувствующих «политике» грузинского ЦК. Но на арестах далеко не уедешь. Нужно усилить (ускорить!) подвоз хлеба сейчас же, без промедления. Без этого мы можем схлопотать хлебные бунты, несмотря на то, что зерновая проблема уже разрешена у нас. Пусть немедля по получении этого письма ПБ обяжет Микояна усилить подвоз хлеба в Западную Грузию и лично проследить за исполнением5. В противном случае наверняка схлопочем политический скандал.

Ф. 81. Оп. 3. Д. 100. Л. 101–102.Автограф.

Примечания:

1 10 августа 1931 г. ПБ утвердило с поправкой проект постановления о состоянии и развитии общественного питания, «включив в него пункт о том, чтобы в столовых, наряду со стандартными обедами имелись бы обеды по повышенным ценам». Окончательное редактирование проекта постановления было поручено комиссии в составе: Каганович, Микоян, Зеленский (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 841. Л. 3).

2 См. примечание 11 к документу № 5.

3 20 августа 1931 г. ПБ постановило обсудить записку Сырцова о расходах по экспорту леса на заседании 25 августа при рассмотрении вопроса об экспорте леса в целом (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 843. Л. 5). Однако 25 августа обсуждение не состоялось. Опросом членов ПБ 25 августа было принято решение передать вопросы об экспорте и о расходах по экспорту леса на предварительное рассмотрение в валютную комиссию (Там же. Д. 844. Л. 12).

4 Речь идет о записке Куйбышева Кагановичу от 10 августа 1931 г.: «1. О директивах по второй пятилетке.

Я только сегодня пришлю в ЦК проект „основных линий второго пятилетнего плана“ и специальную записку о металле. Предлагаю совещание собрать после того, как скажет свое слово т. Сталин, которому материалы надо послать немедленно. Если ты все же сочтешь нужным собрать совещание до слова т. Сталина, то предлагаю собрать его 14/VIII в 8 ч. вечера.

2. О директивах по контрольным цифрам 32 года.

Комиссия, которая была выбрана ПБ, фактически распалась ввиду отъезда тт. Сталина и Молотова. Обмен мнений на первом заседании комиссии и неудача с созывом подкомиссии (не пришли представители важнейших хозяйственных организаций – ВСНХ, Центросоюз, коммун. хоз. и т. д.) заставляет меня внести следующее предложение:

а) Ограничиться теми директивами, которые уже приняты ПБ (35% рост продукции, 20–22 млрд. капитальных работ, сосредоточение средств на металле, угле, транспорте и механизации, импорт металла и оборудования ниже прошлого года);

б) капитальных работ по ведомствам и организациям сейчас не распределять, установив, однако, лимит капитальных работ для всего народного хозяйства в 20–22 млрд. рублей;

в) на основе этих общих директив ведомства представляют свой проект контрольных цифр в Госплан к 25/Х, а республики к 10/ХI 31 г. (сроки, установленные декретом СНК от 21/ХII);

г) Госплан к 1/ХII 31 г. обязан представить ПБ и правительству сводный народно-хозяйственный план на 32 г.;

д) директивы, составленные Госпланом, разослать лишь в качестве материала ведомствам и республикам.

С этими предложениями согласны тт. Микоян, Гринько, Рухимович, Одинцов.

3. Об отпуске.

Прошу предоставить мне отпуск с 20/VIII по 5/Х ввиду моей болезни.

4. О моей дальнейшей работе.

Ввиду того, что я явно не справляюсь с обязанностями руководителя Госплана, прошу освободить меня от этой работы, предоставив мне работу по моим силам (лучше было бы если бы в области или районе). В. Куйбышев» (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 739. Л.26–27).

5 См.: Сталин и Каганович. Переписка. 1931–1936 гг. М. 2001. Док. № 14.


№ 5

Каганович – Сталину

23 августа [1931 г.]

23/VIII

Дорогой т. Сталин!

Посылаю Вам намеченную сегодня повестку ПБ на 25. Видимо, главными вопросами будут доклады НКВода и НКПС и вопросы НКЗема. Без Вас нам трудно будет развернуть вопросы НКПСа и НКВода, как это следовало бы. Состояние их работы, особенно НКВода, требует большого нового напора на них. НКВод нас сейчас режет по вывозке нефти из Баку и поэтому, несмотря на то, что мы отклонили предложение о перевозке нефти в Ленинград кружным путем на иностранных пароходах, этот вопрос продолжают ставить1. Я думаю, что сейчас надо использовать все наши возможности, а потом, ежели бы пришлось, то мы успеем, ибо завозить в Ленинград можно чуть ли не до января. Постановления о НКВоде окончательно принимать не будем, пошлем Вам для ознакомления. Что касается вопросов НКЗема, то Яковлев меня информировал, что все его вопросы с Вами согласованы. У т. Калинина были сомнения о реорганизации Зернотреста, но после совместной беседы (я, Калинин, Яковлев) он согласился, да и нельзя не согласиться, ибо нельзя равнять Зернотрест прошлого года с теперешним, один совхоз «Гигант» это почти целый трест2.

2) Попробовали мы набросать список основных вопросов на ближайший месяц для ПБ, чтобы Вам легче было своевременно давать нам свои указания. Посылаю его Вам.

3) Ввиду того, что с дровозаготовками на местах плохо, мы созываем при ЦК небольшое совещание на 29 – всего человек 15 из Московской, Ленинградской, Нижегородской, Ивановской, Уральской и Западной областей. Надо подтянуть это дело, иначе без дров останутся3.

4) С хлебозаготовками идет сейчас не плохо. Хотя нарастание темпов идет медленно, все же заготовлено сейчас 14,8% годового плана, а по сравнению с прошлым годом 221%. В прошлом году 108 м. 416 т., теперь уже заготовлено 239 м. 751 т. пуд. На 20 августа план выполнен на 55% месячного плана. Эти 2 пятидневки должны быть очень напряженными, так как для полного выполнения августовского плана (заготовлено уже 182 мил.) необходимо еще заготовить 148 мил. пудов, т. е. темпы должны быть почти удвоены, а на Украине мы имеем в последнюю пятидневку снижение. Особенно плохо дело идет в Казакстане, на Урале, в Башкирии и также в Сибири, как Западной, так и Восточной. Мы послали этим крайкомам и обкомам крепкие телеграммы, так как это первые телеграммы, посылаю их Вам для ознакомления (Сибири не посылали). Другим краям мы пока не послали, посмотрим по ходу дела4.

Примерно в этом же духе мы послали телеграммы ряду крайкомов по мясозаготовкам, так как положение с мясом трудное5.

5) О хозяйственных организациях при ОГПУ т. Ягода все надеется, что минет их чаша сия, т.е. не заберут у них хозяйственные организации. Записка Вам послана, 30-го будем обсуждать этот вопрос, если у Вас будут какие-либо изменения, прошу их прислать6. Они и по партийной линии захватили много лишнего, выяснилось, что ячейка ОГПУ объединяет не только сотрудников самого ОГПУ, но и курсантов Высшей школы, работников кооператива ОГПУ, хлебозавод, утильзавод и настойчиво просили присоединить ячейку Бутырской тюрьмы, хотя она в другом районе. Я считаю такое строение парторганизации совершенно неправильным и думаю, что они должны оставить только работников ОГПУ, в крайнем случае допустить еще совместно с ними курсантов школы, хотя их много и они могли бы составить самостоятельную ячейку. Информацию на активе пришлось сделать мне. Решение ЦК, судя по всему, принимается очень хорошо7. Сказал я им, что быть хорошим чекистом – это прежде всего быть большевиком, преданным линии партии, быть преданным ЦК партии. Ясно одно, что решением ЦК и тем, как оно было преподнесено, сделано огромное партийное дело. Т. Сталин! Очень прошу Вас дать свой окончательный совет по следующему вопросу. Менжинский, Акулов, Балицкий упорно сопротивляются назначению Агранова уполномоченным ОГПУ в Москву, доказывая невозможность его снятия с Секретно-политического управления. Выдвигают они других, Менжинский называл Манцева, я отверг эту кандидатуру, ибо считаю что это Мессинг № 2, есть кандидатура Леплевского – старый чекист, работал на Украине, теперь здесь в центральном аппарате ОГПУ, и других. Я, конечно, считаю кандидатуру Агранова самой подходящей. Прошу Вас написать мне свое мнение, если можно, телеграфно8.

6) Посылаю Вам доклад Бухарина (если будет охота прочитать), сделанный им на митинге в Сокольническом парке. Помимо того, что доклад на мой взгляд поверхностный и даже примитивный и пустой, в нем есть явно нехорошие места, на стр. 2, например, он, анализируя итоги 5-летки заявляет «у нас как следует запоздало дело с такими очень важными вещами, как продовольственный вопрос… легкая индустрия» и т. д.9 Это уж по-моему не признание своих ошибок, а обвинение нас, видимо, если он даже хочет близко подойти к ЦК, он все же в нутре своем не признает своих ошибок, во всяком случае, не полностью. Чем, например, объяснить, что у него ничего нет о ЦК в докладе? Конечно, не 100%-ной преданностью линии партии, а он ведь понял свое новое положение так, что в Москве вновь засияет звезда Николая. Он наобещал десяткам заводов, учреждений, вузов выступить, думаю, что у него есть еще группка людей, организованно создавшая ажиотаж вокруг его выступлений. Ясно, что как только мы это заметили, мы сочли необходимым взять регулирование этих выступлений в руки парторганов. Не нужно, конечно, лишать его возможности выступать и, когда он обратился ко мне о выступлении в Колонном зале перед аудиторией инженеров, частью директоров, я не возражал10, но если он поймет свою миссию так, что он сам должен целыми днями ходить по собраниям, то от этого будет вред и его работе и собраниям, поэтому я ему посоветовал, чтобы он шел на доклады через МК, как это делают все другие товарищи.

7) О «Правде»: имел я крепкую и основательную беседу с Поповым, крыл я его как по тем вопросам, о которых вы писали, так и по другим. Безусловно, что товарищи из «Правды» сейчас переходят некоторые границы, как в смысле саморекламирования, так и в тоне и характере материала. После прошлогодней вашей критики они хорошо повернулись к хозяйству, но сейчас у них получается сплошной барабанный бой и зачастую приказной тон, они пробуют вроде как управлять; верно, они должны исправлять недостатки, но они же и должны воспитывать миллионы, поднять идейность, в этом у них многого не хватает. Видимо после вашего приезда придется вам опять как в прошлом году поднять их на новую ступень, а до этого буду наблюдать здесь.

8) Вы правы, что наше решение о 25–30 мил. тонн чугуна оставляет лазейку для левацких прожектеров, хотя мы и дали отпор и провалили 45 мил. тонн, но цифру дали колебательную, не четкую, поэтому завтра или послезавтра соберем совещание и пересмотрим наше решение.

На этом кончу.

Сообщите, хорошо ли отдыхаете на новом месте, как поправляетесь.

Жму руку. Ваш Л.Каганович.

P. S. 1) Только что получил вашу шифровку о кооперации, вопрос о ценах у нас обсуждался, но так как материалов по этому вопросу оказалось мало, мы ограничились только указанием, что повышать нельзя, этого конечно мало, по получении вашего письма займемся переработкой11. Сейчас же займемся ценами. 2) Ждем вашего ответа о валюте, хотя ваша установка ясна из предыдущей телеграммы12.

Л.К-ч.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 739. Л. 40–47. Автограф.

Примечания:

1 15 августа 1931 г. ПБ отклонило предложение о завозе нефти в Ленинград морским путем, подтвердив прежнее решение от 16 июня о завозе всего нефтетоплива по Волге (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 842. Л. 2).

2 25 августа 1931 г. ПБ утвердило постановление НКЗ СССР о реорганизации Зернотреста, в котором, в частности, «в виду того, что с 1929 г. число зерносовхозов и объем продукции Зернотреста вырос[ли] в 20 раз, и число зерносовхозов достигло 207, что делает невозможным руководство производственной работой каждого из этих совхозов из одного центра», было решено создать 9 союзных зернотрестов (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 844. Л. 4, 20, 21).

3 5 сентября 1931 г. на заседании ПБ были заслушаны предложения совещания при ЦК о лесо- и дровозаготовках и утверждено постановление ЦК по лесозаготовкам и лесовывозкам (РГАСПИ. Ф.17. Оп.3. Д. 846. Л. 9, 31–34).

4 Телеграммы отсутствуют. 25 августа 1931 г. опросом членов ПБ были приняты постановления о плане хлебозаготовок по Западной Сибири и Средней Волге. План хлебозаготовок по Западной Сибири был уменьшен на 15 млн пудов (окончательный годовой план 85 млн пудов), а по Средней Волге на 20 млн пудов (окончательный план – 100 млн пудов) (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 10. Л. 170). Реальные заготовки в Западной Сибири составили 65,3 млн пуд., т. е. были примерно на уровне предложений Эйхе, на Средней Волге – 76,6 млн пуд.

5 30 августа 1931 г. ПБ утвердило предложенный Наркомснабом проект постановления об организации новой скотозаготовительной кампании с целью обеспечения основных рабочих районов, в первую очередь Москвы и Ленинграда, мясом (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 845. Л. 2, 15–20).

6 Вопрос «О существующих при ОГПУ хозяйственных организациях» рассматривался на ПБ 10 сентября 1931 г. и был отложен (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 847. Л. 6). Вновь к его рассмотрению ПБ вернулось 10 ноября 1931 г. Было решено передать вопрос в комиссию под руководством Постышева (Там же. Д. 859. Л. 2). Окончательное решение было принято 8 января 1932 г. В нем, в частности, предусматривалось оставить в ведении ОГПУ все подмосковные совхозы, обеспечивающие снабжение через кооператив ОГПУ сотрудников и комсостав войск ОГПУ. Все излишки продукции совхозов сверх удовлетворения потребности кооператива, исчисленной по нормам Наркомснаба, ОГПУ обязывалось передавать в распоряжение Наркомснаба и т. д. (Там же. Д. 867. Л. 24, 47).

7 См. документы № 1, 2, 3.

8 См.: Сталин и Каганович. Переписка… Док. № 30

9 См. примечание 6 к документу № 7.

10 Доклад Бухарина на собрании помощников директоров, ударников, председателей бюро инженерно-технических секций, работников объединений, научно-исследовательских институтов и втузов (26 августа 1931 г.) см.: Бухарин Н.И. Проблемы теории и практики социализма. М., 1989. С. 309–330. См. также документ № 7.

11 26 сентября 1931 г. было созвано заседание ПБ, в повестке дня которого было два вопроса: о хлебофуражном балансе и товароснабжении и политике цен. Вопрос о хлебофуражном балансе был отложен. При этом ПБ установило общий фонд, подлежащий распределению, в размере 1450 млн пудов зерновых. При рассмотрении вопроса о товароснабжении ПБ приняло предложения Сталина: создать Комитет цен при СНК, снизить на 30% цены в коммерческих магазинах, установить твердые цены на печеный хлеб, разработать вопрос о выходе колхозов и совхозов, а также промышленных объединений на рынок (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 11. Л. 16; Оп. 3. Д. 851. Л. 1). См. также документ № 4.

12 См. примечание 1 к документу № 7.

 

 

 

Страница 2 из 6

№ 6

Каганович – Сталину

26 августа [1931 г.]

26/VIII

Здравствуйте, т. Сталин!

1) Получили Вашу телеграмму о заказах в Америке, разрешившую наши споры еще более радикально, чем мы тут думали. Мы здесь же – на ПБ поставили вопрос, приняли ваши предложения, послали телеграмму в Америку о приостановке всяких новых заказов. Завтра же соберем комиссию по валюте и уже конкретно займемся рассмотрением портфеля заказов и перенесением частью в Европу, частью в СССР. Не исключено, что споры будут опять жаркие по конкретным вопросам, но имея ясную установку, легче будет разрешить все практические вопросы1.

2) Цифру чугуна мы изменили, установив твердо 25 мил., кроме того мы добавили цифру 170 мил. посева в последний год 5-летки. Яковлев информировал, что с вами это согласовано, но мы все же постановление совещания о пятилетке через ПБ пока не оформили. Прошу вас сообщить, нужно ли оформлять через ПБ для того, чтобы это было обязательной директивой для всех органов и, в 1-ю голову, для Госплана надо бы это сделать.

3) С топливом кое-какие меры приняли, сейчас принимаем большое постановление, главным образом затрагивающее вопросы использования и перевозки, ибо о добыче было достаточное количество важных постановлений, все дело только в том, чтобы оно осуществлялось. Мы только поручили следить, конкретно следить за добычей отдельных видов топлива, и принимать соответствующие оперативные меры. Один вопрос мы отложили. На этом ПБ (25-го) опять предлагали ввозить нефть по морю на иностранных пароходах. Это потребует примерно 1 1/2 миллиона рублей. Лично я думаю, что во всяком случае это можно еще оттянуть на месяц-полтора. Если сейчас принять, то пойдет еще большая демобилизация нашего речного транспорта. Прошу вас написать свои соображения, так как на будущем заседании ПБ вопрос о завозе нефти на иностранных пароходах будет опять стоять2.

4) Именно по этому вопрос о водном транспорте принял у нас на ПБ довольно острый характер, пришлось крепко сказать о НКВоде. Янсон сделал доклад в эпически-спокойном тоне. Август дает резкое снижение, особенно по нефти. Июньский план по нефтеперевозкам выполнен процентов на 70, июльский 76%, а за 20 дней августа месячный план выполнен всего на 23%. Главное – в неумении использовать имеющиеся ресурсы, баржи простаивают неделями не выгруженными. В свое время Вы особенно подчеркивали необходимость подтянуть клиентуру. Мы вынесли постановление, а несчастный НКВод даже не думает использовать свои права: «зачем ссориться». Пришлось указать, что НКВод спит, ни одного вопроса перед ЦК не ставил и мирно плавает мимо тихих берегов. Ясно, что НКВод пока не оправдал наших надежд. Принятые решения после совещания очень плохо проводятся. Во главе комиссии поставили Постышева3.

5) Рухимович отделался в своем докладе общими разговорами вместо конкретного разбора того, что есть и что надо сделать по дорогам, узлам, по отдельным видам задач – он половину времени приводил статистику, показывающую диспропорцию между ростом хозяйства и транспортом, довольно иронически говорил об установленных измерителях, которые не выполняются и вторую часть доклада посвятил истерике о том, что транспорту мало дают, что нужно решительно изменить отношение и т. д. Рухимович лишний раз вскрыл, что он насквозь пропитан гнилым скептицизмом к нашим планам и возможностям, а положение сейчас такое, что июль и август дает ухудшение – по ремонту паровозов в особенности. Увеличивается опять практика обезлички. Качество ремонта плохое, отсюда увеличение процента больных паровозов, заводы Ворза работают неважно, ремонт путевого хоз[яйства] они разбросали широким фронтом и сейчас есть опасность, что к осени не успеют закончить начатое. Встречные перевозки, курсирование пустых вагонов и платформ не только не уменьшается, а в ряде мест даже увеличивается и т. д. и т. д. Конечно, надо будет и техническое снабжение транспорта улучшить, но то что получают, не умеют по настоящему использовать. Из протокола ПБ вы увидите, что комиссии мы дали большую программу, придется вплотную заняться основными вопросами, как это было в прошлом году 4.

Я просил бы вас черкнуть пару слов, правильно ли вопрос поставлен, ибо работа комиссии, по-видимому, немного затянется. Мы будем вносить в ПБ каждый раз отдельные конкретные предложения по вопросам.

6) В постановлении о спецпереселенцах имеется пункт, в котором говорится «признать возможным восстановление в правах молодежи, достигшей 18-летнего возраста до истечения 5-летнего срока в тех случаях, когда эта молодежь проявила себя с положительной стороны». Теперь ЦИК приготовил соответствующий закон. У меня появилось сомнение, не ограничиться ли тем, чтобы на основе циркулярной директивы ЦИК на практике это на местах допускали, но без издания и опубликования такого закона, прошу вас сообщить ваше мнение5.

7) Угланов написал заявление с просьбой перевести его из Астрахани на работу в Москву. Сегодня он был у меня. Ссылается он на малярию и на тяжелые семейные условия. Я ему ответил, что насчет перевода из Астрахани можно будет подумать, но насчет Москвы, то это не выйдет, так как Москва для него опасна, он здесь может опять запутаться, тем более, что он и сейчас продолжает еще путаться в линии. Из беседы с ним у меня сложилось твердое убеждение, что он политически не намного изменился. «Я, – говорит он, - оторвался, об общем положении судить не могу». Мямлил что-то о международных вопросах и особенно оживленно говорил вот о «рабочем вопросе», что «надо двигать скорее вопросы зарплаты и о реальной зарплате» и т. д. Впечатление у меня такое, что он и ему подобные не прочь сейчас стать вроде как «защитниками» рабочих в шляпниковском стиле, да и лично он на Шляпникова стал похож, неискренность, намеки, ничего похожего на «прямого и искреннего» Угланова. Я думаю, что из Астрахани можно бы его в крайнем случае перевести, но не в Москву. Во всяком случае подождем до вашего приезда или совета письмом6.

8) О зарплате для рабочих металлургической и угольной промышленности т. Постышев посылает вам свой проект7.

До свидания.

Ваш Л.Каганович

Ф. 558. Оп. 11. Д. 739. Л.48–55. Автограф.

Примечания:

1 20 августа 1931 г. ПБ утвердило цифру заказов в Америке на оборудование для заводов АМО, Харьковского тракторного, Автостроя и Днепростроя в 3,9 млн руб. до конца 1931 г. По вопросу о заказах в Америке для Магнитогорска, Кузнецкстроя и других предприятий было решено запросить мнение Сталина (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 10. Л. 165). Как сообщал Каганович, по этому вопросу возник острый конфликт (см.: Сталин и Каганович. Переписка… Док. № 17). 25 августа ПБ приняло предложения Сталина, изложенные в его телеграмме (см.: Сталин и Каганович. Переписка… Док. № 24). Валютной комиссии было поручено срочно разработать конкретные мероприятия по реализации предложений Сталина и внести их на утверждение ПБ. Наркому внешней торговли Розенгольцу поручалось приостановить размещение заказов в Америке (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 10. Л. 170). 30 августа ПБ утвердило постановление валютной комиссии, в котором содержалось поручение ВСНХ к 5 сентября представить в ПБ доклад о переносе заказов из Америки в Европу и СССР. Наркомвнешторг в четырехдневный срок должен был сообщить ВСНХ, какие американские заказы приостановлены, представить список договоров, которые можно расторгнуть. Предусматривалось, что расторжение договоров будет производиться только с разрешения ПБ (Там же. Л. 179). См. также: Сталин и Каганович. Переписка… Док. № 55.

2 См. примечание 4 к документу № 7.

3 См. документ № 5.

4 25 августа 1931 г. ПБ заслушало доклад НКПС о подготовке транспорта к осенне-зимним перевозкам и сообщение РКИ о выполнении программы по транспортному машиностроению на 1931 г. и о подготовке к 1932 г. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 844. Л. 2, 3).

5 См. примечание 5 к документу № 7.

6 25 июля 1930 г. решением ПБ Угланов был освобожден с поста наркома труда СССР и в конце августа направлен в Астрахань председателем Астраханского госрыбтреста (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 790. Л. 5). В марте 1932 г. Угланов был назначен начальником сектора по производству ширпотреба НКТП СССР (Там же. Д. 878. Л. 27).

7 15 августа 1931 г. ПБ заслушало сообщение П.П.Постышева и А.И.Гуревича о перестройке системы оплаты труда по угольной промышленности и по черной металлургии и в основном одобрило работу комиссии. (РГАСПИ.Ф. 17.Оп. 3. Д. 842. Л. 3).

Постановление о перестройке системы заработной платы в металлургии и угольной промышленности утверждено ПБ 10 сентября 1931 г. Было решено опубликовать его от имени ЦК ВКП(б), ВСНХ и ВЦСПС (Там же. Д. 847. Л. 2). 20 сентября после дополнительной переписки со Сталиным ПБ постановило во изменение этого решения опубликовать постановление только от имени ВСНХ и ВЦСПС (Там же. Д. 849. Л. 1).


№ 7

Сталин – Кагановичу

30 августа [1931 г.]

Т. Каганович!

Ваше письмо от 26/VIII получил.

1) Почему не сообщаете ничего о польском проекте пакта (о ненападении), переданном Патеком Литвинову? Дело это очень важное, почти решающее (на ближайшие 2-3 года) вопрос о мире, и я боюсь, что Литвинов, поддавшись давлению т[ак] наз[ываемого] «обществ[енного] мнения», сведет его к пустышке. Обратите на это дело серьезное внимание, пусть ПБ возьмет его под специальное наблюдение и постарается довести его до конца всеми допустимыми мерами1. Было бы смешно, если бы мы поддались в этом деле общемещанскому поветрию «антиполонизма», забыв хотя бы на минуту о коренных интересах революции и социалистического строительства.

2) Как обстоит дело с Межлауком и заказами во Франции? Почему там застряло дело? Почему все заказы направляются в Германию, в Англию, а французам не хотят давать заказов?2

3) Вы, видимо, поддались давлению ВСНХ насчет чугунных труб, тем более, что коммунальники тоже давят и требуют ввоза. И Вы и ВСНХ не правы, так как: а) в директиве ЦК по контрольным цифрам на 32 г. цифра ввоза металла на 31 г. строго определена, а на счет 32 года сказано, что цифра ввоза должна быть меньше цифры 31 года, между [тем] как ВСНХ хочет опрокинуть это решение ЦК, а Вы поддакиваете ВСНХ; б) разговоры о том, что платить придется не в этом году, – не убедительны, ибо в 32 и 33 гг. нам будет в смысле валюты тяжелее, чем в этом году (старания САСШ направлены на то, чтобы опустошить нашу валютную кассу и подорвать в корне наше валютное положение, а САСШ теперь – главная сила в финансовом мире и главный наш враг), – стало быть надо беречь валюту не только для 31 года, но и для будущих лет; в) вместо того, чтобы нажимать на свой аппарат и заставить его выплавить больше чугуна, ВСНХ нажимает на государственную кассу (т.е. на государство, т.е. на рабочий класс), заставляя рабочий класс расплачиваться своими валютными ресурсами за неспособность, косность, бюрократизм аппарата ВСНХ3.

Вот как обстоит дело, т. Каганович.

4) Потому-то и думаю, что нельзя идти ни на какие поблажки людям (и учреждениям), пытающимся растранжирить валютные ресурсы рабочего класса ради спокойствия работников своего аппарата.

5) Задания по составлению второй пятилетки можно оформить через ПБ, если этого требуют Госплан или СНК.

6) Уступки тем, которые хотят перевозить нефть по морю, есть демобилизация всего транспортного аппарата. Нельзя сейчас идти на такую уступку4.

7) Пусть ПБ и Секр[етариа]т ЦК возьмут под специальное и систематич[еское] наблюдение и Наркомвод и НКПС и заставят их работать. Оба наркома находятся в плену у своего аппарата, особенно Рухимович, бюрократическое самомнение которого является обратной стороной его отсталости и косности по части большевистской постановки дела в НКПС.

8) Никакого закона ЦИКа о досрочном восстановлении в правах отдельных бывших кулаков не нужно5. Я так и знал, что в эту мышиную щель обязательно захотят пролезть ослы из мещан и обывателей. Прошу отложить вопрос до осени.

9) Читал речь Бухарина (стенограмму). Пустая, оторванная от жизни, небольшевистская речь. Она есть вместе с тем неумелая, ученическая попытка дать «схему» платформы бывшим правым против ЦК ВКП по линии ряда эконом[ических] вопросов и рабочего снабжения6. Странный человек этот т. Бухарин! Для чего понадобилось ему ломать комедию.

Я думаю, что ЦК поставил Бухарина во главе отдела технич[еской] пропаганды ВСНХ не для того, чтобы он произносил речи о технич[еской] пропаганде, о необходимости тех[нической] пропаганды, а для того, чтобы он организовал живую и конкретную технич[ескую] пропаганду. Если он не сумеет выполнить эту задачу, придется искать другого.

Если спросит Бухарин, или потребует этого обстановка, можете сообщить Бухарину это мое мнение.

Ну, хватит. И. Сталин.

30/VIII. Сочи.

Ф. 81. Оп. 3. Д. 99. Л. 1. Автограф.

Примечания:

1 См.: Сталин и Каганович. Переписка… Док. № 38, 40, 43, 55.

2 Сталин и Каганович. Переписка... Док. № 40.

3 25 cентября 1931 г. ПБ по докладу наркома коммунального хозяйства Комарова и Орджоникидзе рассматривало данный вопрос (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 850. Л. 5). Опросом членов ПБ 15 октября (Сталин в это время уже вернулся в Москву) его передали на рассмотрение в СТО (Там же. Д. 854. Л. 9).

4 5 cентября 1931 г. ПБ утвердило постановление о форсировании нефтеперевозок по водным путям (по Волге) (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 846. Л. 8, 27-30). См. также документы № 5, 6.

5 10 августа 1931 г. ПБ утвердило постановление комиссии о спецпереселенцах от 7 августа. Постановление предусматривало меры для «полного использования рабсилы спецпереселенцев и закрепления их на местах поселения, особенно для создания постоянных кадров рабочих в лесной промышленности Сибири, Урала, Сев[ерного] края и др. районов» (выделение спецпереселенцам земли под огороды и посевы, скота, налоговые льготы, организация жилищного строительства и т. д.). 31-й пункт постановления гласил: «Учитывая необходимость скорейшего отрыва молодежи спецпереселенцев от контрреволюционной части кулачества – признать возможным восстановление в правах молодежи, достигшей 18-летнего возраста, до истечения 5-лет[него] срока в тех случаях, когда эта молодежь проявила себя с положительной стороны. Подобные восстановления проводятся отделами по с[пец.]п[оселениям] через ЦИКи союзных и автономных республик или краевые и областные исполкомы, с предоставлением им права свободного проживания» (Исторический архив. 1994. № 4. С. 164–169. Публикация Г.М.Адибекова). После письма Сталина, 8 сентября 1931 г. ПБ отменило этот пункт постановления (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 11. Л. 5). См. также документ № 6.

6 См. документ № 5. Бухарин в письме Сталину так объяснял обстоятельства своего выступления: «Меня пригласили однажды на огромный митинг по техпропаганде (в Сокольническом парке). Когда я увидел потную толпу, тысячи людей, изнемогающих от жары и ждущих концерта после митинга, я естественно стал делать не сухой техдоклад, а «вообще». И там я сказал между прочим, что мы запоздали с продовольствием и легкой промышленностью (в связи с проблемой кадров и их квалификацией). Когда один товарищ мне возразил, я, чтобы не было недоразумений, сослался на решения XVI съезда, статьи в «Правде» и т. д.[...] Должен еще сказать, что в оборот была пущена не правленая мною стенограмма, которую я вообще долго не мог получить» (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 709. Л. 82–83).

1 См.: Сталин и Каганович. Переписка… Док. № 38, 40, 43, 55.

2 Сталин и Каганович. Переписка... Док. № 40.

3 25 cентября 1931 г. ПБ по докладу наркома коммунального хозяйства Комарова и Орджоникидзе рассматривало данный вопрос (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 850. Л. 5). Опросом членов ПБ 15 октября (Сталин в это время уже вернулся в Москву) его передали на рассмотрение в СТО (Там же. Д. 854. Л. 9).

4 5 cентября 1931 г. ПБ утвердило постановление о форсировании нефтеперевозок по водным путям (по Волге) (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 846. Л. 8, 27-30). См. также документы № 5, 6.

5 10 августа 1931 г. ПБ утвердило постановление комиссии о спецпереселенцах от 7 августа. Постановление предусматривало меры для «полного использования рабсилы спецпереселенцев и закрепления их на местах поселения, особенно для создания постоянных кадров рабочих в лесной промышленности Сибири, Урала, Сев[ерного] края и др. районов» (выделение спецпереселенцам земли под огороды и посевы, скота, налоговые льготы, организация жилищного строительства и т. д.). 31-й пункт постановления гласил: «Учитывая необходимость скорейшего отрыва молодежи спецпереселенцев от контрреволюционной части кулачества – признать возможным восстановление в правах молодежи, достигшей 18-летнего возраста, до истечения 5-лет[него] срока в тех случаях, когда эта молодежь проявила себя с положительной стороны. Подобные восстановления проводятся отделами по с[пец.]п[оселениям] через ЦИКи союзных и автономных республик или краевые и областные исполкомы, с предоставлением им права свободного проживания» (Исторический архив. 1994. № 4. С. 164–169. Публикация Г.М.Адибекова). После письма Сталина, 8 сентября 1931 г. ПБ отменило этот пункт постановления (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 11. Л. 5). См. также документ № 6.


№ 8

Сталин – Кагановичу, Молотову

20 июля 1932 г.

Кагановичу, Молотову.

Пишу вам обоим вместе, т.к. времени до отъезда фельдъегеря остается мало.

1. Капитальное строительство надо обязательно сократить минимум на 500–700 миллионов. Нельзя сокращать по легкой пром[ышленно]сти, черной металлургии, НКПС. Все остальное (даже кое-что по военному делу), особенно по совхозному строительству и т. п. нужно обязательно сократить вовсю1.

2. Я против того, чтобы покупать заграницей суда. Гораздо лучше будет купить оборудование для предприятий по цветной металлургии (медь, олово, алюминий, магний, золото, цинк и т. д.)2

3. За последнее время участились, во-первых, хищения грузов на желдортранспорте (расхищают на десятки мил. руб.), во-вторых, хищения кооперативного и колхозного имущества. Хищения организуются глав[ным] образом кулаками (раскулаченными) и другими антиобщественными элементами, старающимися расшатать наш новый строй. По закону эти господа рассматриваются как обычные воры, получают два-три года тюрьмы (формально!), а на деле через 6-8 месяцев амнистируются. Подобный режим в отношении этих господ, который нельзя назвать социалистическим, только поощряет их по сути дела настоящую контрреволюционную «работу». Терпеть дальше такое положение немыслимо. Предлагаю издать закон (в изъятие или отмену существующих законов), который бы:

а) приравнивал по своему значению железнодорожные грузы, колхозное имущество и кооперативное имущество – к имуществу государственному;

б) карал за расхищение (воровство) имущества указанных категорий минимум десятью годами заключения, а как правило – смертной казнью;

в) отменил применение амнистии к преступникам таких «профессий»3.

Без этих (и подобных им) драконовских социалистических мер невозможно установить новую общественную дисциплину, а без такой дисциплины – невозможно отстоять и укрепить наш новый строй.

Я думаю, что с изданием такого закона нельзя медлить.

4. Декрет о колхозной торговле4 несомненно в известной мере оживит кулацкие элементы и спекулянтов-перекупщиков. Первые будут стараться смутить колхозника и подбивать его к выходу из колхоза. Вторые будут влезать в щелку и пытаться перевести торговлю на свои рельсы. Понятно, что мы должны искоренить эту мразь. Предлагаю поручить ОГПУ и его местным органам:

а) взять под строгое наблюдение деревню и всех активных проповедников против нового колхозного строя, активных проповедников идеи выхода из колхозов – изымать и направлять в концлагерь (индивидуально);

б) взять под строгое наблюдение базары, рынки и всех спекулянтов и перекупщиков, если только они не колхозники (колхозников-спекулянтов лучше передавать колхозному товарищескому суду) – изымать, конфисковывать и направлять в концлагерь.

Без этих (и подобных им) мер невозможно укрепить новый строй и новую, советскую торговлю.

ОГПУ и его органы должны немедля взяться за подготовку своих сил и изучение врага. К операциям же могут приступить через месяц, не раньше5.

5. Я писал вам о преобразовании НКзема и организации нового наркомата. Я думаю, что если вы согласны с моим предложением, можно будет отнести осуществление этого дела на осень, а пока повести подготовит[ельную] работу (подбор руководящего состава и т. д.)6.

Привет!

И.Сталин7.

20/VII–32

Ф. 81. Оп. 3. Д. 99. Л. 106–113. Автограф.

Примечания:

1 23 июля 1932 г. ПБ образовало под председательством Куйбышева комиссию для рассмотрения вопроса о снижении себестоимости строительства. Ей поручили «выработать проект практических мероприятий снижения себестоимости строительства», а также сократить финансирование капитальных работ в III квартале 1932 г. на 700 млн руб.

Орджоникидзе, находившийся в отпуске, прислал в этой связи телеграмму с протестом. Успокаивая Орджоникидзе, Каганович писал ему 2 августа 1932 г.: «О сокращении капитальных вложений: на это друг мы вынуждены были пойти, финансовое положение требует этого[...] Мы писали нашему главному другу, и он счел абсолютно правильным и своевременным сократить миллионов на 700, что мы и сделали» (Девис Р.У., Хлевнюк О.В. Вторая пятилетка: механизм смены экономической политики//Отечественная история. 1994. № 3. С. 96). См. также документ № 13.

2 См. примечание 1 к документу № 14.

3 См. документы № 11, 12, 14.

4 Постановление ЦИК и СНК о колхозной торговле от 20 мая 1932 г. снимало многие ограничения на торговлю колхозов, колхозников и крестьян-единоличников на рынках. Было отменено регулирование цен. Торговлю разрешалось вести по ценам, складывающимся на рынке.

5 См. примечание 3 к документу № 14.

6 1 октября 1932 г. ПБ приняло решение о выделении из системы Наркомзема зерновых и животноводческих совхозов и организации Народного комиссариата зерновых и животноводческих совхозов СССР. Постановление предусматривало реорганизовать Трактороцентр, образовав в Наркомземе ряд отраслевых специализированных трактороцентров (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 902. Л. 9). Окончательное оформление предложения Сталина получили в январе 1933 г., когда были созданы политотделы МТС.

7 На первом листе помета: «МК» – автограф Калинина.


№ 9

Сталин – Кагановичу

22 июля 1932 г.

Кагановичу.

Я думаю, что следовало бы немедля восстановить действовавшее в прошлом году запрещение перевозок частных хлебных грузов по железным дорогам и водному транспорту. Без этой меры спекуляция будет усилена и хлебозаготовки будут подорваны1.

Сталин.

№ 66

22/VII. 32 г.2

Ф. 558. Оп. 11. Д. 78. Л. 76. Автограф.

Примечания:

1 См. документ № 10.

2 Номер и дата вписаны секретарем. Отправлена шифром 23 июля в 0 час. 17 мин. (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 78. Л. 75).


№ 10

Каганович, Молотов – Сталину

23 июля 1932 г.

Строго секретно.

Шифром.

Копия.

Сочи. Т. Сталину.

СТО уже проведено постановление об ограничении личного провоза хлеба 16 килограммами. № 57/1322/ш.

Каганович. Молотов.

23.VII.32 г.

Ф. 558. Оп. 11. Д.78. Л. 77. Заверенная машинописная копия.

 

 

Страница 3 из 6

№ 11

Сталин – Кагановичу, Молотову

[ранее 24 июля 1932 г.]

Тт. Кагановичу, Молотову.

1. Если будут возражения против моего предложения об издании закона против расхищения кооперативного и колхозного имущества и грузов на транспорте, – дайте следующее разъяснение. Капитализм не мог бы разбить феодализм, он не развился бы и не окреп, если бы не объявил принцип частной собственности основой капит[алистического] общества, если бы он не сделал частную собственность священной собственностью, нарушение интересов которой строжайше карается и для защиты которой он создал свое собственное государство. Социализм не сможет добить и похоронить капиталистические элементы и индивидуально-рваческие привычки, навыки, традиции (служащие основой воровства), расшатывающие основы нового общества, если он не объявит общественную собственность (кооперативную, колхозную, государственную) священной и неприкосновенной. Он не может укрепить и развить новый строй и социалистическое строительство, если не будет охранять имущество колхозов, кооперации, государства всеми cилами, если он не отобьет охоту у антиобщественных, кулацко-капиталистических элементов расхищать общественную cобственность. Для этого и нужен новый закон. Такого закона у нас нет. Этот пробел надо заполнить. Его, т. е. новый закон, можно было бы назвать, примерно, так: «Об охране имущества общественных организаций (колхозы, кооперация и т. п.) и укреплении принципа общественной (социалистической) собственности». Или что-нибудь в этом роде.

Если будет принято предложение, пришлите (предварительно) проект закона1.

2. В ответ на ваше письмо я писал как-то, что нужно сократить капитальные вложения на 500–700 мил. руб. по всем отраслям, за исключением НКПС, черной металлургии и легкой промышленности2. Во избежание недоразумений сообщаю, что говоря о легкой промышленности, я имел ввиду также пищевую промышленность (сахарная, консервная и т. п.)

Привет! И. Сталин3.

Ф. 81. Оп. 3. Д. 100. Л. 137–140. Автограф.

Примечания:

1 См. документы № 12, 14.

2 См. документ № 8.

3 На первой странице письма сверху надписи: «За – Молотов, Куйбышев, Ворошилов, Калинин».


№ 12

Каганович, Молотов – Сталину

24 июля 1932 г.

Строго секретно.

Копия.

Шифром.

Сочи. Т. Сталину.

Выработали следующий проект постановления Президиума ЦИК СССР, использовали текст Вашего письма.

«Ввиду того, что за последнее время участились хищения грузов на транспорте, хищения кооперативного и колхозного имущества, причем эти хищения используются кулаками, раскулаченными и другими противообщественными элементами, стремящимися этим расшатать наш новый строй, Президиум ЦИК СССР постановляет:

1. Приравнять по своему значению железнодорожные грузы, колхозное и кооперативное имущество к имуществу государственному.

2. Применять в качестве меры судебной репрессии за хищения грузов на транспорте, а равно за хищение кооперативного и колхозного имущества – высшую меру социальной защиты – расстрел с конфискацией всего имущества с заменой при смягчающих обстоятельствах лишением свободы на срок не ниже десяти лет с конфискацией имущества.

3. Отменить применение амнистии к преступникам, осужденным по этим делам.

4. Поручить судебным органам Союза и союзных республик обеспечить наиболее быстрое рассмотрение этих дел.

Просим сообщить Ваше мнение1. № 59/1324/ш.

Каганович. Молотов.

24.VII.32

Ф. 558. Оп. 11. Д. 78. Л. 85.Заверенная машинописная копия.

Примечания:

1 В тот же день Сталин ответил шифром: «Ответ пошел письмом, которое получите 25 числа» (РГАСПИ. Ф 558. Оп. 11. Д. 78. Л. 84). См. документы № 11, 14.


№ 13

Каганович – Сталину

24 июля [1932 г.]

24/VII

Здравствуйте, т. Сталин.

Ваше письмо от 20/VII получили.

1) На вчерашнем заседании ПБ мы постановили сократить финансирование капитального строительства в соответствии с Вашим письмом на 700 миллионов1. Одновременно мы связали этот вопрос с вопросом о снижении себестоимости строительства. Слушали мы доклады Наркомтяжпрома, Легпрома, Наркомлеса, НКснаба и НКПСа. Картина выявилась безотрадная: вместо снижения – повышение себестоимости. Главное: стройматериалы стоят дорого из-за транспортировки. Рабочая сила набирается без учета потребности и наличия стройматериалов. В результате огромные простои, производительность низка. Ко всему этому прибавляются высокие накладные расходы. Руководство стройками поставлено из рук вон плохо, выполнение плана измеряется количеством израсходованных денег, а не физическим объемом работ. Мы выделили комиссию для разработки конкретных мер борьбы за действительное снижение себестоимости. Что касается сокращения, то мы его проведем прежде всего за счет безпроектного строительства и строительства, не обеспеченного стройматериалами.

2) Суда можно, конечно, не закупать за границей, но в смысле платежей они не конкурируют с цветными металлами, по судам платежи лишь в 34 г., а по цветным металлам в 32–33 гг.

Вчера мы со всеми деталями разбирали заявки на закупку цветных металлов и в конце концов выяснилось, что нам придется лимиты платежей в 32 и 33 гг. немного расширить. Для 32 г. было установлено 67 м[лн] 900 тысяч, теперь придется довести до 70 мил. Для 33 г. было установлено платежей 85 мил., теперь придется довести до 88-90 мил. При всей нежелательности прибавок, но резать больше нечего, а цветные металлы придется ввезти. Суда оставим2.

3) Исключительно своевременно и по существу хорошо поставлен Вами вопрос о решительной борьбе с расхитителями грузов и особенно кооперативного и колхозного имущества, а то начал прививаться гнилой либерализм, забывающий, что кулак и в самый колхоз пролезает и изнутри организует расхищение колхозного имущества3. Если мы сейчас не перейдем в наступление на эти элементы, они будут стараться всячески расшатать колхозы и вообще наше советское хоз[яйство]. Мы набросали короткий проект закона, держались по преимуществу Ваших формулировок, послали Вам телегр[афно], если у нас не вышло, то Вы нас подправите. Может быть полезно было бы как по этому пункту, так и по последующему о задачах ОГПУ написать короткое строго закрытое письмо обкомам, крайкомам. Сообщите пожалуйста, как Вы смотрите на это.

4) Вызывали мы вчера вечером после ПБ чекистов: Менжинского и др. Прочли им пункт Вашего письма, касающийся их задач, поговорили и условились, что они разработают соответствующие мероприятия и представят нам, а мы Вам немедленно сообщим4. У нас в Москве на основании разговора с Вами еще до Вашего отъезда мы уже изъяли свыше 600 «солидных» спекулянтов-перекупщиков. По области изъято 140 организаторов групп, ставивших целью и ведших работу по подрыву колхозов, их разложения и самороспуска. Сейчас уже примерно 1/3 вышедших из колхозов вернулась обратно в колхозы. Особенно важно указание об усилении наблюдения и изучения кулацких маневров и действий в деревне, необходимо укрепить аппараты ОГПУ в районах. Я думаю дать указание Ежову и Булатову специально заняться укреплением и усилением личного состава районных аппаратов ОГПУ.

5) Слушали мы вопрос об осенних с[ельско]х[озяйственных] кампаниях. Выделили комиссию и предложили исходить из нежелательности и недопустимости раздувания цифр расширения посевных площадей, а сосредоточиться на качестве обработки5. Одним словом, в духе Вашего письма.

Ворошилов сделал сообщение о своих наблюдениях по засоренности полей на Северном Кавказе, правда с некоторыми преувеличениями, главным образом в части обобщений, но он правильно указал на безобразную засоренность полей, с которой борьба слаба6. Это тоже иллюстрация к тому, что Вы писали о качестве хозяйствования НКЗема. Безусловно, наступило время для реорганизации и подъема работы НКЗ на новую ступень хозяйствования по существу7. Видимо, решить этот вопрос можно будет в период пленума ЦК.

6) О Досках почета у нас получились некоторые разноречия: у меня, например, сомнения, нужны ли эти доски во всех заводах, как это предложено. Мне казалось, что Ваша мысль сводилась к тому, чтобы выделить не только людей, но и завод, как он построен, по срокам, по качеству, себестоимости и т. д., а если эти доски ставить по всем заводам, то это будет не доска почета, а просто справочная доска. Посылаем Вам проект и прошу дать Ваши замечания.

Привет Вам. Ваш Л. Каганович.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 740. Л. 104-111. Автограф.

Примечания:

1 См. примечание 1 к документу № 8.

2 См. документ № 8 и примечание 1 к документу № 14.

3 См. примечание 2 к документу № 14.

4 См. документы № 8, 14.

5 В комиссию входили Калинин, Маркевич, Муралов, Криницкий, Варейкис, Гайстер и Осинский. Проект постановления, выработанный комиссией, был принят ПБ 1 августа 1932 г. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 894. Л. 2).

6 Обсудив предложение Ворошилова, ПБ предложило НКЗему СССР в двухдекадный срок представить проект мероприятий по борьбе с сорняками и по улучшению качества обработки земли для повышения урожайности (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 893. Л. 3).

7 См. примечание 6 к документу № 8.


№ 14

Сталин – Кагановичу

26 июля [1932 г.]

Здравствуйте, т. Каганович!

Письмо от 24/VII получил.

1) Если суда можно закупить с платежом не ранее 1934 года, то я не возражаю против покупки судов1.

2) В своем письме я говорил о закупке не цветных металлов, а оборудования для производства цветных металлов. Это, как известно, не одно и тоже. Я думаю, что в контрольных цифрах 33 г. производство цветных металлов займет одно из первых мест. Это имел я в виду, говоря об оборудовании по цветным металлам.

3) Я думаю, что целесообразнее было бы объединить в одном законе вопрос об охране колхозной и кооперативной собственности, равно как железнодорожных грузов c вопросом об охране самих колхозов, т.е. о борьбе с теми элементами, которые применяют насилие и угрозы или проповедуют применение насилия и угроз к колхозникам с целью заставить последних выйти из колхоза, с целью насильственного разрушения колхоза. Закон можно разбить на три раздела, из коих первый раздел будет трактовать о грузах железнодорожных и водного транспорта с обозначени[ем] соответствующего наказания, второй раздел будет трактовать о колхозном и кооперативном имуществе (собственности) с соответствующим наказанием, а третий раздел – об охране самих колхозов от насилий и угроз со стороны кулацких и других антиобщественных элементов с указанием, что преступления по таким делам, т.е. по последним делам, будут караться тюрьмой от 5-ти до 10 лет с последующим заключением в концлагерь сроком на 3 года и без права применения амнистии2. Я думаю, что по всем этим трем пунктам нужно действовать на основании закона («мужик любит законность»), а не на базе лишь практики ОГПУ, при этом, понятно, что роль ОГПУ здесь не только не будет умалена, а – наоборот – будет усилена и «облагорожена» («на законном основании», а не «по произволу» будут орудовать органы ОГПУ).

Что касается борьбы со спекулянтами и перекупщиками как на базарах и рынках, так и на селе, то здесь нужен специальный закон (и здесь лучше будет орудовать в порядке закона), который, ссылаясь на предыдущий закон о колхозной торговле, где говорится об искоренении перекупщиков и спекулянтов, предпишет органам ОГПУ высылать спекулянтов и перекупщиков в концлагерь сроком на 5-8 лет без права применения амнистии3.

Понятно?

В этом духе и надо изменить мои предложения, изложенные в предыдущих письмах.

4) Безобразия происходят со снабжением металлом Сталинградского тракторного, АМО и Автозавода. Это позор, что болтуны из Наркомтяжа все еще не удосужились наладить снабжение. Пусть ЦК возьмет немедля под свой непрерывный контроль заводы, снабжающие СТЗ, АМО и Автозавод сталью («Красный октябрь» и т. п.), и ликвидирует этот прорыв4. Пора начать привлечение к ответственности руководства заводов, обязанных снабжать сталью автотракторные предприятия. Если Орджоникидзе станет скандалить, его придется заклеймить как гнилого рутинера, поддерживающего в Наркомтяже худшие традиции правых уклонистов.

5) Посылаю вам письмо Кавтарадзе5. Я думаю, что его надо вам вызвать и помочь ему.

Привет! И. Сталин.

26/VII

Ф. 81. Оп. 3. Д. 100. Л. 1–7. Автограф.

Примечания:

1 1 сентября 1932 г. ПБ приняло предложенный наркоматами внешней торговли и водного транспорта проект постановления о закупке судов на европейском рынке (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 13. Л. 84, 86). См. также документы № 8, 13.

2 Предложения Сталина были реализованы в известном законе от 7 августа 1932 г. «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности» (СЗ. 1932. Ст. 360; Правда. 1932. 8 августа). См. документы № 8, 11, 12.

3 2 августа 1932 г. ПБ предложило ОГПУ «в 3-дневный срок представить в ЦК конкретные мероприятия по борьбе с спекуляцией, спекулянтами и перекупщиками хлеба» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 13. Л. 52). 13 августа 1932 г. ПБ по предложению Кагановича приняло решение утвердить декрет о борьбе со спекуляцией и опубликовать его 23 августа, а письмо Менжинского органам ОГПУ о борьбе со спекуляцией принять к сведению и разослать копию его всем членам ЦК (Там же. Оп. 3. Д. 896. Л. 13). Постановление ЦИК и СНК СССР о борьбе со спекуляцией предусматривало применение к спекулянтам и перекупщикам заключение в концентрационный лагерь сроком от 5 до 10 лет без права применения амнистии. См. документы № 8, 13.

4 8 августа 1932 г. ПБ приняло постановление по вопросу о снабжении качественной сталью автотракторной промышленности, в котором, в частности, предлагалось НКТП «в 2-х дневный срок представить помесячные планы обеспечения автотракторных заводов сталью с точным распределением заказов по каждому заводу и указанием сроков их выполнения» (РГАСПИ. Ф.17. Оп. 3 Д. 895. Л. 7, 21–23).

5 Письмо отсутствует.


№ 15

Каганович – Сталину

5 ноября [1932 г.]

5/ ХI

Здравствуйте, Дорогой т. Сталин!

Наши постановления вы уже знаете. Кроме того, что мы вам передали, мы приняли еще ряд мероприятий по линии ОГПУ, прокуратуры, промтоваров, военной и т. д. Посылаю их вам для ознакомления. Весь вопрос теперь в их осуществлении. Завернули мы машину основательно, но должен вам прямо сказать, что расхлябанность, мягкотелость здесь исключительная во всех отраслях работы.

На совещании секретарей Кубанских районов мы увидели в их лице что угодно, но только не секретарей. Это земцы, кооператоры, ходатаи мужика перед партией. В этом духе пришлось их и стыдить, ругать и выправлять.

Вчера мы провели совещание директоров совхозов, картина еще более гнусная. Люди выступали, с одной стороны, как нищие, просящие христа ради, а с другой, некоторые выступали разлаженно и даже антипартийно. Если снимать, то пришлось бы снимать больше половины, кое-кого придется снять, а остальных нужно выправить. В станице никто на хлеб и сев не нажимал. Суды приговаривали, но приговоры не выполнялись, ясно, что при таком положении над нами издеваются, срезают колосья, а потом говорят, что обмолот показал плохой урожай. Создана новая сеть ручных мельниц. Контрреволюционеры сидят спокойно. Да и обстановка и наша негодная работа, т.е. работа местных организаций, либерализм, бездействие и оппортунизм благоприятствуют созданию антисоветских организаций. Теперь приходится возмещать то, что пропущено, это неизбежно приведет к некоторым перегибам. Будем бороться, чтобы их не допускать, но так как все это будет предприниматься ударно, то всего до конца трудно будет избежать. Во всяком случае, главная задача здесь сейчас – это сломить саботаж несомненно организованный и руководимый из единого центра.

Ну на этом сейчас кончу. Сейчас еду из Краснодара в станицы. Думаю направиться в самую злостную Полтавскую, где имеется 400 человек учителей, врачей и техников + полковники, есаулы и т. п.1

Привет! До свидания.

Ваш Л. Каганович.

P. S. Т. Ягода вам подробно расскажет. Л. Каганович.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 740. Л. 177–180. Автограф.

Примечания:

1 22 октября 1932 г. ПБ командировало Кагановича во главе комиссии ЦК на Северный Кавказ «в целях усиления хебозаготовок» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 904. Л. 11). В состав комиссии входили Микоян, Чернов, Юркин, Гамарник, Шкирятов, Ягода, Косарев. 2 ноября комиссия прибыла в Ростов-на-Дону. В тот же день было проведено совещание секретарей сельских райкомов партии, а 4 ноября – совещание директоров совхозов края. Под руководством Кагановича в Северо-Кавказском крае проводилась чистка партийной организации, массовые аресты «контрреволюционеров» и депортации крестьян в отдаленные районы страны. В декабре 1932 г. было полностью выселено на Урал все население упоминаемой в письме станции Полтавская (более 9 тыс. человек) (см. подробнее: Ивницкий Н. А. Коллективизация и раскулачивание (начало 30-х годов). М., 1994. С. 193–196).


№ 16

Каганович, Рындин, Чернов – Сталину, Молотову, Жданову

9 октября 1934 г.

Записка по прямому проводу.

Москва. ЦК ВКП(б). Тт. Сталину, Молотову, Жданову.

Передаем вам разработанное нами и принятое обкомом постановление Челябинского обкома и оргкомитета советов. Из самого постановления видно положение с заготовками, потребовавшее от нас такого постановления. Просим вас одобрить это постановление, также считаем, что оно должно быть напечатано в местных газетах. Посылаем вам отдельно пункт не для печати. Ждем вашего ответа.

Каганович, Рындин, Чернов1.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 86. Л. 41.Подлинник. Машинопись.

Примечания:

1 Далее приведен текст постановления Челябинского областного комитета партии и оргкомитета советов «О ходе хлебозаготовок в Челябинской области» от 8 октября 1934 г. (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 86 Л. 41–48).

В конце постановления в разделе «Пункт не для печати» давалась директива уполномоченному НКВД по Челябинской области «ускорить следствие и передачу в суд ряда имеющихся в производстве дел о контрреволюционных группах, организовавших саботаж хлебозаготовок, поломку машин и расхищение общественной собственности», прокурору Челябинской области и председателю областного суда предложено «организовать без задержек в ближайшие же дни несколько процессов с применением высшей меры наказания» (Там же. Л. 48–49).

В тот же день Сталин ответил согласием (Там же. Л. 41). 10 октября ПБ утвердило это постановление (Там же. Ф. 17. Оп. 3. Д. 953. Л. 41).

 

 

Страница 4 из 6

№ 17

Каганович – Сталину, Молотову, Жданову

9 октября 1934 г.

Из Челябинска в 11 час. 45 мин. 9.Х.1934 г.

Москва. ЦК ВКП(б). Тт. Сталину, Молотову, Жданову.

Считал бы возможным предоставить право на один месяц тройке в составе Рындина, Чернова и Шохина утверждать приговоры суда о высшей мере наказания.

Прошу сообщить ваше мнение1.

Каганович.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 86. Л. 23. Подлинник. Машинопись.

Примечания:

1 В тот же день Двинский переслал телеграмму Кагановича Сталину в Сочи за № 129 (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 86. Л. 52). См. документы № 16, 18, 19.


№ 18

Сталин – Кагановичу, Молотову, Жданову

9 октября 1934 г.

Ваш № 129. Не пойму в чем дело. Если можете, лучше бы обойтись без тройки, а утверждать приговора можно в обычном порядке1.

Сталин.

№ 89

9/Х. 34 г.2

Ф. 558. Оп. 11. Д. 86. Л. 52.Автограф.

Примечания:

1 См. документы № 17, 19.

2 Номер и дата вписаны секретарем. 10 октября отправлена шифром из Сочи в 0 час. 10 мин. (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 86. Л. 50).


№ 19

Каганович – Сталину, Молотову, Жданову

10 октября 1934 г.

Из Барабинска в 20 час. 28 мин. 10.Х.1934 г.

Москва. ЦК ВКП(б). Тт. Сталину, Молотову, Жданову.

Можно утверждать приговора судов в обычном порядке в Москве с ускорением ответа в Челябинск. Просьбой о тройке я имел в виду дать этим трем товарищам права, как даны ЦК ВКП(б) т. Эйхе по Сибкраю, то есть утверждение приговора судов о высшей мере наказания1.

Каганович2.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 86. Л. 55. Подлинник. Машинопись.

Примечания:

1 См. документы № 16 – 18. Обычный порядок вынесения приговоров к высшей мере наказания предусматривал их согласование с комиссией ПБ по политическим делам. Однако периодически этот порядок нарушался. В частности, 19 сентября 1934 г. по предложению Молотова ПБ предоставило право секретарю Западно-Сибирского крайкома Эйхе давать санкцию на применение высшей меры наказания в крае в течение сентября-октября 1934 г. (См. Сталинское Политбюро в 30-е годы. Сборник документов. М., 1995. С. 65).

2 Внизу слева помета: «Сочи послано».


№ 20

Сталин – Кагановичу, Ежову, Молотову

7 сентября 1935 г.

Кагановичу, Ежову, Молотову.

Как Евдокимов, так и Шеболдаев утверждают, что назначение Енукидзе уполномоченным ЦИКа1 создало двусмысленное положение для партии, правительства и местных организаций в Кисловодске. Он исключен из партии и вместе с тем он выше местных организаций по положению, так как он является уполномоченным ЦИКа. Так как Енукидзе не сознает своего падения, а скромностью он не страдает, то он берется контролировать местные организации, дает им задание, распределяет отдыхающих ответственных товарищей по санаториям, дает им помещение и вообще действует так, как, например, Метелев в Сочи. Люди, оказывается, поговаривают о том, что исключение Енукидзе из партии есть по сути дела маневр для отвода глаз, что он послан в Кисловодск для отдыха, а не для наказания, что он будет восстановлен осенью, так как у него в Москве «есть свои друзья». А сам Енукидзе, оказывается, доволен своим положением, играет в политику, собирает вокруг себя недовольных и ловко изображает из себя жертву разгоревшихся страстей в партии. Двусмысленность положения усугубилась тем, что Енукидзе ездил к Серго, гостил у него и беседовал «о делах», а Орахелашвили, будучи в Кисловодске, дни и ночи проводил вместе с Енукидзе.

Мне кажется, что назначая Енукидзе уполномоченным ЦИКа, мы не учли этих обстоятельств и допустили ошибку, ставящую партию в двусмысленное положение.

Я думаю, что надо немедля ликвидировать допущенную ошибку, освободить его от занимаемой должности и назначить на другую, меньшую работу, скажем в Ростове, в Харькове, Новосибирске или в другом месте, но не в Москве и не в Ленинграде2. Калинин и Шкирятов одобряют мое мнение.

Сталин.

НР 41, 42.

21-20

7/1Х.35 г.3

Ф. 558. Оп. 11. Д. 89. Л. 71-76. Автограф.

Примечания:

1 13 мая 1935 г. ПБ освободило Енукидзе от обязанностей председателя ЦИК Закавказья и назначило его уполномоченным ЦИК СССР по Минераловодческой группе (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 963. Л. 37).

2 См. документ № 22.

3 Номер, дата и время вписаны секретарем. Отправлена шифром из Сочи 8 сентября в 0 час. 36 мин. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. 963. Л. 70).


№ 21

Сталин – Кагановичу

8 сентября 1935 г.

8/IХ 35 г.

Т. Кагановичу.

1) Возвращаю проект соглашения МНР с Манджуго. Внес поправки, на которых настаиваю1.

2) Голосую за проект о Хорезме2.

3) Письмо Канделаки читал. Дела идут у нас в Германии, по-видимому, не очень плохо. Посылаю его Вам. Передайте от меня т. Канделаки привет и скажите, чтобы он настаивал на получении от немцев всего, что нужно нам по военному делу и красителям3.

4) Посылаю Вам записку Агранова о группе Енукидзе из «старых большевиков» («старых пердунов» по выражению Ленина). Енукидзе – чуждый нам человек4. Странно, что Серго и Орахелашвили продолжают вести дружбу с ним.

Пока все. Привет! И. Сталин.

P. S. Возвращаю проект о школьных и письменных принадлежностях. Внес незначительные поправки. Голосую за5.

И. Ст.

Ф. 81. Оп. 3. Д. 100. Л. 91–94. Автограф.

Примечания:

1 Текст соглашения между МНР и Маньчжоу-Го по вопросу о пограничной комиссии был утвержден ПБ 13 сентября 1935 г. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 18. Л. 141).

2 Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О мероприятиях по развитию хлопководства и производства семенной люцерны в Хорезмском оазисе» было утверждено ПБ 14 сентября 1935 г. Сталин согласился с проектом, не сделав никаких поправок (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 1078. Л. 136–139).

3 9 апреля 1935 г. в Берлине были подписаны советско-германские соглашения: о погашении советских платежных обязательств, о советских поставках в Германию и текущих заказах СССР, о дополнительных заказах СССР в Германии (ДВП. Т. ХVIII. С. 270–274). 3 сентября 1935 г. торгпред СССР в Германии Канделаки прислал Сталину письмо, в котором информировал об успешной реализации этих соглашений и о трудностях с размещением военных заказов (АП РФ. Ф. 3. Оп. 64. Д. 663. Л. 128–129).

4 Записка Агранова отсутствует. В начале 1935 г. НКВД сфабриковало так называемое «кремлевское дело» о «заговоре» ряда служащих и работников комендатуры Кремля, которые якобы под руководством Л.Б.Каменева готовили покушение на Сталина (Известия ЦК КПСС. 1989. № 7. С. 86–93). В связи с этим «делом» на пленуме ЦК в июне 1935 г. Енукидзе был обвинен в попустительстве заговорщикам, выведен из состава ЦК, исключен из партии и отправлен на работу в провинцию. В 1937 г. Енукидзе был расстрелян. См. также документы № 20, 22.

5 Внесенный отделом школ ЦК проект постановления СНК и ЦК о школьных письменных принадлежностях был в основном принят ПБ 31 августа 1935 г. Комиссии под председательством Жданова было поручено окончательно отредактировать постановление (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 970. Л. 3). 14 сентября ПБ утвердило постановление в окончательном виде (Там же. Д. 971. Л. 37, 118–125).


№ 22

Каганович – Сталину

10 сентября 1935 г.

Шифровка.

Из Москвы 10. 1Х. 35 г. в 1 час. 04 мин.1Вх. № 45.

Сочи. Сталину.

Во исполнение Вашей телеграммы2 приняли сегодня следующее решение:

«а) Освободить Енукидзе А.С. от работы Уполномоченного ЦИК СССР по Кисловодскому курорту.

б) Назначить Енукидзе начальником Харьковской конторы Цудортранса.

в) Утвердить Уполномоченным ЦИК СССР по Кисловодскому курорту Ганштака»3. НР 67.

Каганович.

Ф. 588. Оп. 11. Д. 89. Л. 89. Подлинник. Машинопись.

1 На сохранившейся в деле машинописной копии стоит дата 9 сентября (РГАСПИ. Ф.558. Оп. 11. Д. 89. Л. 90).

2 См. документ № 20.

3 Решение ПБ об освобождении Енукидзе было оформлено 11 сентября (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 971. Л. 30).


№ 23

Ежов, Каганович – Сталину

17 августа 1936 г.

Шифровка.

Из Москвы 17/VIII–36 г. в 21 час. 52 мин.Вх. № 2.

Сочи. Тов. Сталину.

Освещение в печати процесса контрреволюционной троцкистско-зиновьевской террористической группы наметили следующим образом:

1) В «Правде» и «Известиях» печатаются ежедневно отчеты о процессе в размере одной полосы. В других газетах печатаются отчеты о процессе размером до половины полосы. Обвинительное заключение и речь прокурора печатаются полностью. Все отчеты рассылаются через ТАСС, имеющий для этого необходимый аппарат. Помимо этого в газетах печатаются статьи и отклики по ходу процесса (резолюции и т. п.). Весь материал проходит в печать с визой тт. Стецкого, Таля, Мехлиса, Вышинского и Агранова. Общее наблюдение возложить на тов. Ежова.

2) Из представителей печати на процесс допускаются: а) Редактора крупнейших центральных газет, корреспонденты «Правды» и «Известий»; б) Работники ИККИ и корреспонденты для обслуживания иностранных коммунистических работников печати; в) Корреспонденты иностранной буржуазной печати.

Просятся некоторые посольства. Считаем возможным выдать билеты лишь для послов – персонально.

Просим вашего согласия1. НР 2.

Ежов, Каганович.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 93. Л. 21. Подлинник. Машинопись.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 55. Л. 37. Машинописный текст с правкой Кагановича.

1 Шифровка о согласии Сталина была отправлена из Сочи 18 августа в 18 час. 42 мин. (РГАСПИ. Ф.558. Оп. 11. Д. 93 Л. 20).

№ 24

Каганович – Сталину

17 августа [1936 г.]

17/VIII

Здравствуйте, Дорогой т. Сталин!

1) Тов. Литвинов прислал проект письма Лиге Наций. Посылаю его Вам, до Вашего ответа мы никаких решений принимать не будем1.

2) О Пятакове дали очень серьезные показания Голубенко, Логинов и Мрачковский, протоколы Вам посланы. Они все показывают, что он был руководителем украинского террористического центра. В качестве участника они указывают и на Лившица. Мы полагаем, что вряд ли можно сейчас пускать в печать статью Пятакова2 и вообще как быть с ним? Серго уговорился с ним (до получения показаний), что Пятаков поедет сейчас на Урал, а потом можно будет уговориться о ДВК. Просим Вас сообщить нам Ваше мнение, как о статье, так и вообще, как с ним быть?3

3) Сегодня беседовали с тт. Вышинским и Ульрихом и установили:

1) слушание дела начать 19-го в 12 ч[асов] дня с расчетом окончания суда 22-го; 2) допрос вести в следующем порядке: 1) Мрачковский, 2) Евдокимов, 3) Дрейцер, 4) Рейнгольд, 5) Бакаев, 6) Пикель, 7) Каменев, 8) Зиновьев, 9) Смирнов, 10) Ольберг, 11) Берман-Юрин, 12) Гольцман, 13) Н.Лурье, 14) М.Лурье, 15) Тер-Ваганян, 16) Фриц Давид.

2) Роль Гестапо выявлять в полном объеме.

3) Если обвиняемые будут называть Пятакова и других, не препятствовать. Если у Вас будут указания по этим пунктам, просим сообщить4.

Привет Вам. Ваш Л.Каганович5.

P. S. Об известиях Вам пишет т. Ежов.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 743. Л. 54–55. Автограф.

Примечания:

1 22 августа 1936 г. Литвинов направил генеральному секретарю Лиги Наций письмо с предложениями о мерах, способствующих применению принципов Статута Лиги Наций в области коллективной безопасности и санкций против государств-агрессоров. (См.: ДВП. Т. ХIХ. С. 399–401).

2 См. примечание 1 к документу № 33.

3 10–11 сентября 1936 г. опросом членов ЦК Пятаков был исключен из состава ЦК. 12 сентября Пятаков, находившийся в это время в командировке на Урале, был арестован (Реабилитация. Политические процессы 30–50-х годов. М. 1991. С. 219).

4 Речь идет о подготовке открытого судебного заседания по делу так называемого "антисоветского объединенного троцкистско-зиновьевского центра", известного как первый большой московский процесс, который состоялся 19–24 августа 1936 г.

5 На первом листе в левом верхнем углу помета: «Мой арх[ив].Cт[алин]».


№ 25

Сталин – Кагановичу, Ежову

19 августа 1936 г.

Москва. ЦК ВКП(б).

Кагановичу, Ежову.

Читал письмо Радека на мое имя насчет его положения в связи с процессом троцкистов. Хотя письмо не очень убедительное, я предлагаю все же снять пока вопрос об аресте Радека и дать ему напечатать в «Известиях» статью за своей подписью против Троцкого. Статью придется предварительно просмотреть1.

Сталин.

№ 5

19/VIII. 36 г.2

Ф. 558. Оп. 11. Д. 93. Л. 35. Автограф.

Примечания:

1 См. примечание 1 к документу № 33.

2 Номер и дата вписаны секретарем. В тот же день отправлена шифром из Сочи в 15 час. 56 мин. (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 93. Л. 34).


№ 26

Каганович, Ежов – Сталину

19 августа 1936 г.1

Товарищу Сталину.

Направляем первую информацию [о] процессе.

1. Суд открылся [в] 12 часов дня формальным опросом обвиняемых о вручении им обвинительного заключения.

На вопрос председателя суда – знакомы ли обвиняемые с материалами обвинения и обвинительным заключением, – все ответили утвердительно. Никаких заявлений по этому поводу нет.

2. На вопрос председателя суда – имеют ли подсудимые какие-либо отводы составу суда, – все подсудимые ответили, что отводов нет.

3. На вопрос подсудимым – имеются ли какие-либо заявления, поступил ответ Зиновьева и Каменева.

Зиновьев и Каменев подали следующие заявления:

а) Зиновьев заявил, что он целиком подтверждает показания Бакаева о том, что последний докладывал Зиновьеву о подготовке террористического акта над Кировым и, в частности, о непосредственном исполнителе Николаеве. Кроме того, дополнительно, Зиновьев сообщил, что в день убийства Кирова член ленинградского центра Мандельштам выехал лично к Зиновьеву для доклада. Мандельштам доложил Зиновьеву все обстоятельства убийства Кирова 2.

б) Каменев просит допросить свидетеля Яковлева, только после его, Каменева, опроса.

4. Зачитано обвинительное заключение. После оглашения обвинительного заключения все подсудимые опрошены – признают ли себя виновными - все ответили: «Да признаем».

Оговорки сделали трое:

а) Смирнов заявил:

входил в состав объединенного центра;

знал о том, что центр организован с террористическими целями;

получил лично директиву от Троцкого о переходе к террору. Однако сам лично в подготовке террористических актов участия не принимал.

б) Гольцман заявил, что признает себя виновным. Подтвердил получение письменной директивы от Троцкого о переходе к террору и о том, что эту директиву передал центру и, в частности, Смирнову. В то же время оговаривает, что лично участия в подготовке террористических актов не принимал.

в) Тер-Ваганян признал себя виновным только в пределах данных им показаний (входил в состав террористического центра и др., согласно его показаниям в протоколе).

5. На иностранных корреспондентов признание всех подсудимых в своей виновности произвело ошеломляющее впечатление.

6. После перерыва начался допрос Мрачковского. Держится спокойно. Все показания подтвердил и уточнил. Совершенно угробил Смирнова. Смирнов вынужден под давлением показаний и прокурора подтвердить в основном показания Мрачковского. Даже хорошо, что он немного фрондирует. Попал благодаря этому [в] глупое положение. Все подсудимые набрасываются на Смирнова.

7. Дальнейшем ходе процесса информируем вечером.

Каганович, Ежов3.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 93. Л. 32–33. Подлинник. Машинопись.

Подписи – автографы.

Примечания:

1 На первом листе наклеена телеграфная лента: «Передано 19 августа 1936 года 19 час. 15 мин. Перед[ала] Захарова, прин[ял] Афонин».

2 Пункт а) по левому полю отчеркнут красным карандашом.

3 На телеграмме имеется помета по верхнему полю: «послать через т. Воловича. 12008».


№ 27

Каганович, Ежов – Сталину

20 августа 1936 г.1

Сочи. Паукеру.

Товарищу Сталину.

1. В утреннем и вечернем заседаниях допрошены: Мрачковский, Евдокимов, Дрейцер, Рейнгольд, Бакаев и Пикель.

2. Наиболее характерным из их допросов является следующее:

а) Мрачковский целиком подтвердил всю фактическую сторону своих показаний на предварительном следствии и уточнил эти показания. Особенно убедительны показания в отношении роли Троцкого и Смирнова. Это наиболее важное в показаниях Мрачковского.

б) Евдокимов полностью подтвердил показания на предварительном следствии и дополнил рядом важных деталей. Наиболее убедительны в его показаниях подробности убийства Кирова по прямому поручению Троцкого, Зиновьева, Каменева, его – Евдокимова и других.

в) Дрейцер подтвердил все показания на предварительном следствии. Особо остановился на роли Троцкого, Смирнова и Мрачковского. В отношении их дал подробнейшие показания. Особенно нападал на Смирнова за попытку последнего замазать свою роль в организации террора.

г) Рейнгольд целиком подтвердил данные на предварительном следствии показания и уточнил их в ряде мест. Наиболее характерным в его показаниях является:

подробное изложение двух вариантов плана захвата власти (двурушничество, террор, военный заговор);

подробное сообщение о связи с правыми и о существовании у правых террористических групп (Слепков, Эйсмонт), о которых знали Рыков, Томский и Бухарин;

сообщение о существовании запасного центра в составе Радека, Сокольникова, Серебрякова и Пятакова;

сообщение о плане уничтожения следов преступления путем истребления как чекистов, знающих что-либо о преступлении, так и своих террористов;

сообщение о воровстве государственных средств на нужды организации при помощи Аркуса и Туманова.

д) Бакаев целиком подтвердил показания на предварительном следствии. Очень подробно и убедительно рассказал об убийстве Кирова и о подготовке убийства Сталина в Москве. Особо настаивал на прямой причастности к этому делу Троцкого, Зиновьева, Каменева, Евдокимова. Немного преуменьшая свою роль, обижался, что они раньше ему не все говорили2.

е) Пикель целиком подтвердил показания на предварительном следствии. В основном повторял показания Рейнгольда. Особое внимание уделил самоубийству Богдана, заявив, что фактически они убили Богдана, что покончил самоубийством по настоянию Бакаева. Накануне самоубийства Богдана Бакаев просидел у него всю ночь и заявил ему, что надо либо утром покончить самоубийством самому, либо они его уничтожат сами. Богдан избрал первое предложение Бакаева.

3. Особо отмечаем на процессе поведение следующих подсудимых:

а) Смирнов занял линию будто бы он, являясь членом троцкистско-зиновьевского центра и зная о террористических установках, сам не участвовал в практической деятельности организации, не участвовал в подготовке террористических актов и не разделял установок Троцкого – Седова. Перекрестными допросами всех подсудимых Смирнов тут же неоднократно уличается во лжи. Под давлением показаний других подсудимых, Смирнов на вечернем заседании вынужден был признать ряд уличающих его фактов и стал менее активен3.

б) Зиновьев при передопросах прокурора о правильности фактов, излагаемых подсудимыми, подавляющее большинство наиболее важных из них, признает. Оспаривает мелочи, вроде того –

присутствовали точно те лица или другие при разговорах о планах террора, и т. п. Держится более подавленно, чем все остальные.

в) Каменев при передопросах прокурора о правильности сообщаемых подсудимыми фактов подавляющее большинство их подтверждает. В сравнении с Зиновьевым держится более вызывающе. Пытается рисоваться4.

4. Некоторые подсудимые, и в особенности Рейнгольд, подробно говорили о связи с правыми, называя фамилии Рыкова, Томского, Бухарина, Угланова. Рейнгольд, в частности, показал, что Рыков, Томский, Бухарин знали о существовании террористических групп правых.

Это произвело особое впечатление на инкоров. Все инкоры в своих телеграммах специально на этом останавливались, называя это особенно сенсационным показанием.

Мы полагаем, что в наших газетах при опубликовании отчета о показаниях Рейнгольда не вычеркивать имена правых.

5. Многие подсудимые называли запасной центр в составе Радека, Сокольникова, Пятакова, Серебрякова, называя их убежденными сторонниками троцкистско-зиновьевского блока. Все инкоры в своих телеграммах набросились на эти показания, как на сенсацию и передают в свою печать. Мы полагаем, что5 при публикации отчета в нашей печати эти имена также не вычеркивать6.

Ежов, Каганович7.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 93. Л. 42–46. Подлинник. Машинопись.

Подписи – автографы.

Примечания:

1 В конце телеграммы наклеена телеграфная лента: «20 августа 1936 года 2 час. 50 мин. Перед[ала] Захарова, прин[ял] Афонин».

2 Пункт «д» по левому полю отчеркнут красным карандашом.

3 Далее зачеркнута фраза: «в целом, надо сказать, что положение его глупее».

4 Далее зачеркнута фраза: «изображая из себя вождя».

5 Конец фразы первоначально был такой: «скрыть эти показания в нашей печати невозможно».

6 Далее в проекте письма был пункт 6, который сохранился не полностью: «На всех без исключения инкоров процесс произвел ошеломляющее впечатление. По сообщению Таля, Астахова и чекистов, инкоры не сомневаются в виновности всех подсудимых и, в частности, Троцкого, Зиновьева, Каменева. Особое впечатление на них производит передопрос Каменева, Зиновье[ва]...».

7 По тексту письма имеется правка Кагановича.

 

 

Страница 5 из 6

№ 28

Каганович, Ежов, Орджоникидзе – Сталину

22 августа 1936 г.

Шифровка.

Из Москвы 22/VIII-36 г. в 17 час. 46 мин.Вх. № 6.

Сочи. Тов. Сталину.

Сегодня утром застрелился Томский. Оставил письмо на Ваше имя, в котором пытается доказывать свою невиновность1. Вчера же на собрании ОГИЗа в своей речи Томский признал ряд встреч с Зиновьевым и Каменевым, свое недовольство и свое брюзжание. У нас нет никаких сомнений, что Томский также как и Ломинадзе2, зная, что теперь уже не скрыть своей связи с зиновьевско-троцкистской бандой, решил спрятать концы в воду путем самоубийства.

Думаем: 1) Похоронить там же в Болшеве. 2) Дать завтра в газете следующее извещение:

«ЦК ВКП(б) извещает о том, что кандидат в члены ЦК ВКП(б) М.П.Томский, запутавшись в своих связях с контрреволюционными троцкистско-зиновьевскими террористами, 22-го августа на своей даче в Болшеве покончил жизнь самоубийством»3.

Просим сообщить ваши указания. НР 7.

Каганович, Ежов, Орджоникидзе.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 93. Л. 55. Подлинник. Машинопись.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 55. Л. 41. Подлинник. Машинопись.

Подписи – автограф Кагановича.

Примечания:

1 Предсмертное письмо Томского см.: Родина. 1996. № 2. С. 92–93.

2 Секретарь Закавказского краевого комитета ВКП(б) В.В.Ломинадзе в 1930 г. был снят со своего поста за участие в так называемой «группе Сырцова – Ломинадзе» и через некоторое время назначен секретарем Магнитогорской партийной организации. В январе 1935 г. Ломинадзе покончил жизнь самоубийством после того, как узнал, что в НКВД были сфабрикованы материалы о его участии в «контрреволюционной организации».

3 Информация о самоубийстве Томского была опубликована в «Правде» 23 августа.


№ 29

Каганович, Чубарь – Сталину

22 августа 1936 г.1

Из Москвы телеграмма. Нр 48.

Сочи. Тов. Сталину.

Сегодня получили от Второго Интернационала следующую телеграмму:

«Председателю Совнаркома. Мы сожалеем, что в момент, когда мировой рабочий класс объединен в своих чувствах солидарности с испанскими рабочими в их защите демократической республики, в Москве начался крупный политический процесс. Несмотря на то, что обвиняемые в этом процессе – Зиновьев и его товарищи – всегда были заклятыми врагами социалистического Рабочего Интернационала и Международной Федерации Профсоюзов, мы не можем воздержаться от просьбы, чтобы обвиняемым были обеспечены все судебные гарантии, чтобы им было разрешено иметь защитников, совершенно независимых от правительства, чтобы им не были вынесены смертные приговоры и чтобы, во всяком случае, не применялась какая-либо процедура, исключающая возможность апелляции. Председатель Социалистического Рабочего Интернационала Де-Брукер. Секретарь Адлер. Председатель Международной Федерации профсоюзов Ситрин. Секретарь Шевенельс».

Мы думаем, что отвечать им не следует. Просим сообщить Ваше мнение2.

Каганович, Чубарь.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 93. Л. 58. Подлинник. Телеграфная лента.

Примечания:

1 Внизу телеграммы наклеена телеграфная лента: «Передано 22 августа 1936 года 18 час. 15 мин. Перед[ала] Захарова. Прин[ял] Афонин».

2 См. документ № 30.


№ 30

Сталин – Кагановичу

22 августа 1936 г.

Кагановичу.

Ваш номер 7 согласен1.

Согласен также с тем, чтобы не отвечать Второму Интернационалу. Но думаю, что надо опубликовать телеграмму Второго Интернационала, сказать в печати, что СНК не считает нужным отвечать, так как приговор – дело Верховного суда и там же высмеять и заклеймить в печати подписавших телеграмму мерзавцев, как защитников банды убийц, агентов Гестапо – Троцкого, Зиновьева, Каменева, заклятых врагов рабочего класса2.

Сталин.

№ 10

22/VIII.36 г.3

Ф. 558. Оп. 11. Д. 93. Л. 55, 55 об. Автограф.

Примечания:

1 См. документ № 28.

2 См. документ № 29. Телеграмма руководителей II Интернационала и Международной федерации профсоюзов была опубликована в советских газетах 23 августа. Публикация была дана под заголовком «Презренные защитники убийц и агентов гестапо» и сопровождалась грубыми комментариями.

3 Номер и дата вписаны секретарем. В тот же день отправлена шифром из Сочи (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 93 Л. 54).


№ 31

Каганович, Орджоникидзе, Ворошилов, Чубарь, Ежов – Сталину

22 августа 1936 г.

Копия.

Секретно.

Шифром.

Тов. Сталину.

На вечернем заседании, после речи Вышинского, все подсудимые отказались от защитительных речей. Сейчас на суде произносятся последние слова подсудимых. Процесс окончится завтра.

Передаем Вам шифром текст приговора1, опустив формальную часть – перечисление фамилий. Просим сообщить Ваши указания. № 1181/ш.

Каганович, Орджоникидзе, Ворошилов, Чубарь, Ежов.

22/VIII-36 г.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 93. Л. 65. Заверенная машинописная копия.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 55. Л. 42. Автограф Кагановича. Подписи – автографы.

Примечания:

1 Текст приговора не публикуется.


№ 32

Сталин – Кагановичу

23 августа 1936 г.

Москва. ЦК ВКП.

Кагановичу.

Первое, проект приговора по существу правилен1, но нуждается в стилистической отшлифовке. Второе, нужно упомянуть в приговоре в отдельном абзаце, что Троцкий и Седов подлежат привлечению к суду или находятся под судом или что-либо другое в этом роде. Это имеет большое значение для Европы, как для буржуа, так и для рабочих. Умолчать о Троцком и Седове в приговоре никак нельзя, ибо такое умолчание будет понято таким образом, что прокурор хочет привлечь этих господ, а суд будто бы не согласен с прокурором. Третье. Надо бы вычеркнуть заключительные слова: «приговор окончательный и обжалованию не подлежит». Эти слова лишние и производят плохое впечатление. Допускать обжалование не следует, но писать об этом в приговоре неумно. Четвертое, звания Ульриха и членов нужно воспроизвести полностью, а насчет Ульриха надо сказать, что он председательствующий не какого-либо неизвестного учреждения, а военной коллегии Верхсуда2.

Сталин.

№ 11

23/VIII

23-103

Ф. 558. Оп. 11. Д. 93. Л. 62-64. Автограф.

Примечания:

1 См. документ № 31.

2 24 августа 1936 г. Поскребышев передал в Сочи для Сталина следующую телеграмму: «Чечулину. По поручению т. Кагановича передаю, что звание Ульриха «армвоенюрист» и членов суда «диввоенюрист» по сообщению компетентных лиц не расшифровывается. Поскребышев. 24/8–36 года 21 час. 40 мин.» (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 93. Л. 81).

3 Номер, дата и время вписаны секретарем. В тот же день отправлена шифром из Сочи в 17 час. 07 мин. (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 93. Л. 61).


№ 33

Сталин – Кагановичу

23 августа 1936 г.

Москва. ЦК ВКП.

Кагановичу.

Первое. Статьи у Раковского, Радека и Пятакова получились неплохие1. Судя по корреспондентским сводкам инокорреспонденты замалчивают эти статьи, имеющие большое значение. Необходимо перепечатать их в газетах в Норвегии, Швеции, Франции, Америке, хотя бы коммунистических газетах. Значение их состоит между прочим в том, что они лишают возможности наших врагов изображать судебный процесс как инсценировку и как фракционную расправу ЦК с фракцией Зиновьева – Троцкого. Второе. Из показания Рейнгольда2 видно, что Каменев через свою жену Глебову зондировал французского посла Альфана на счет возможного отношения францпра к будущему «правительству» троцкистско-зиновьевского блока. Я думаю, что Каменев зондировал также английского, германского и американского послов. Это значит, что Каменев должен был раскрыть этим иностранцам планы заговора и убийств вождей ВКП. Это значит также, что Каменев уже раскрыл им эти планы, ибо иначе иностранцы не стали бы разговаривать с ним о будущем зиновьевско-троцкистском «правительстве». Это – попытка Каменева и его друзей заключить прямой блок с буржуазными правительствами против совпра. Здесь же кроется секрет известных авансовых некрологов американских корреспондентов. Очевидно, Глебова хорошо осведомлена во всей этой грязной области. Нужно привести Глебову в Москву и подвергнуть ее ряду тщательных допросов. Она может открыть много интересного.

Сталин.

№ 12 и 13

23/VIII.36 г.3

Ф. 558. Оп. 11. Д. 93. Л. 77-80. Автограф.

Примечания:

1 Статьи бывших лидеров оппозиции Раковского, Радека и Пятакова с резким осуждением Троцкого, Зиновьева, Каменева и требованиями их расстрела были опубликованы в газетах 21 августа.

2 См. документ № 27.

3 Номер и дата вписаны секретарем. В тот же день отправлена шифром из Сочи в 23 час. 36 мин.(РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 93. Л. 76).


№ 34

КАГАНОВИЧ – СТАЛИНУ

27 августа 1936 г.

Шифровка.

Из Москвы 27/VIII–36 г. в 4 час. 30 мин.Вх. № 12.

Сочи. Тов. Сталину1.

Передаю Вам проект обращения к Норвежскому правительству. Прошу дать указания.

Каганович.

«По поручению моего2 правительства, имею честь заявить нижеследующее: 1-го декабря 1934 года в Ленинграде был убит секретарь областного комитета3 коммунистической партии4, член президиума Центрального исполнительного комитета советов4 С.Киров. Судебным следствием было установлено, что убийство было совершено членом террористической организации, ставившей себе задачу террористические акты против членов Советского правительства и других руководящих лиц. Это было признано на суде5 самим убийцей Кирова, а также его сообщниками. Дополнительным следствием, а также судебным разбирательством, имевшим место в Москве 19–23 сего6 августа7, было далее установлено, что означенная террористическая организация была создана по инициативе ныне проживающего в Норвегии Л.Троцкого, который давал подробные указания своим сообщникам в СССР для убийства Сталина, Ворошилова, Кагановича, Орджоникидзе и других членов правительства и местных организаций8. Троцкий с этой целью посылал9 из заграницы специальных агентов. Все изложенные факты были подтверждены на открытом судебном разбирательстве10 всеми привлеченными к судебному следствию сообщниками и агентами Троцкого.

Таким образом, можно считать установленным, что проживающий в Норвегии Л.Троцкий является организатором и руководителем, и вдохновителем11 террористических действий, имеющих целью убийство членов Советского правительства и вождей советского народа.

Доводя вышеизложенное до сведения Норвежского правительства, Советское правительство полагает, что дальнейшее предоставление убежища Л.Троцкому, организатору террористических действий, может наносить ущерб существующим между СССР и Норвегией дружественным отношениям и противоречило бы современным понятиям о нормах международных отношений. Можно по этому случаю вспомнить, что, в связи с убийством югославского короля Александра и французского министра иностранных дел Барту, отношение правительств к подготовке на их территории террористических действий против членов других правительств было предметом обсуждения в Совете Лиги Наций 10-го декабря 1934 года, когда было констатировано обязанность членов Лиги помогать друг другу в борьбе с терроризмом и даже было признано желательным заключение с этой целью международной конвенции.

Советское правительство твердо12 рассчитывает, что Норвежское правительство не преминет принять соответствующие меры для лишения Троцкого дальнейшего права убежища на Норвежской территории»13. Нр 22, 23.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 93. Л. 110–111. Подлинник. Машинопись.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 55. Л. 56–58. Машинописный текст с правкой Кагановича.

Примечания:

1 В левом верхнем углу Сталин написал: «Проект составлен неряшливо» и сделал многочисленные пометы по тексту.

2 Сталин исправил «моего» на «Советского».

3 Сталин исправил «секретарь областного комитета» на «член Центрального Комитета».

4 Сталин вставил «СССР».

5 Сталин вставил «в конце 1934 года».

6 Слово «сего» Сталин вычеркнул.

7 Далее Сталин вставил «1936 года».

8 «Местных организаций» Сталин заменил на «руководящих лиц».

9 Сталин вставил «в СССР».

10 Сталин вставил «в августе 1936 года».

11 Сталин вычеркнул «и вдохновителем».

12 Сталин вычеркнул «твердо».

13 На черновике обращения имеется помета: «За. М.Калинин» (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11 Д. 55. Л. 57). См. также документы № 35, 36.


№ 35

Каганович – Сталину

27 августа 1936 г.

Шифровка.

Из Москвы 27/VIII-36 г. в 21 час. 52 мин.Вх. № 14.

Сочи. Тов. Сталину.

Седов живет сейчас в Париже, поэтому Литвинов предлагает поручить Гиршфельду заявить Дельбосу в менее официальной форме, но в том же виде, как и норвежцам, о лишении Седова права убежища, но без опубликования в печати.

Прошу сообщить ваше мнение1. НР 25.

Каганович.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 93. Л. 115. Подлинник. Машинопись.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 55. Л. 60. Автограф Кагановича.

Примечания:

1 Сталин ответил согласием в тот же день шифром из Сочи в 24 час. 00 мин (РГАСПИ.Ф. 558. Оп. Д. 55. Л. 114). См. также документы № 34, 36.


№ 36

Сталин – Кагановичу

27 августа 1936 г.

Москва. ЦК ВКП.

Кагановичу.

Я думаю, что можно согласиться с Литвиновым о передаче норвежскому правительству нашей ноты в устной форме, а не в письменной с тем, однако, чтобы об этом было дано сообщение в прессе1.

Я думаю, что такую же ноту надо послать в устной форме германскому правительству о Седове, сыне Троцкого.

Одновременно с посылкой ноты норвежскому правительству необходимо взять в атаку верхушку норвежской рабочей партии. Эта верхушка, видимо, посвящена во все секреты Троцкого, ввиду чего она в своей газете решительно защищает Троцкого. Этой норвежской сволочи надо бросить в лицо открытое обвинение в поддержке уголовно-террористических замыслов Троцкого.

Сталин2.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 93. Л. 108–109. Автографы Сталина и Чечулина.

Примечания:

1 27 августа 1936 г. ПБ приняло решение передать норвежскому правительству ноту о лишении Троцкого права убежища в устной форме с тем, чтобы об этом было дано сообщение в прессе (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 20. Л. 60). Под давлением советского руководства правительство Норвегии сначала приняло решение об интернировании Троцкого, а затем в конце 1936 г. выслало его в Мексику. См. также документы № 34, 35.

2 Текст, выделенный курсивом, записан Чечулиным, внизу документа имеется его пометка «Дописано под диктовку тов. Сталина. 27/VIII. 36 г.». В тот же день передано телефонограммой из Сочи (РГАСПИ. Ф. 81. Оп. 3. Д. 101. Л. 79).


№ 37

Сталин – Кагановичу

28 августа 1936 г.

Москва. ЦК ВКП. Кагановичу.

Следовало бы перевести на европейские языки отчет о судебном процессе в том виде, в каком он печатался в «Правде» и «Известиях». Обвинительный акт придется включить, речь прокурора также, последние слова обвиняемых обязательно. Издать надо не от Партиздата или «Правды», а от Наркомюста СССР. Это надо сделать поскорее и распространить заграницей широко.

Сталин.

№ 20

28/VIII.36 г.1

Ф. 558. Оп. 11. Д. 93. Л. 118. Автограф.

1 Номер и дата вписаны секретарем. В тот же день отправлена шифром из Сочи в 14 час. 15 мин. (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 93. Л. 117). 28 августа 1936 г. ПБ оформило решение по предложению Сталина (Там же. Ф. 17. Оп. 3. Д. 980. Л. 72). Материалы процесса были изданы на европейских языках. См., например: Report of Court Proceedings. The Case of Trotskyite-Zinovievite Terrorist Centre heard before the Military Collegium of the Supreme Court of the USSR. Moscow. August 19–24, 1936. Moscow. 1936. В дальнейшем были изданы также материалы двух последующих «больших» московских процессов – января 1937 и марта 1938 гг.

№ 38

Сталин – Кагановичу

29 августа 1936 г.

Москва. ЦК ВКП.

Кагановичу.

Почему только «Правда» критикует верхушку Норвежской рабочей партии1, а «Известия» молчат? Почему «Известия» не критиковали обращение Ситрина и других в Совнарком2? Почему «Известия» оказались нейтральными? Обяжите «Известия» атаковать и верхушку Норвежской рабочей партии и Ситрина. Сообщите, что сделано Литвиновым для того, чтобы выдворить Троцкого из Норвегии, а Седова из Франции? Почему нет сообщения в печати?

Сталин3.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 93. Л. 124-125.Автограф.

Примечания:

1 См. документ № 36.

2 См. документы № 29, 30.

3 К письму имеется приписка Чечулина: «Эту телеграмму тов. Сталин не посылал, т. к. в «Известиях» заметка с критикой была им обнаружена».


№ 39

Каганович, Ежов – Сталину

29 августа 1936 г.

Телеграмма.

Из Москвы 29/VIII–36 г. в 22 час. 40 мин.

Сочи. Тов. Сталину.

1) В соответствии с Вашими указаниями составили следующий проект директивы:

«Всем секретарям обкомов, крайкомов и ЦК нацкомпартий. В связи с тем, что за последнее время в ряде партийных организаций имели место факты снятия с работы и исключения из партии без ведома и согласия ЦК ВКП(б) назначенных решением ЦК ответственных работников и в особенности директоров предприятий, ЦК разъясняет, что такие действия местных партийных организаций являются неправильными. ЦК обязывает обкомы, крайкомы и ЦК нацкомпартий прекратить подобную практику и во всех случаях, когда местные партийные организации располагают материалом, ставящим под сомнение возможность оставления в партии назначенного решением ЦК работника, передавать эти материалы на рассмотрение ЦК ВКП(б).

ЦК ВКП(б)»1.

2) Кроме того, в связи с опубликованием в сегодняшнем номере «Известий» неправильной заметки о директоре тов. Табакове под заголовком «Разоблаченный враг» мы наметили следующее решение:

«О заметке "Разоблаченный враг" ("Известия" от 29.VIII.1936 г.). ЦК ВКП(б) устанавливает неправильность обвинения партийной организацией Саткинского завода "Магнезит" Челябинской области директора завода тов. Табакова в пособничестве и покровительстве расстрелянному троцкисту-террористу Дрейцеру.

ЦК ВКП(б) постановляет:

1). Отменить решение партийной организации Саткинского завода "Магнезит" об исключении тов. Табакова из партии.

2). Указать редактору газеты "Челябинский рабочий" тов. Сыркину, что он поступил неправильно, опубликовав решение заводской партийной организации о тов. Табакове без проверки правильности выдвинутых против него обвинений.

3). Признать правильным отстранение редакцией "Известий" от работы Челябинского корреспондента газеты тов. Дубинского за сообщение им в "Известия" без проверки данных о тов. Табакове, взятых из местной газеты.

4). Предложить редакции "Известий" вместе с опубликованием извещения о настоящем решении ЦК ВКП(б) по данному вопросу дать редакционное примечание с указанием на ошибочность напечатания в "Известиях" указанной заметки».

Просим сообщить Ваше мнение2. НР 3.

Каганович, Ежов.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 93. Л. 135–136. Подлинник. Машинопись.

Ф. 81. Оп. 3. Д. 101. Л. 97–99. Машинописная копия.

Примечания:

1 Директива была разослана на места 31 августа 1936 г. (АП РФ. Ф. 3. Оп. 22. Д. 150. Л. 129).

2 Сталин ответил согласием 30 августа (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 93. Л. 134). 31 августа 1936 г. ПБ утвердило это постановление (Там же. Ф. 17. Оп. 3. Д. 980. Л. 79). На следующий день оно было опубликовано в газетах.

 

Страница 6 из 6

№ 40

Сталин – Кагановичу

5 сентября 1936 г.

Москва. ЦК ВКП. Кагановичу.

Читал ответ норвежского правительства о Троцком. Что думаете предпринять?1

Сталин.

№ 28

5/IХ. 36 г.2

Ф. 558. Оп. 11. Д. 94. Л. 23. Автограф.

Примечания:

1 См. документ № 41.

2 Номер и дата вписаны секретарем. В тот же день отправлена шифром из Сочи в 22 час. 31 мин.(РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 94 Л. 22).


№ 41

Каганович – Сталину

6 сентября 1936 г.

К сожалению, мы запоздали с обсуждением вопроса об ответе Норвежскому правительству. Сегодня же обсудим и сообщим Вам ответ.

Л.Каганович1.

6.IХ.36 г.

Ф. 558. Оп .11. Д. 94. Л. 29. Подлинник. Машинопись.

Примечания:

1 В верхнем правом углу имеется помета: «Передано т. Чечулину по телефону». См. также документы № 34–36, 38, 40, 43.


№ 42

Сталин – Кагановичу, Молотову

6 сентября 1936 г.

Кагановичу, Молотову.

«Правда» в своих статьях о процессе зиновьевцев и троцкистов провалилась с треском. Ни одной статьи, марксистски объясняющей процесс падения этих мерзавцев, их социально-политическое лицо, их подлинную платформу – не дала «Правда». Она все свела к личному моменту, к тому, что есть люди злые, желающие захватить власть, и люди добрые, стоящие у власти, и этой мелкотравчатой мешаниной кормила публику.

Надо было сказать в статьях, что борьба против Сталина, Ворошилова, Молотова, Жданова, Косиора и других есть борьба против Советов, борьба против коллективизации, против индустриализации, борьба, стало быть, за восстановление капитализма в городах и деревнях СССР. Ибо Сталин и другие руководители не есть изолированные лица, – а олицетворение всех побед социализма в СССР, олицетворение коллективизации, индустриализации, подъема культуры в СССР, стало быть, олицетворение усилий рабочих, крестьян и трудовой интеллигенции за разгром капитализма и торжество социализма.

Надо было сказать, что кто борется против руководителей партии и правительства в СССР, тот стоит за разгром социализма и восстановление капитализма.

Надо было сказать, что разговоры об отсутствии платформы у зиновьевцев и троцкистов – есть обман со стороны этих мерзавцев и самообман наших товарищей. Платформа была у этих мерзавцев. Суть их платформы – разгром социализма в СССР и восстановление капитализма. Говорить этим мерзавцам открыто о такой платформе было невыгодно. Отсюда их версия об отсутствии платформы, принятая нашими головотяпами на веру.

Надо было, наконец, сказать, что падение этих мерзавцев до положения белогвардейцев и фашистов логически вытекает из их грехопадения, как оппозиционеров, в прошлом.

Ленин еще на Х съезде партии говорил, что фракция или фракции, если они в своей борьбе против партии будут настаивать на своих ошибках, обязательно должны докатиться при советском строе до белогвардейщины, до защиты капитализма, до борьбы против Советов, обязательно должны слиться с врагами Советской власти. Это положение Ленина получило теперь блестящее подтверждение. Но оно, к сожалению, не использовано «Правдой».

Вот в каком духе и в каком направлении надо было вести агитацию в печати. Все это, к сожалению, упущено.

Сталин1.

№ 29 и 30

6.IХ. 36.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 94. Л. 32–39. Автограф.

Ф. 82. Оп. 2. Д. 1421. Л. 287. Машинописная копия.

Примечания:

1 Отправлена шифром из Сочи 6 сентября в 4 час. 5 мин. (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 94. Л. 31).


№ 43

Молотов, Каганович – Сталину

6 сентября 1936 г.

С. секретно.

Копия.

Шифром.

Тов. Сталину.

Поручили Литвинову составить ноту Норвежскому правительству, в которой раскритиковать ответ норвежцев и заявить, что признаем ответ норпра неудовлетворительным, и что мы возлагаем на норпра ответственность за последствия. Текст ноты сообщим вам завтра. № 1280/ш.

Молотов. Каганович1.

6.IХ.36 г.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 94. Л. 30. Заверенная машинописная копия.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 55. Л. 71. Автографы Молотова и Кагановича.

Примечания:

1 См. документ № 41.


№ 44

Каганович, Молотов – Сталину

7 сентября 1936 г.

Шифровка.

Из Москвы 7/IХ–36 г. в 21 час. 10 мин.Вх. № 24.

Сочи. Тов. Сталину.

Посылаем проект заявления полпреда СССР Норвежскому правительству: «Я довел до сведения Советского правительства заявление норвежского правительства, сделанное мне министром юстиции Ли третьего числа сего месяца. Советское правительство, к сожалению, не находит возможным признать это заявление удовлетворительным и отвечающим дружеским отношениям, существующим между СССР и Норвегией. Советское правительство заявляет, что своим ответом Норвежское правительство взяло на себя всю ответственность за эффективность принятых им мер и за последствия дальнейшего пребывания Троцкого в Норвегии».

Кроме того, мы наметили оставшиеся заказы в Норвегии на триста тысяч рублей снять.

Просим сообщить Ваше мнение1. НР 36.

Каганович, Молотов.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 94. Л. 62. Подлинник. Машинопись.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 55. Л. 72. Машинописный текст с правкой Кагановича. Подписи – автографы.

Примечания:

1 Сталин ответил согласием шифром из Сочи 8 сентября в 0 час. 40 мин. (РГАСПИ.Ф. 558. Оп. 11 Д. 94. Л. 61). См. документы № 34–36, 38, 40.


№ 45

Каганович – Сталину

9 сентября 1936 г.1

Сталину.

Передаю точный текст сообщения Прокуратуры в печати. Номер 15. Каганович.

«В Прокуратуре Союза ССР. В настоящее время Прокуратурой Союза ССР закончено расследование по поводу сделанных на процессе троцкистско-зиновьевского террористического центра в Москве 19 и 20 августа с. г. некоторыми обвиняемыми указаний о причастности в той или иной степени к их преступной контрреволюционной деятельности Н.И.Бухарина и А.И.Рыкова.

Следствием не установлено юридических данных для привлечения Н.И.Бухарина и А.И.Рыкова к судебной ответственности, в силу чего настоящее дело дальнейшим следственным производством прекращено»2.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 94. Л. 64. Подлинник. Машинопись.

1 Внизу наклеена телеграфная лента: «Передано 9 сентября 1936 года 22 часа 25 мин. Перед[ала] Захарова, прин[ял] Афонин».

2 См. документ № 48.

№ 46

Каганович – Сталину

11 сентября 1936 г.

Тов. Сталину.

Считаем само собой разумеющимся необходимость немедленного снятия Пятакова с поста заместителя Наркомтяжпрома. Думаем только, что до опубликования сообщения прокуратуры о результатах следствия можно бы не публиковать о снятии в газетах.

Прошу Ваших указаний1.

Каганович.

11/IХ–36 г.2

Ф. 558. Оп. 11. Д. 94. Л. 84. Подлинник. Машинопись.

1 См. документ № 47.

2 Ниже даты имеется помета: «Принято по телефону».

№ 47

Сталин – Кагановичу

11 сентября 1936 г.1

Лучше сейчас же снять Пятакова с поста зама, не дожидаясь результатов следствия2.

Сталин.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 94. Л. 84. Автограф.

Примечания:

1 Датируется по помете секретаря на документе: «Передано по телефону 11/IХ.36 г.».

2 См. документ № 46. В этом же деле имеется записка секретаря: «Двинский – Чечулину. Т. Каганович спрашивает, публиковать сейчас же, или не публиковать. Чечулин передал слова т. Сталина: „публиковать не надо“» (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 94. Л. 87).

9 сентября Двинский направлял в Сочи на голосование Сталину шифровку: «Из Москвы 9/IХ–36 г. в 23 час. 10 мин. Вх. № 29. Сочи. Тов. Сталину. На голосование. „На основании неопровержимых данных установлено, что член ЦК Пятаков Ю.Л. поддерживал тесные связи с террористическими группами троцкистов и зиновьевцев. ПБ, считая, что такое поведение Пятакова не совместимо с пребыванием в составе ЦК и с принадлежностью к ВКП(б), вносит на голосование членов ЦК предложение об исключении Пятакова из состава членов ЦК и из рядов ВКП(б). Секретариат ЦК ВКП(б)“. Двинский» (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11 Д.94. Л. 75). На шифровке Сталин написал: «За».

11 сентября 1936 г. было оформлено постановление ПБ о снятии Пятакова без опубликования этого решения в печати (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 980. Л. 26).


№ 48

Каганович – Сталину

14 сентября [1936 г.]

14/IX

Здравствуйте, дорогой т. Сталин!

1) На основании шифровки Сурица Литвинов предложил послать ноту протеста Германии в связи с оскорбительными и резкими выступланиями на Нюренберг[ском] съезде фашистов. Мы думаем, что этого делать не следует1.

Опыт последнего месяца показывает, что применение нами указанной вами тактики недопущения истерики и соблюдения спокойствия и выдержки, целиком себя оправдывает.

Просим сообщить нам ваше мнение. Записку Литвинова посылаю вам. Посылаю также его две записки в связи с его поездкой в Женеву2.

В этих записках он ставит след[ующие] вопросы:

1) О предоставлении в распоряжение Лиги Наций международной авиационной силы в 1000 самолетов.

2) О противодействии капитулянтским настроениям в Чехословакии.

3) Об оформлении наших отношений с Тур[цией].

4) О постановке вопроса об едином крупном оборонительном антигерманском блоке.

Все эти вопросы непосредственно острого значения сейчас не имеют. Мы все же обещали сообщить. Если найдете эти вопросы существенными для нынешнего момента, прошу сообщить ваше мнение.

2) Иранское правительство сообщило нашему торгпреду о желании вести переговоры о поставке и монтаже нами Ирану оборудования для разных предприятий: шести хлопчатобумажных фабрик, мясокомбината, шести сахарных заводов и еще некоторых, общая стоимость оборудования и монтажа его выразится примерно в 60 млн долларов. Поставка в течении 6-7 лет.

Оплата за правительственные поставки будет производиться сырьем. Немцы сейчас стараются втереться в это дело. Наркомвнешторг запрашивает наше мнение. Мы не остановились на каком-либо проекте решения, но мне казалось, что отказываться от разговоров вряд ли следует.

Просим сообщить ваше мнение.

3) Обсуждали мы на днях вопрос о лимитах расходования муки. Комзаг и Наркомвнуторг, внесли предложения пойти на ограничение выдачи хлеба печеного и муки в одни руки. Мы полагали, что этого не следует делать. Может быть, это еще можно допустить в сельских районах недородных областей, и то в ограниченном количестве, но в целом этого допускать нельзя. Мы при этом исходили из вашего указания не давать поводов для измышлений и клеветы врагов3.

Я просил бы вас сообщить, правильна ли наша позиция в этом вопросе, тем более, что этот вопрос, вероятно, еще раз встанет.

4) Несколько слов об очной ставке Сокольникова – Рыкова – Бухарина. Сокольников производит впечатление озлобленного уголовного бандита, выкладывающего без малейшего смущения план убийства и их работу в этом направлении.

Рыков держал себя довольно выдержанно и все допытывался у Сокольникова, знает ли он об участии Рыкова только со слов Томского или еще кого-то. Видимо, после того как он узнал, что Сокольников знает о связи Рыкова с Зиновьевым и Каменевым только от Томского, Каменева, он, Рыков, совсем успокоился и перешел в наступление. Но и Рыков, и Бухарин главный упор делали на последних годах, что касается 31–32–33 годов, они оба явно обходили. Хотя Рыков должен был признать, что уже в 1934 г. Томский его спрашивал, идти ли ему к Зиновьеву на дачу, т.е. в год убийства Кирова. Рыков ограничился только тем, что отсоветовал Томскому, но никому об этом не сказал.

Бухарин, тот больше спорил с Сокольниковым, хотя должен был признать, что в ответ на просьбу Сокольникова о напечатании его статьи в «Известиях» Бухарин ему ответил: «Пишите с подписью полной своей фамилии, вам надо бороться за свою легальность, я Рыкову это тоже говорю». В основном он, Бухарин, это подтвердил. Бухарин после ухода Сокольникова пустил слезу и вас просил ему верить. У меня осталось впечатление, что может быть они и не поддерживали прямой организационной связи с троцкистско-зиновьевским блоком, но в 32–33, а может быть и в последующих годах, они были осведомлены о троцкистских делах. Видимо, они, правые, имели свою собственную организацию, допуская единство действий снизу. Вот на днях мне транспортные органы ГПУ дали список арестованной троцкистской группы железнодорожников в Москве, но когда я посмотрел список, там порядочно крупных углановских бывших московских работников и я думаю, что это – троцкистско-правая организация железнодорожников. Во всяком случае, правую подпольную организацию надо искать, она есть. Я думаю, что роль Рыкова, Бухарина и Томского еще выявится.

Пятаков пока показаний не дает. Очная ставка будет устроена и ему, и Радеку. Хорошо, что громим всех этих троцкистско-зиновьевских подлецов до конца.

5) Об испанских делах я вас информировал по телефону.

Сердечный вам привет и наилучшие пожелания.

Ваш Л.Каганович.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 743. Л. 56–63. Автограф.

Примечания:

1 В телеграмме в НКИД 11 сентября советский полпред в Германии Я.З.Суриц писал, что «на Нюрнберг нам необходимо дать ответ сильный и резкий, который встретит понимание и одобрение в ряде стран, но не такой, который сыграл бы на руку поджигателям войны. Этот ответ мог бы выразиться, например, в следующих мероприятиях: 1) нота протеста; 2) твердое публичное выступление одного из руководителей нашей страны; 3) приостановка поставок сырья в ущерб Германии, даже если это сопряждено с оплатой некоторых наших векселей в золоте». 19 сентября заместитель наркома иностранных дел Крестинский сообщил Сурицу директивы руководства страны: «Решено ноты не посылать. Что касается реагирования в прессе, то, как Вы видели, наша печать откликалась на партейтаг достаточно решительно, не останавливаясь перед резкими характеристиками даже членов правительства» (ДВП. Т. XIX. С. 762).

2 Записки Литвинова в связи с его поездкой на заседание Ассамблеи Лиги Наций в деле отсутствуют. Решений по этим предложениям также не удалось найти.

3 11 сентября ПБ приняло решение о торговле хлебом в четвертом квартале, в котором предусматривалось первоочередное обеспечение фондами муки и хлеба торговой сети в городских центрах (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 980. Л. 26).


№ 49

Сталин, Жданов – Кагановичу, Молотову

25 сентября 1936 г.

Москва. ЦК ВКП(б).

Тт. Кагановичу, Молотову и другим членам Политбюро ЦК1.

Первое. Считаем абсолютно необходимым и срочным делом назначение тов. Ежова на пост наркомвнудела. Ягода явным образом оказался не на высоте своей задачи в деле разоблачения троцкистско-зиновьевского блока. ОГПУ опоздал в этом деле на 4 года. Об этом говорят все партработники и большинство областных представителей Наркомвнудела. Замом Ежова в Наркомвнуделе можно оставить Агранова.

Второе. Считаем необходимым и срочным делом снять Рыкова по Наркомсвязи и назначить на пост Наркомсвязи Ягоду1. Мы думаем, что дело это не нуждается в мотивировке, так как оно и так ясно.

Третье. Считаем абсолютно срочным делом снятие Лобова и назначение на пост Наркомлеса тов. Иванова, секретаря Северного крайкома. Иванов знает лесное дело, и человек он оперативный, Лобов, как нарком, не справляется с делом и каждый год его проваливает. Предлагаем оставить Лобова первым замом Иванова по Наркомлесу.

Четвертое. Что касается КПК, то Ежова можно оставить по совместительству председателем КПК с тем, чтобы он девять десятых своего времени отдавал Наркомвнуделу, а первым заместителем Ежова по КПК можно было бы выдвинуть Яковлева, Якова Аркадьевича.

Пятое. Ежов согласен с нашими предложениями2.

Сталин. Жданов.

№ 44

25/IХ.36 г.

Шестое. Само собой понятно, что Ежов остается секретарем ЦК3.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 94. Л. 124–127. Автограф Жданова.

Примечания:

1 На копии этой записки имеется помета об ознакомлении с ней Кагановича и Молотова и отметка о передаче текста по телефону из Сочи 26 сентября в 21 час. 30 мин. (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 94. Л. 131).

В деле сохранилась записка Сталина Ягоде от 26 сентября, записанная Чечулиным: «Тов. Ягоде. Наркомсвязь дело очень важное. Это Наркомат оборонный. Я не сомневаюсь, что Вы сумеете этот Наркомат поставить на ноги. Очень прошу Вас согласиться на работу Наркомсвязи. Без хорошего Наркомата связи мы чувствуем себя как без рук. Нельзя оставлять Наркомсвязь в нынешнем ее положении. Ее надо срочно поставить на ноги. И. Сталин.»(Там же. Л. 132).

2 Предложенные кадровые перестановки были утверждены ПБ 26 и 29 сентября 1936 г. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 981. Л. 49, 50, 57).

3 Номер, дата и пункт шестой записаны Чечулиным. Послана шифром из Сочи в тот же день в 18 час. 10 мин.

На шифровке имеется помета: «Данная ш[ифров]ка посылалась т. Поспелову П.Н. 8.II.56 г., вернулась 13.IХ.57.» (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 94. Л. 123). Поспелов готовил доклад Н.С.Хрущева на ХХ съезде КПСС, в котором впервые был обнародован первый пункт шифровки без последней фразы (Реабилитация… С. 32).Фраза «ОГПУ опоздал на 4 года» в тексте шифровки не подчеркнута, как при публикации в докладе Хрущева, а вставлена.


№ 50

Каганович – Сталину

12 октября [1936 г.]

12/Х

Здравствуйте, Дорогой т. Сталин!

1) Вчера у нас было заседание ПБ. В числе ряда вопросов мы обсудили: а) О ходе выпуска автомобилей на Горьковском автозаводе, о чем Вы давали поручение по телефону. Выяснилось, что действительно ряд серьезных частей отличаются от фордовских: колесо, руль, рессоры, амортизаторы, рама, воздухоочиститель и другие. Большинство этих частей ближе к бюиковским. Дьяконов доказывал, что никакой дисгармонии в конструкции машины это не создаст. Так как никаких возможностей не было выяснить это на самом заседании, мы поручили Наркомтяжу в десятидневный срок разобрать технически этот вопрос и доложить ЦК. Кроме того, выяснилось, что помимо того, что план количественно срывается, ряд деталей выпускаются бракованными и пускаются в сборку. В результате мотор, сцепление, коробка скоростей и задний мост имеют крупные дефекты, из-за чего в Москве обнаружены ряд аварий. Мы крепко взяли в оборот Дьяконова (Дыбеца, к сожалению, не было в Москве). Пришлось также основательно покритиковать и Прамнека, который не совсем уясняет себе срыв завода, а главное валит на заводы поставщики. Через 10 дней, когда получим предложения Наркомтяжа, сообщим Вам1.

б) Пришлось нажать на украинцев по копке и возке свеклы, а то т. Микояна нет, а Беленький еле пищит и если с копкой и возкой не поспешить, мы можем потерять очень много и в количестве и в качестве свеклы. Надеемся, Вы нас не осудите за этот нажим2.

2) По вопросу о семенах, по которому Вы давали указания, сейчас проводится большая работа сельхозотделом ЦК. Выяснилось, что по гречихе ни в институтах, ни в Наркомземе нет людей, которые бы занимались сортами гречихи или хотя бы даже имели знакомство с этим вопросом. По просу – та же картина, в Наркомземе ни одного работника не оказалось по просу. По яровой пшенице установлено уже, что районирования сортов нет. Наркомзем рекомендовал для всей средней полосы, включая Сибирь, сорт цезиум 0111. Теперь установлено, что этот сорт наиболее поражается головней и уступает сортам лютесценс 062 для европейской части и сорту мильтурум 0321 для востока.

Рекомендованный Наркомземом для нечерноземной полосы сорт новинка сильно заражается ржавчиной и головней. Не исключено, что мы здесь имеем дело не только с простым головотяпством, но и с вредительством. К концу месяца вопрос будет подготовлен и тогда сообщим Вам. Точно так же и с вопросом о стоимости строит[ельства] МТС.

3) По испанским делам действуем в точном соответствии с Вашими указаниями. Заявление, которое Вы предложили сделать, оказалось, как видно из откликов, исключительно своевременным и удачным3. После обеда с испанским послом Паскуа в беседе я ему сказал, что Вы лично уделяете исключительное внимание революционной Испании и принимаете близко к сердцу их затруднения и нужды. Он очень просил передать Вам привет и благодарность. Он сказал, что испанские революц[ионные] массы знают и очень ценят это, и что Ваша популярность в Испании очень велика, что Ваши сочинения переведенные на испанский язык, читаются вместе с сочинениями Ленина широкими массами. Сам он, видимо, подавлен опасностью потери Мадрида. Сказывается, конечно, то, что он не настоящий революционер-большевик, а меньшевик. Тем не менее, мне кажется, что в стремлении поднять его оптимизм чересчур на него нажимали. Но в общем беседа прошла неплохо.

4) В связи с 50-летием Серго Севкавкрайком поставил вопрос о переименовании края и ж[елезной] д[ороги] именем т. Орджоникидзе. Просим сообщить Ваше мнение. Кроме того, мы думаем осветить соответственно в печати и дать приветствие от ЦК. Текст приветствия пришлем предварительно Вам.

5) У т. Ежова дела идут хорошо. Взялся он крепко и энергично за выкорчевывание контрреволюционных бандитов, допросы ведет замечательно и политически грамотно. Но, видимо, часть аппарата, несмотря на то, что сейчас притихла, будет ему нелояльна. Взять, например, такой вопрос, который оказывается имеет у них большое значение, это вопрос о звании. Ведутся разговоры, что генеральным комиссаром остается все же Ягода, что де Ежову этого звания не дадут и т. д. Странно, но эта «проблема» имеет в этом аппарате значение. Когда решали вопрос о наркоме, этот вопрос как-то не ставился. Не считаете ли Вы, т. Сталин, необходимым этот вопрос поставить?4

Ну на этом кончу.

В остальном стараемся исправлять недостатки и ошибки, на которые Вы указываете, и работаем на всю силу тяги. Очень рады, что Вы чувствуете себя хорошо. Сердечный Вам привет и наилучшие пожелания.

Ваш Л. Каганович.

P. S. От т. Микояна получилось письмо, в котором передает Вам пламенный привет. Л. Каганович5.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 743. Л. 64-71. Автограф.

Примечания:

1 11 октября 1936 г. ПБ приняло решение: «а) Поручить Наркомтяжпрому проверить причины неудовлетворительного качества выпускаемых Горьковским автозаводом автомашин М-1 как в отношении организации производства, методов работы и снабжения завода, так и в отношении недостатков конструкции машины. б) Предложить тт. Рухимовичу и Прамнеку внести свои предложения по улучшению качества автомашины в декадный срок» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 981. Л. 1). 14 января 1937 г. ПБ приняло постановление о строительстве Горьковского автомобильного завода, в котором предлагалось начать производство нового двигателя для легковых и грузовых машин. Окончание строительных работ по расширению завода намечалось на конец сентября 1939 г. (Там же. Д. 983. Л. 26, 113–116).

2 11 октября ПБ утвердило план сдачи свеклы урожая 1936 г. Украине были установлены предельные сроки окончания копки свеклы – 1 ноября 1936 г., окончание вывозки свеклы – 10 ноября 1936 г. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 981. Л. 3, 92–94).

3 Речь идет об указаниях Сталина по поводу заявления С.Б.Кагана на заседании Лондонского Комитета по невмешательству в дела Испании (См.: ДВП. Т. ХIХ. С. 463–464; РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 95. Л. 30–31, 85, 90–94).

4 Звание генерального комиссара государственной безопасности было присвоено Ежову 27 января 1937 г. (Лубянка. 1917–1960. Справочник. Составители Кокурин А.И., Петров Н.В. М., 1997. С. 14).

5 На первом листе в левом верхнем углу помета: «Мой архив. И. Ст[алин]».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Лазарь Моисеевич Каганович

[ опубликованы только до страницы 619 ]

Коминтерна (CX)

 

 

Беседа с Л. М. Кагановичем

(Из магнитофонной записи)

21 июня 1990 г. г. Москва

 

 

Речь НКПС Л.М. Кагановича

Выступление народного комиссара путей сообщения Лазаря Моисеевича Кагановича на празднование дня железнодорожника в 1938 году (кадры из фильма "Честь").

 

Lazar' Kaganovich speaks at Sergey Kirov funeral

 

 

Lazar Kaganovich and Joseph stalin

 

Речь Л.Кагановича (советская кинохроника)